В Новосибирске будут прослушивать студентов, добившихся исключения дагестанца из университета

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Источник: sputnikipogrom.com

Сообщают, что ректор Новосибирского медуниверситета Игорь Маринкин, в стенах которого не так давно случился скандал с Кристиной Кумедой и истеричным дагестанцем, закончившийся отправкой дагестанца на историческую родину, распорядился следить за общением студентов в социальных сетях.

"Во внутреннем распорядке вуза сказано, что использование ненормативной лексики — административное нарушение, которое ведет за собой выговор. Если ненормативная лексика применена к другому человеку в стенах института, тот, кто ее использовал, может быть отчислен. Использование брани в соцсетях теперь будет приравниваться также к нарушению, если бы оно произошло в университете«,- сказал Маринкин.

Ректор НГМУ объявил, что использование брани в соцсетях — грубое нарушение. После второго выговора за нецензурную лексику студенту грозит отчисление. По словам Маринкина, мониторить информацию он поручил отделу по воспитательной работе вуза.

При этом брань лишь предлог — на самом деле планируется следить за проявлениями национализма. Само собой, что соцсеть является личным пространством студента, в которое не имеют права вмешиваться официальные лица, и тем более чего-то от этого личного пространства требовать (это как если бы к вам в квартиру пришли бы шариковы и начали бы контролировать, что, когда, кому вы говорите), а распоряжение ректора — это в чистом виде косплей «Большого брата».

Милая особенность Эрефии — в других странах люди переодеваются эльфами и гнумами, а у нас пожилые советские бюрократы отыгрывают тоталитарные антиутопии.

Это всё понятно, но я бы хотел сказать о другом. О том, что в любом западном университете после такого приказа ректора бы поймали, раздели, вываляли бы в дегте и перьях, и прокатили на говняной тачке по всему городу.

Потому что университет — это не казарма, а добровольное сообщество профессоров и студентов, сотрудничающих не как начальники с подчиненными, а как взрослые равноправные люди, одни из которых знания передают, а другие эти знания добровольно (в отличие от обязательной средней школы) получают, и попытка ввести слежку — это абсолютное нарушение университетского социального контракта.

Но так как в России университетская культура была уничтожена большевиками (до революции университеты Империи, как и в других европейских странах, были оазисами свободомыслия и политической оппозиции), и университетский мир как сообщество умных, свободных и равных у нас не существует, а существует лайт-вариант армейской службы, где разве что полы по разнарядке мыть не заставляют (в некоторых ВУЗах, впрочем, заставляют), то никакого бунта «срочников» против «офицеров» не будет, а будет всхлип, стон и жалобы на жизнь в отвратительном формате «У нас тут такое творится… только, прошу, без указания моей фамилии!».

Вот это вот отношение к самому свободному и счастливому периоду в жизни как к тяжелой казарменной повинности, где не дай бог ослушаться офицера и получить наряд вне очереди, потом переходит во взрослую жизнь, с покорными поездками на путинги, подделками бюллетеней, социальной и политической пассивностью, и прочими болезнями нашего общества.

Раб рождается в тот момент, когда какая-то советская гнида по абсолютному произволу пытается ограничить его фундаментальное право на свободу слова, и он с этим соглашается, и он принимает, что какое-то существо Маринкин имеет право следить за ним в личном социальном пространстве, вместо того, чтобы завтра же собрать митинг и потребовать отставки возомнившего о себе мудака (как минимум).

Сейчас за вами будет следить Маринкин, потом — начальник на работе, жена, теща, дети, внуки и сотрудница Собеса, отказывающаяся вам выдавать пенсию, пока вы за Путина не проголосуете. Так жизнь подневольно и пройдет. К чему? Зачем? Живете ведь один раз, и даже если верить в Бога, то второго шанса на Земле у вас не будет, после смерти останетесь в Аду дожидаться

Второго пришествия (Иисус завещал слушаться Господа, но не ректора). Да и даже если верите в реинкарнацию, шанс, что вы опять возродитесь студентом в Новосибирске, минимальный (скорее уж тараканом где-нибудь в Африке).

Поэтому вот этот вот опыт сибирского студенчества, независимо от ваших религиозных воззрений, он у вас однажды в жизни, здесь и сейчас, и больше такого опыта вам не даст ни Будда, ни Христос, ни Аллах, ни говорящий макаронный монстр.

Так зачем тогда этот бесценный опыт, это ваше единственное сибирско-студенческое время на Земле, проживать как покорные *баные черти?
Подумайте об этом, дорогие студенты.


Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код