20 лет со дня расстрела российского парламента

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В связи с 20-тилетием расстрела российского парламента начинаю публиковать свои записки.

Эти заметки о событиях с 21 сентября по 4 октября 1993 года,
написанные по "свежей памяти", не претендуют ни на подробное изложение происходивших событий, ни на их анализ или какие-то обобщения. Здесь будут только показания очевидца, только то, что я сам видел или о чем слышал в эти дни. Вместе с тем это не может сравниться с мемурами главных участников событий, появления которых нам придется ждать еще некоторое время, хотя мои заметки и не являются взглядом "человека из толпы", что собственно станет ясно по мере их чтения. Мне все-таки кажется, что вот такой "средний" взгляд, показания "среднего" участника и свидетеля происходивших событий окажутся небезинтересными для читателя и будущего историка.

В 6 часов вечера 21 сентября в комнате за номером 207 в помещении Дзержинского районного совета было назначено очередное заседание Московского комитета Конституционно-демократической партии (Партии Народной Свободы). Обсуждались текущие партийные дела московской организа-
ции, издание ежемесячного общепартийного бюллетеня "Конституционный демократ" и прочие разности. В 19.30 из Белого Дома позвонил отсутствовавший на заседании секретарь МК Станислав Гончаров и сообщил, что в 20.00 ожидается выступление по радио Б.Н.Ельцина с обращением к народу. Днем я был в здании Верховного Совета и мне запомнился вопрос знакомого парламентского корреспондента:

- Что происходит? Почему в день, когда нет заседания ВС, здесь
так много депутатов?

Ответ на этот вопрос был дан Ельциным в 20.00. Мы слушали радио, жесткую риторику президента и до последней минуты не верили, что будут произнесены слова о роспуске парламента. Они были произнесены.

- Это - переворот. - сказал каждый из нас.

Быстро собравшись, погрузив в автомобиль моего заместителя по МК В.Балицкого черно-золотисто-белые флаги и плакаты с иконами и российским двуглавым гербом, мы уже в 20.45 открыли митинг перед зданием ВС. К этому моменту на площади Свободной России собралось менее сотни человек.

В основном это была обычная московская публика, интеллигенция, служащие, много женщин. Я произнес в мегафон: - Сегодня Ельцин в очередной раз нарушил Конституцию, но это нарушение согласно ее статье 121-6 влечет немедленное прекращение полномочий Ельцина как президента. С 20.00 21 сентября 1993 года у нас новый президент - Александр Руцкой.

Я не представился, не объявил о том, что митинг ведут кадеты.

Это казалось совершенно неважным, я забыл о партийности в критический момент истории.Не то - анпиловцы, красные флаги которых появились на площади часа через полтора.Все первые дни защиты Дома Советов внизу работала мощная звукоусилительная установка РКРП через которую Анпилов, Гусев и другие вели свою партийную пропаганду. На третий день обороны милая интеллигентная женщина сказала мне:

- Я пришла защищать Верховный Совет, а не записываться в партию Анпилова или слушать почему Анпилов - правильный, а Зюганов - бяка.

Объективно эта деятельность РКРП наносила урон делу всенародной защиты конституционного строя, работала в пользу биполярной пропагандисткой модели противостояния, т.е. "коммунисты - демократы", модели которая все эти годы усиленно навязывалась обществу ельцинской пропагандой. Вместе с тем надо отдать должное - РКРП показала себя партией организованной лучше, чем любая другая. Они не только наладили свою пропаганду, но и оборудовались житейски, включая пункты питания и прочее.

Сейчас уже начались упреки в адрес парламента, который реально
опирался как на защитников на крайние силы - коммунистов из РКРП и ВКПБ, национал-социалистов из РНЕ и других радикалов. Упреки эти безосновательны, ибо эти силы действительно защищали демократию, как это не парадоксально и не неожиданно для них самих. В то же время люди, служащие в органах охраны правопорядка - милиции, министерстве безопасности, армии, которые произнося слова присяги клялись защищать конституционный строй, фактически ничего не сделали для защиты закона и конституции; некоторые же из них изменили присяге.

В здание ВС по временным пропускам, какой был у меня, в тот вечер охрана не пропускала. Составлялись какие-то специальные списки, попасть в которые было очень не просто. Где-то около полуночи М.Г.Астафьеву удалось провести меня через кордон. Поднимаясь на 6-той этаж в кабинет Астафьева я услышал объявление о совещании представителей политических партий в
зале 16-20. Отправился туда.

На совещании разрабатывался документ - обращение политических
партий в связи с антиконституционным переворотом Ельцина. В работе уже участвовал В.Смирнов, заместитель председателя КДП(ПНС). Судя по ходу дискуссии проект был более мягкий, чем тот вариант, который возник после редакции. Тем не менее обращение было подписано всеми: от национал - большевисткой партии Э.Лимонова до социал-демократического центра  О.Румянцева, от российской партии коммунистов А.Крючкова до Всероссийского союза "Обновление" и от Фронта национального спасения до Демократической партии России. Обращение вошло в пакет основных документов, распространенных ВС в последующие дни, где также было постановление об отрешении Б.Н.Ельцина от должности и о вступлении в должность Руцкого, указы и.о. президента А.В.Руцкого, заключение Конституционного Суда и другие.

Инициатором создания Штаба общественных сил с резиденцией в
зале 16-20 оказался Союз возрождения России. Мелькнул и исчез Д.Рогозин, но члены СВР составили основу аналитического центра, который успешно работал первые дни и ночи.Фактически он распался после паники и эвакуации персонала в пятницу на первой неделе событий.

В ночь на четверг в Штабе общественных сил была составлена аналитическая записка на имя Руцкого, в которой предлагалось в случае крайней необходимости принести в жертву Дом Советов, т.е. оставить его на волю победителей, т.к. защитить при штурме здание ВС невозможно и бессмысленно, а самому и.о.президента и народным депутатам переехать в другой город.

Локализация народной поддержки парламента рамками удаленной от людских взоров площади Свободной России также смущала нас. Было решено внести предложение о проведении в пятницу манифестации протеста от Белого Дома до стен Кремля. Вместе с депутатом Моссовета, членом СВР и РХДД А.Савельевым я подготовил листовку в виде обращения к и.о.президента А.В.Руцкому с просьбой разрешить манифестацию. Под обращением расписались народные депутаты: М.Астафьев, И.Шашвиашвили, С.Михайлов, В.Аксючиц и другие. Многие из депутатов, к которым мы обращались, отлавливая их фойе зала заседаний съезда и в буфете, отказались подписать обращение,  считая, что выдвижение демонстрантов в центр города может привести к столкновению с милицией и кровопролитию.
В 3 часа ночи пятницы мне удалось получить заверения помощника и.о.президента г.Краснова, что акция поддерживается Руцким. Необходимо было срочно сделать тираж обращения.

Побежал в одну из комнат, которую занимало РХДД и где были размещены мощные копировальные машины, привезенные в здание ВС Аксючицем. На этих машинах размножались материалы съезда в виде спецвыпусков газеты РХДД "Путь", впоследствие видимо за это и закрытой. Все материалы размножались только с санкции В.Аксючица, на что мне и было указано. В ответ я показал на подпись Аксючица под обращением.

Обещали размножить к утру.

В Штабе общественных сил я разыскал В.Милитарева из Социал-демократической партии и договорился, что утром он заберет у христанских демократов тираж обращения. В шесть утра уехал  домой - спать. Вернувшись в ВС к двум часам дня обнаружил, что ничего не сделано. РХДД огрызалось в грубой форме.

Анализируя сегодня эту попытку вынести сопротивление антиконституционному перевороту на московские улицы, я сознаю, что она действительно могла привести к столкновениям с ОМОН и, может быть, даже к жертвам. Но нельзя не отметить, что в эти дни режим применял тактику мирного удушения ВС, суть которой сводилась к относительно простой формуле: не замечать. ВС как бы не существовал, хотя в Белом Доме и находились каки-то люди, и что-то говорили, что-то писали, что-то решали, но они уже были отрезаны от правительственных линий связи (а вскоре и от междугородней связи, а затем и телефонной связи воообще), указами Ельцина лишены газет, радио и телевидения. Именно эта мягкая тактика правительства позволяла надеяться, что на том первом этапе демонстрация прошла бы достаточно мирно.

Как бы там не было, попытка вывести манифестантов на улицы Москвы в пятницу 24 сентября сорвалась. К этому моменту в Белом Доме отключили электроэнергию и Дом перешел на автономное энергоснабжение от дизельной электростанции.

Остановились лифты. Редкое, пока еще, милицейское окружение в основном занималось блокадой подвоза в ВС продуктов питания и топлива.

Активно заработал отдел ВС по связям с политическими партиями
и общественными организациями, созданный примерно за месяц до событий и возглавляемый депутатами В.И.Новиковым (фракция беспартийных) и И.М.Виноградовой (фракция "Свободная Россия"). Отдел был создан слишком поздно и надо признать, что за время своего существования ВС не поощрял развитие многопартийности в стране.

В четверг в здании Краснопресненского райсовета состоялось заседание представителей политических партий и других общественных организаций. Силами центристкого межпартийного клуба, каковым по сути является Союз возрождения России, был подготовлен проект резолюции, с моей точки зрения недостаточно радикальный. В нем шла речь о "нулевом варианте" компромиса между ВС и Ельциным. В своем выступлении я настаивал на том, что компромис начинается только после безусловного соблюдения Конституции, а значит признания того факта, что сегодня "Ельцин - никто, и звать его - никак". Только после этого съезд мог бы принять соответствующие поправки в Конституцию, объявить прямые досрочные выборы Верховного Совета и президента, сохранив институт Съезда либо в существующем депутатском составе до истечения их сроков полномочий, либо сформировать Съезд из депутатов вновь избранного Верховного Совета и депутатов, делегированных от высших представительных органов субъектов Федерации. Второй вариант был бы предпочтительнее.
Нужно отметить, что практически все выступления были весьма
решительными в части осуждения государственного переворота, совершенного 21 сентября, но когда дело дошло до принятия общего заявления тон оказался сниженным почти до шепота. В компромисном варианте дальше призыва включить в здании ВС электроэнергию и требования нулевого варианта собрание не продвинулось. Это несомненно было связано с закулисной деятельностью г. Тихонова, председателя партии Консолидации, ранее мне почти неизвестной.

Впоследствие я узнал, что среди двух заместителей екатеринбургского предпринимателя г. Тихонова, один является сыном бывшего главы администрации президента Петрова, а другой - зятем самого Ельцина.

Требования г. Тихонова почему-то (тогда мне это было неясно) нашли отклик в сердцах г. Вартазаровой (Социалистическая партия трудящихся) и г. Жарихина (Народная партия "Свободная Россия") и были поддержаны главой Союза возрождения России г.Рогозиным. Позже я понял, что уже тогда дело было напрямую связано с подготовкой к новым выборам, а перечисленные выше партии намеревались встроиться в единую коалицию правого и левого центра, которую намеревался возглавить отставной секретарь Совета Безопасности г. Скоков. Мое приглашение на собрание было связано также с прошупыванием возможности вступления в коалицию кадетской партии.

Позднее была проведена еще одна встреча, показанная по телевидению, но без участия конституционных демократов. Приехавший в Краснопресненский райсовет, где к этому времени размещался Координационный комитет Х Съезда, с этой встречи лидер Партии Труда Б.Кагарлицкий сказал:

- Я только что видел иллюстрацию к известному ленинскому тезису: "пока пролетариат сражается на улицах буржуазия пробирается к власти".

В пятницу 24 сентября я приехал домой в семь утра и лег спать.
В 8 утра меня разбудила жена. Сонный, я разглядел перед собой нечто, сверху красное, а снизу подпись "Ельцин". Это была правительственная телеграмма, приглашавшая меня к участию в заседании Конституционного Совещания. Здесь надо сказать, что хотя я и являлся официальным делегатом Конституционного Совещания от КДП(ПНС), но по решению Совета партии
ни разу до того не принимал в нем участия.

После короткого совещания в Белом Доме было решено, что в
эту субботу мне нужно туда идти и даже более того попытаться там
выступить с осуждением антиконституционных действий Б.Н.Ельцина.

Сразу скажу, что выступить не удалось.Телевидение, вероятно согласно разработанного плана, исчезло через пару минут после открытия заседания, успев отснять президиум и сделав панораму зала. В такой ситуации я принял решение ограничиться ролью наблюдателя.

В зале было не более 50 человек, в то время как в трех собравшихся секциях (политических партий, предпринимателей и местного самоуправления) числилось около 300 делегатов. Открывший заседание руководитель администрации президента г.Филатов и глазом не моргнул, когда объявил, что кворум имеется.На повестке дня было два вопроса. Первый - о создании общественной палаты КС из трех перечисленных секций и второй -
обсуждение положения о выборах в Государственную Думу. В розданных материалах это положение имелось с пометкой, что оно уже принято согласно знаменитому указу Б.Н.Ельцина от 21 сентября за номером 1400.

Через некоторое время я начал понимать суть происходящего.

Дело оказалось в том, что Ельцин внес свою правку в подготовленный группой В.Шейниса проект. Правка эта была вполне в стиле решительного руководителя обкома. Так, например, в проекте число депутатов Госдумы определялось в 450 человек. Подчинясь порыву души, Ельцин вычеркнул 450 и написал 400. Дескать, четырех сотен вполне достаточно. Но это изменение полностью разрушало систему избирательных округов в РФ.

При 400 депутатах невозможно было создать примерно равные по
численности избирательные округа, границы которых укладывались бы в пределах границ субъектов федерации.

В.Шейнис простодушно объяснил, что сам он Борису Николаевичу
этого объяснить не может, т.к. не может лично с ним встретится, а
связь через помощников и референтов не срабатывает. И именно для того чтобы В.Шейнис, верный соратник президента, смог попасть к своему лидеру для объяснения его ошибки и потребовался срочный созыв Конституционного Совещания. Действуя от имени совещания Шейнис получал ненулевой шанс на то, что Ельцин его примет.

Как всегда много, серьезно и вдумчиво говорили лидеры мелких
"демократических" партий, внося многочисленные замечания к уже утвержденному положению о выборах. Запомнилось только выступление В.Жириновского, в котором он вполне убедительно обосновал, что сбор тысяч подписей для регистрации партийного списка, списка представленного политической партией, имеющей государственную общероссийскую регистрацию, является юридически бессмысленным.Такой сбор нарушает сам принцип тайности голосования, т.к. сотня тысяч избирателей заранее расписывается в том, что будет голосовать за данную партию.
- А если после выборов произойдет переворот, - спросил Жириновский, - что будут делать с этими списками?

- По этим спискам будут брать демократов, - пошутил я достаточно громко, так чтобы слышно было соседям.

Воскресенье и понедельник характеризовались нарастающей народной поддержкой ВС. На площади Свободной России в эти дни собирались десятки тысяч людей. Опять возникло желание вынести свой протест против антиконституционных действий Ельцина за пределы самой площади. На сей раз это желание выразилось в виде демонстраций, возглавляемых и.о. президента
А.В.Руцким, который передвигался в окрестностях Белого Дома, сопровождаемый тысячными толпами, скандировавшими:

- Руцкой - президент!

- Банду Ельцина - под суд!

Милицейские кордоны, созданные для препятствования движению народа к зданию ВС, раздвигались при приближении Руцкого, беспрепятственно пропускали демонстрантов, выслушивали обращения, которые делал Руцкой непосредственно в адрес милиции. В обращениях речь шла о необходимости строгого соблюдения органами внутренних дел присяги, данной на верность Конституции и защите конституционного строя.

Были организованы также крестные ходы, во главе со священниками, двигавшиеся по Краснопресненской набережной с церковными песнопениями. Милиция останавливала или регулировала движение транспорта при проходе крестного хода.

Ловушка окончательно захлопнулась во вторник с утра.

Внутренние войска, милиция и ОМОН перекрыли все проходы к Белому Дому, в том числе и проходы через внутренние дворы. В ту ночь я спал дома и когда приехал к зданию ВС, то оказался с внешней стороны кольца. Шел дождь, народу в Шмидтовском проезде, перед оцеплением было немного. Мне расказали, что милиция не пропустила на заседание Верховного Совета даже народных депутатов, из тех кто ночевал дома или в гостинице. Они зарегистрировались прямо на улице, а затем отправились в здание Краснопресненского райсовета, где учредили Координационный комитет Х Съезда народных депутатов.

- Комуч (Комитет учредительного собрания, 1918 год), - горько
усмехнулся я.

- Здесь Горбачев, - сказал кто-то из знакомых.
Я был изумлен такой смелостью Михаила Сергеевича, но сразу же выяснилось, что речь идет об артисте Игоре Горбачеве.

Несмотря на все попытки прямого подкупа депутатов, а это были
обещания выходного пособия в 2 миллиона рублей, возможности приватизировать занимаемую служебную квартиру в Москве, обещания устроить на любую должность, которую только пожелает народный избранник, основная часть депутатского корпуса показала себя достойными людьми. Те же кто был недостойным останется таковым навеки в нашей истории.

Мне сообщили, что бывший депутат, председатель бюджетной комиссии ВС Починок звонил жене И.Константинова и "по хорошему" уговаривал ее повлиять на мужа. Жена Константинова позвонила жене Н.Павлова и узнала, что ей тоже звонил Починок.
В середине дня я отправился в Краснопресненский райсовет, где
заседал "Комуч". На третьем этаже работал координационный комитет. В зале, где недавно мы вырабатывали свой межпартийный документ проходила пресс-конференция. Сообщили об обращении Патриарха. Наступала новая фаза кризиса, острота которой нарастала час от часу.

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...