Ко Дню Победы в центре Москвы установили стенды c перепутанными стихами

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В «инсталляциях» на Рождественском бульваре строки Пастернака приписали Ахматовой, а стихи Шубина - Друниной [видео, фото]

На днях на Рождественском бульваре появились «томики со стихами», правда, почти двухметровые. Своеобразные стенды-инсталляции приурочены ко Дню Победы: обложка, а стихи на внутренних сторонах конструкций из трех составленных «веером» щитов. И ведь красиво! Правда, если не вчитываться. Муниципальные чиновники умудрились не на шутку оконфузиться.

Строчки почти всех авторов на красных стендах оказались перепутаны. Так, творения Бориса Пастернака рабочие «приписали» Анне Ахматовой. Видимо, с тем, кому принадлежат строчки на самом деле, творцы-оформители так и не разобрались. И смонтировали конструкции, как могли, хорошо, хоть буквы читаются.
Вот Борис Пастернак получил в свою книжку листок с стихами «Пейзаж» («Полей предвечерняя небыль...») и «Затишье» поэта Иосифа Уткина. А заодно и аватарку самого Уткина
Борис Пастернак получил в свою книжку листок с стихами «Пейзаж» («Полей предвечерняя небыль...») и «Затишье» поэта Иосифа Уткина. А заодно и аватарку самого Уткина
Фото: Леонид Каганов

Первыми возмутились блогеры.

Так, московский писатель и телеведущий Леонид Каганов уже написал в своем ЖЖ, что «знаменитый поэт-фронтовик Павел Шубин, кавалер боевых орденов, встречает пешеходов на бульваре строчками о себе в женском роде и откровением, что у него есть «любимый». Дело в том, что Шубину досталось стихотворение Юлии Друниной.

Пастернаку приписали стихи Иосифа Уткина, а сам он «переехал» в томик Ахматовой, а строки Шубина нашлись в «книге» Юлии Друниной. Лишь немногие авторы получили в разворот собственные стихи.
Юлия Друнина обрела уже знакомого нам Павла Шубина — вторую половинку стиха «В эту полночь» (внезапно, со слов «Чтоб открытки ждала с рассветом») и начало поэмы «Маленькие ручки»
Юлия Друнина обрела уже знакомого нам Павла Шубина — вторую половинку стиха «В эту полночь» (внезапно, со слов «Чтоб открытки ждала с рассветом») и начало поэмы «Маленькие ручки»
Фото: Леонид Каганов

Кроме того, блогеры пишут, что горе-верстальщик выровнял строки стихов по центру, что считается дурным тоном: «Так делают только графоманы и школьницы в своих бложиках». В самих же текстах встречаются грубые ошибки и опечатки, например, в стихах Друниной появилось слово «дурра», а стихотворение Иосифа Уткина назвали «Ты пишеш письмо мне». Многие из них, уже не выдержав, исправили маркером сами москвичи.

К слову, к «книгам» на бульваре отнеслись почти, как к библиотечным. И поспешили разрисовать их сердечками и надписями: «Спасибо вам, воины, поклон!»
Иосиф Уткин к своим двум стихам «Ты пишешь письмо мне» и «Сестра» получил в приставном листе стихи Ахматовой — «Победа» и «Победителям»
Иосиф Уткин к своим двум стихам «Ты пишешь письмо мне» и «Сестра» получил в приставном листе стихи Ахматовой — «Победа» и «Победителям»
Фото: Леонид Каганов

Корреспондент «КП» проверил, как сейчас обстоят дела на Рождественском. Сами «книжки» уже разваливаются - картонные страницы кое-где отходят, а механизм переворачивания одной «страницы»(сами стенды имитируют полураскрытую раскрытую книгу с тремя страницами) заржавел и вот-вот отвалится. Ошибки видны довольно отчетливо - кроме «дурра» вместо «дура», - таинственное «Белел1» (видимо, сноска была скопирована из Сети).
Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Установленны стенды кое-как (наглядную агитацию перекосило уже), а «томик» Пастернака украшен не его фотографией. Ощущение, что сделано всё это это не в Москве, а где-то в захолустном дворце культуры году так в 1985. Часть надписей черным маркером уже смыло дождем, но глас народа «За что они умерли?!!» (человек, писавшие это, шел по бульвару снизу вверх), остается без ответа.
Похоже, что «дурру» горе-оформителям припоминать будут долго
Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Картонные чувства безумного пиара

В восьмидесятых годах меня, молодого специалиста, направили в Тюмень.

- Будешь жить у дяди Феди, - сказала комендант, выдавая ключи от съемной квартиры. - Только не пугайся, - бросила она вдогонку фразу, смысл которой проскользнул мимо.

Вечером пришел хозяин и я нет, не испугался, я остолбенел от ужаса. Я не смел смотреть в лицо дяде Феде. Потому что лица у него не было.

Мне было 19, столько же, сколько в 1942 году Федору Васильевичу. Он горел в танке, выжил, но лишился носа, губ, бровей, ушей. Зрение только и удалось спасти. В год нашей встречи ему было 62. Из боевых наград у Федора Васильевича только одна медаль, в 42-м еще не было поводов орденами и медалями солдат осыпать...

А потом мы с ним сидели, пили, курили и говорили, много говорили. Не про войну, про нашу жизнь, про меня. В конце дядя Федя вдруг сказал: «Спасибо, Олег, что про войну не спрашивал, а то ведь у меня в доме даже зеркал нет, потому что война всегда перед глазами...»

Это был крепкий урок. Жаль, на нем не присутствовали те пиар-специалисты, которые ради «позитивного имиджа фирмы» готовы как угодно и чем угодно напоминать ветеранам о том, что для них и так кровоточащая рана. Вот и появляются билборды во славу советских солдат, где они в американской форме да на немецких танках. Вот и летят весточки по почтовым ящикам ветеранов с радостным предложением похоронить их бесплатно.

Потому что чувства к ветеранам у многих показные, картонные - праздничный ритуал ради пиара.

Олег ЗИНЧЕНКО («КП» - Тверь»)

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...