Чекистская песня Pussy Riot

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

«Вблизи города Уфы приютился небольшой Одигитриевский мужской монастырь.Революционные события достигли и его. Монастырь разгромили, разгромили в буквальном смысле этого слова. Монастырский храм осквернили. Стены рубили, разламывали, окна выбили, иконы превратили в щепы и даже… измазали нечистотами. Святой престол один святотатец взял к себе в дом, и место Трапезы Господней превратил в обеденный стол». Письмо № 276 на имя редактора «Уфимский вестник» преосвященного Андрея, епископа Уфимского. «Церковные ведомости». 1918. № 6. с. 272 – 273.

Это лишь один из сотен, тысяч, сотен тысяч примеров осквернения православных святынь в годы советской власти. Где сейчас мощи свят. Софрония Иркутского? Сожжены, сгорели в огне ненависти к Богу и Церкви, который разжигался борцами с религией. Где величественный Казанский собор Иркутска? Снесен. На месте церкви был простроен символ новой власти. Эту судьбу готовили всем мощам, всем храмам за очень редкими исключениями. Да и были ли эти исключения сделаны навсегда или это была только отсрочка приговора? Если не пожалели и Троице-Сергиевой Лавры, если ее храмы – памятники архитектуры и истории России не пожалели, то почему должны были жалеть храм Покрова на Нерли или Собор Василия Блаженного? Это позже, когда холодный душ фашистского нашествия остудил горячие головы советских вождей, вернули храмы и монастыри, семинарии и, что еще важнее, сотни заключенных священников и десятки епископов. Часть из разрушенного остановили, а до того…

А до того даже о преп. Сергии Радонежском и св. Алексии Московском и их роли в собирании русских земель запросто могли написать так: «В «удельный» период русской истории наша духовная аристократия, епископы и митрополиты действовали в полном согласии с «собирателями» русской земли; освящая именем божьим насилия, которые чинили «собиратели» над своими более слабыми соседями» («Для чего нужно отделить церковь от государства» «Власть труда». № 24, 1918 г. с. 1). Но для чего вспоминать об этом? Пусть нынешние коммунисты не отличаются от Троцкого и его компании. Разве есть угроза того, что они придут к власти и начнут гонения? Но вспомним французскую революцию, когда не менее кровавую и жестокую войну с религией вели под лозунгами свободы и прогресса. И этому идолу до сих пор готовы приносить в жертвы судьбы людей. Не где-нибудь, а в США сейчас судят пастора Скотта Лайвли. За что? За то, что он высказал христианскую точку зрения на гомосексуализм. Он не призывал к расправам, не требовал ввести для них смертную казнь. Он лишь назвал это грехом («В США пастора будут судить за неприятие гомосексуализма»// http://www.regions.ru/news/religion/2399781/).

Может быть, при очередной смене власти в России, после очередных выборов, это ждет и нас. И это не только там, в далеких Штатах. Это совсем недавно было в Молдавии, где полиция устраивала обыски в православных храмах, желая найти литературу с нападками на гомосексуалистов. Этих бедных, несчастных людей, готовых за одно слово против себя пустить человека по миру, а то и в тюрьму отправить. Конечно, речь не о всех и каждом. Речь о вождях и лоббистах, об этих «комиссарах толерантности». Да и не в них дело. Дело в том, что особы из Pussy Riot, забравшись на амвон храма, кричали о гей-парадах, которые Церковь отправляет в кандалах в Сибирь (вранье с первого до последнего слова), а наши идейные наследники «конвентов» и «директорий» оправдывали их и нападали на нас. За «гомофобию», в том числе. А в США, которые они считают образцом, за это сажают. А Церковь еще помнит, как сажали и даже расстреливали за «не те» слова. Слишком хорошо помнит. И мучеников тех лет вспоминает почти каждый день на богослужении. Например, 21 февраля, когда прошла акция этих «панков», Церковь вспоминала мученическую смерть святых пресвитеров Симеона, Андрея, Сергия, Петра (1938) и Александра (1942). Св. Симеона арестовали за антисоветскую агитацию. Она была в том, что он сказал правду, которую знали все. Что власти закрывают храмы. Этого хватило, чтобы его расстрелять. Получив свободу, Русская Церковь, наконец, смогла канонизировать, прославить этих мучеников. И с амвона храма Христа Спасителя, с того самого места, где кривлялись эти девицы, митрополит Ювеналий со слезами на глазах зачитывал определение Архиерейского Собора, в котором Церковь, наконец, открыто прославляла их подвиг.

И тут они пели, орали в микрофон про «черные рясы, золотые погоны». Словом, что мы – прислужники «старорежимного» государства и контрреволюционеры, душители свободы и так далее. Через пару часов после этого начинался новый богослужебный день, вечерняя служба относится уже к следующему дню. И в этот день была память св. патриарха Тихона, которого хотели расстрелять ровно за то же самое. За эту самую «контрреволюционную деятельность» арестовали 90 лет назад духовенство старого Храма Христа Спасителя, а Храм отняли у Церкви. Отдали «политкорректной» секте – «обновленцам». Потом отняли и у них. «Синод и иерархи были жалкой игрушкой в руках царской власти. Как послушные чиновники, более всего дорожившие своим окладом и повышением по службе, орденом… панагией с бриллиантами, служили иерархи власть имущим» - писала иркутская советская газета («Власть труда» № 31 1918 г. – с.1). Она молчала о том, что уже расстреливают первых новомученников, что эти «трусы» и «послушные чиновники» с миром в душе и верой в Бога уже умирают от рук новой власти по всей стране. И в эти дни она пела ту же песню про «золотые погоны», которую перед алтарем Храма Христа Спасителя исполнили эти особы. Они не знали. А Церковь помнит. Она слишком хорошо помнит эту песню и знает, что идет за ней. Так у пожилых или больных людей ноют суставы, когда организм чувствует дыхание холодных арктических ветров. Так Церковь узнает эту мелодию.

Что там еще? Что «прихожане ползут на поклоны». «Художественный» замысел здесь ясен и понятен. Бедные суеверные массы, невежеством которых пользуются «церковники». И это было. Вот все та же, одна из многих, газет начала революции: «В воскресенье состоялась пресловутая манифестация капиталистов в рясе, или так называемый «крестный ход», в знак протеста против «похода большевиков на Александро-Невскую лавру». С хоругвями, пением и иконами вышли они в полном облачении, одним словом, во всем блеске жреческой внешней мишуры, которой так долго они покоряли простые умы… И хотя «верующей» массой, вставшей на защиту «обиженной братии» оказались в большинстве все те же одураченные вдовицы и бесчисленные мамушки и поклонницы, на манер распутинских, все же была, как будто, «толпа»» (А.Д. («Правда»). «Массовое выступление» рясофорных капиталистов//«Власть труда» № 29, 1918 – с. 2).

Конечно, на все это могут ответить, что дело в недостойных иерархах, которые живут слишком роскошно, да и, вообще, «Патриарх … верит в Путина, лучше бы в Бога … верил». Чего там, все защитники группы пытаются представить дело так, словно национальная святыня, которую Церковь считает оскорбленной, это именно Путин: «Под святотатством и кощунством они подразумевают просьбу к Богородице прогнать Путина — словно мы живем в Древнем Египте и фараон наш бог. Вот это молчаливое предположение, что посягательство на выборное лицо равно посягательству на Бога, и есть кощунство» (Алексей Поликовский. «Молитва неподсудна»//«Новая газета» № 34 от 28 марта 2012 года). И не важно, что ни о чем таком никто из представителей Церкви не говорил. Главное – привязать политическое обвинение. Какое? А во все той же «контрреволюционной деятельности». И здесь тоже нет ничего нового: «Другое дело было, когда Николай Романов, угнетатель целого народа или народов, наряжал кровавую экспедицию для «освобождения», то, бишь, захвата чужих земель и портов, одновременно ловким приемом согласно «священному договору королей» расправляясь безнаказанно с истинными освободителями народа… этот самый пузатый старец, дрожащей рукой ныне цепляющийся за ускользающие из рук бриллианты торжественно вздымал длани» (А.Д. («Правда»). Массовое выступление» рясофорных капиталистов//«Власть труда» № 29, 1918 – с. 2). Какой из этого был вывод? Лавру разогнать, митрополита казнить, монахов преследовать и сажать. И, при этом, никаких преследований за веру. Чисто уголовные процессы.

И дело не в личных недостатках или политических ошибках Патриарха Кирилла. Нет. Церковная история учит нас на примерах тому, что даже Григория Богослова могли обвинить в стяжательстве, а Иоанна Златоуста – в чревоугодии. И не слишком заботиться о доказательствах. Ложно, но действенно. Когда Афанасия Великого (IV век), гонимого за веру аскета, решили осудить за то, что он отрубил руку другому епископу, его не спасло от осуждения даже то, что он привел на суд этого епископа с обеими руками. Так что дело не в политических ошибках. Эти обвинения можно предъявлять любому, уж советский-то опыт здесь нас должен был чему-то научить. Вот что, например, писал Введенский про Патриарха Тихона: «Патриарх Тихон, если угодно, является мучеником своей церкви», но «Церковь Патриарха Тихона не имеет ничего общего с церковью Иисуса Христа, кроме наименования, кроме внешнего, кроме формы» (Введенский, А.И., прот. «Церковь патриарха Тихона»/М.: 2-я тип. Мок. союза потребительских о-в, 1923 - с.6). «Смешение задач чисто-церковных с задачами определенно-политическими есть основной грех церкви Патриарха Тихона. И при этом последние задачи, задачи политические, задачи контр-революционные определенно доминировали над первыми, религиозными задачами» (там же – с. 6-7). «И только глава православной церкви Патриарх Тихон, высказавшийся против указанного декрета в особом контр-революционном послании от 15 28 февраля 1922 г., дал почву для деятельности врагов Рабочее-Крестьянского Правительства через использование религиозных предрассудков несознательных масс населения» (Брихничев, И.П. «Патриарх Тихон и его церковь»/М.: «Красная новь», 1923 - с. 14).

Нет ничего нового и в обвинениях в слишком роскошной жизни: «почтенные «отцы»-отшельники отважились покинуть мягкие архиерейские покои, и пренебрегая обычными удобствами перевозки, пройти пешечком на манер, совсем, как будто апостолов, но, не в пример последним, конечно, опоясавших ноги и шедших совсем не для того, чтобы проповедовать «мир мирови». Ограничить удобства «князей лавры», сведя митрополичьи покои с 18 на 5 комнат! Ввести во двор лавры каких то иззябших хулиганских детишек… А там, гляди, иному сиротке в наш голодный год нет-нет да может и перепадет с митрополичьего стола крылышко. Неужели же так худо «отцы» церкви? Или вы думаете все равно не перепадет?» (А.Д. («Правда») «Массовое выступление» рясофорных капиталистов//«Власть труда» № 29, 1918 – с. 2). Газета, правда, забыла написать, что у монахов хотели отобрать все помещения, все средства и все имущество, что монахи спасали от разъяренных петроградцев комиссара, что красноармейцы прямо во дворе Александро-Невской Лавры расстреляли без суда и следствия о. Петра Скипетрова. За что? А за то, что он просил их не кощунствовать, не издеваться над святынями. Право слово, пресса за сто лет ушла далеко вперед. Даже тогда никому не пришло в голову прямым текстом написать, что у православных нет святынь, кроме «бывшего Романова». Слишком очевидна была ложь, а Геббельс еще не сказал, что лгать надо по-крупному, что так вернее поверят. Молчали. Теперь не молчат. Нет. Представьте себе эту картину. Вот пьяные матросы плюют на иконы и топчут их ногами, вот священник и разъяренные петроградцы, а вот обозреватель «Новой газеты» Поликовский, который доказывает, что нет никакого кощунства, и каждый почитает святыни, как считает нужным, и, вообще, никаких святынь у православных нет. Думаю, работа в «Безбожнике», а то и в ОГПУ ему была бы гарантирована.

Что было тогда? Все забыли, заставили себя забыть, что когда был голод в Поволжье, митр. Вениамин Петроградский готов был отдать все средства епархии на пользу голодающим и лишь просил, чтобы верующие могли контролировать их расходы, чтобы ничего не украли. Но припоминали и «крылышки со стола», и пару «лишних» комнат (в самом деле, зачем вам кабинет и кухня, приемная секретаря и его келья – какая неслыханная роскошь!), и экипаж. И теперь. Кто вспоминает бездомных, которых кормят московские храмы? Или девушек из сестричества милосердия, которые каждый день ухаживают за тяжелобольными. Те миллионы, которые Церковь собрала и пожертвовала на борьбу с пожарами, от которых задыхались и Pussy, и Поликовский… Все это оказывается не важным, но все занимаются лицемерным подсчетом того, где Патриарх живет и какие у него часы. Лицемерным, потому что опыт свят. Тихона и св. Вениамина, опыт советской пропаганды, да и всех 20-ти веков истории Церкви показывает ясно и четко – когда против Церкви хотят бороться, бессребреники становятся стяжателями, постники – обжорами, а священники, которых каждый день сажали и расстреливали – эксплуататорами. Но ради чего все это? А ради того, чтобы жить «как в Америке». Чтобы и у нас можно было сажать за обличение греха. Я думаю, что это месть Церкви. В первую очередь, за закон против пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. За то, что мы против гей-парадов и однополых «браков». Что мы против абортов и, действительно (вот тут они не соврали) считаем призванием женщины семью, любовь, детей, не исключая и других призваний. И мне кажется, что не молебен это был, даже не «панк-молебен». Это была политическая демонстрация. Ее цель – обвинить Церковь в «неполиткорректности» и «контрреволюционной деятельности». Это лишь подновленный вариант старых чекистских обвинений, где вместо «антисоветчины» - «гомофобия» и осуждение абортов. Ну, и цвет революции другой.

Но Церковь не может, не имеет права назвать грех праведностью. При любой власти и при любом правительстве. Потому что у Церкви есть святыни. Главная святыня – Христос. Священна память новомученников, святы иконы и мощи святых. И для нас свят Закон Христов, свято Предание Церкви, ее учение. Поэтому именно из-за любви к грешникам, из-за того, что мы не хотим их вечной гибели, мы называем вещи своими именами. Гомосексуализм – грехом, аборты – убийством, а кощунство – мерзостью. Не для того, чтобы оскорбить или добиться более строгого наказания. Нет. Чтобы они покаялись и верили в Евангелие (Мк. 1:15)..
 

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...