Газовый конфликт показал хрупкость европейского миропорядка