Русская угроза становится для Европы и США инструментом объяснения внутренних проблем