20 лет назад. Литва и русские: "Назло бабушке отморожу уши"

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Продолжим рассмотрение событий 20-летней давности. В этой подборке вырезок - продолжение анализа ситуации по Литве января 1991 года, начало рассмотрения было тут.

За основу для рассмотрения взят номер "Известий" за 16 января 1991 года. Он замечателен тем, что там представлены — без эмоций — точки зрения всех внешних сил, которые реально влияли на литовскую ситуацию. Показывать же накал национал-антисоюзной истерии (скажем, по прибалтийским или демороссийским газетам) нет никакого смысла по той простой причине, что наша цель — разобраться в хитросплетении той ситуации, а не накручивать разнообразную лапшу на мозги или поддерживать лимитрофную мифологию, на которой сейчас базируются западные осколки экс-СССР. Мифология в данном случае вообще вредна — она сильно замусоривает взгляд; поэтому будем рассматривать тогдашнюю обстановку холодно и спокойно, sine ira et studio. 

Это очень важно, с одной стороны — для понимания истинных причин, почему спустя всего год почти два миллиона прибалтийских русских были брошены в пасть националам и надолго превратились в неграждан, не имеющих политических прав, моральных изгоев, которым надлежит стыдиться своей истории и Победы-45 — то есть, прямо скажем, в людей второго сорта в тех формирующихся обществах. А с другой стороны — чтобы избежать дешёвой конспирологии по типу "проклятая американка/англичанка гадит", что также является разновидностью мифологии.




1. Итак, для начала — позиция президента СССР Горбачёва. Я её уже показывал в предыдущем обзоре, но делаю это ещё раз, по материалам "Известий". Красным подчерком и красным обведённым фрагментом показаны наиболее важные моменты. 

Что же мы видим? Михал Сергеич предпочёл сделать "хорошую мину в плохой ситуации" и представить дело так, что он якобы ни о чём не знал, санкций ни на что не давал, и более того, до сих пор (!) не имеет полной информации. Это было наиболее трусливым и двуличным поведением верховного руководителя в той ситуации, из всех возможных выборов ("ни нашим, ни вашим — и Ландсбергиса не люблю, и своих военных выставлю как козлов отпущения и самоуправцев").

Любое другое его поведение — или силовое решение с грамотным разгоном саюдистов (то есть полноценное восстановление действия Конституции СССР на территории Литвы), или переход на прямые переговоры об отделении Литвы с националами и обсуждение с ними всех вопросов, но с позиции единого Союза (русское население и его положение, войска в Литве, транзит в Калининград, разделение имуществ и компенсация союзной собственности и предприятий и т.п.) — было бы гораздо более продуктивным для будущего. Но им был выбран самый провальный из всех вариантов. Потом — всего через год — ельцинистам придется начать и вести все те же переговоры, однако уже на радикально и безвозвратно ухудшенной основе.



2. Самым важным фактором литовской ситуации, сыгравшим на конечный успех саюдистов решающим образом, была позиция второго, растущего центра власти — Ельцина и руководителей РСФСР. Ельцинский центр ожесточённо боролся за власть с горбачёвским, союзным, и понятно, что он не мог упустить такого блестящего шанса подорвать позиции союзных властей. Поэтому Борис Николаич развил бурную активность в эти дни, оперативно полетев в Таллин. И там сочинил и подписал документы, которые обесценили все начальные позиции в будущих переговорах с литовцами и другими прибалтами. Фактически Ельцин в пику союзным властям ("назло бабушке отморожу уши") признал легитимность режима "Саюдиса" и юридическую законность всех его мероприятий и решений, прошлых и будущих. Более того, он пошёл на то, чтобы оказать прямое моральное давление на солдат и офицеров Советской Армии (отмечено красной вставкой 1) и обещал националам всех прибалтийских республик всяческую поддержку от имени РСФСР (красная вставка 2).

Ельцина можно понять — он тогда мог позволить себе быть безответственным, ведь он не нёс никаких международно-правовых обязанностей, в отличие от властей СССР, но зато на этой волне постарался оттяпать себе от "имперского Союза" новую долю власти и полномочий. О любых прочих интересах, понятно, он не думал: самым главным была борьба с Горбачёвым. Конечно, там была пустая риторика о "защите прав русскоязычного населения" (вставка 3), но мы-то с вами сейчас знаем, к чему она привела в 1992-94 годах: к сотням тысяч неграждан и тотальной безвозмездной прихватизации националами союзной собственности — таких, как Новоталлинский или Вентспилсский порты и т.п.

И,  специально для конспирологов, вставка 4: обратите внимание, что сам Ельцин упрекает американцев в пассивности, в том, что они не вмешиваются в ситуацию и выжидают. Америка, действительно, была в замешательстве и не решалась тогда прямо (официально) поддерживать разнообразных сепаратистов, ставя всё-таки на Горбачёва. Так что позиция "англичанка гадит" тут не работает, в основном все главные импульсы исходили изнутри.


Вывод же из показанного — достаточно простой: "прибалтийские народные революции" это миф чистой воды. Их успех был обусловлен только тем обстоятельством, что центр "империи" был расколот надвое, и почти полностью парализован в своих усилиях по восстановлению действия союзной Конституции и законов СССР. Более того, один из этих центров прямо поддерживал прибалтов-националов. А двоевластие на Руси — это всегда будущая катастрофа, достаточно вспомнить март-сентябрь 1917-го. Союз в январе 1991-го ожесточённо раздирался изнутри надвое; и это ничего хорошего не обещало.

И второй вывод: решающий юридический "выстрел" по отколу Прибалтики сделал Ельцин и силы в РСФСР, его поддерживавшие. До этого никто с прибалтами "пактов о поддержке и защите" не подписывал, обязательств на себя не брал; республики остерегались заходить так далеко.

* * *

В тот момент, понятно, Ельцин ещё не знал, что всего через год, когда Союз удастся-таки свалить, ему придётся взять всю ответственность на себя, и что все те пропагандистские договоры, что он подписывал, борясь с ненавистным Горбачёвым, обернутся против него и против позиции России — потому что он заранее легитимировал все действия прибалтийских сепаратистов. Он потом сильно "обидится" на неблагодарных прибалтов, будет их критиковать и больше не будет туда ездить, но это уже русским в республиках не поможет.

3. Позиция Церкви. С ней тоже было очень сложно. Фактически, своими пацифистскими призывами она тоже обезоруживала армию, как и призывы Ельцина. Почитайте, скажем, выделенный красным фрагмент его обращения. Поэтому офицеры и солдаты подвергались моральному давлению со всех сторон и в основном отсиживались в своих военных городках, не вмешиваясь в ситуацию. А тем более — когда президент СССР в очередной раз выставил армию козлом отпущения (см.1).

Но при этом в призыве патриарха Алексия был и очень трезвый момент: он предлагал конкретно обсуждать положение русскоязычного населения. В реальности же тех месяцев — до этого никому не было дела.



4. А вот как реагировала самая влиятельная, после России, республика СССР: фактически, она отделалась осторожными и обтекаемыми общими словами. Никто больше, как Ельцин, никуда не летал и ничего не подписывал, беря на себя обязательства и обещая "защиту". Примерно так же поступили и остальные республики Союза ССР.


5. Некоторые сообщения с мест. Как видите, позиции разных республик и регионов были весьма разнородными, и единой позиции не было. "Демократы" всех мастей, понятно, истерично орали, а более трезвые силы либо выжидали развития ситуации, либо поддерживали союзные меры по восстановлению законности.




6. И, наконец, Америка. Она, как ни странно, тоже выжидала, развития ситуации и осторожничала. Я не про уровень одиночных сенаторов или конгресса, а про официальную властную Америку — президент, госсекретарь и т.п. Они даже не собирались из-за этого отменять визит Дж.Буша. Ситуация была примерно как в 1917-м, когда Антанта полноценно признавала целостность территории империи, и пошла на признание лимитрофов только тогда, когда в России воцарился хаос и гражданская война. Скорее всего, американцы приняли бы любой вариант развития ситуации, если бы он исходил от легитимных на тот момент властей СССР. Но история распорядилась по-иному.




* * *

Вот такая сложная тогда была ситуация. Не имеющая ничего общего с активно тиражируемыми сейчас национальными или либеральными мифами.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (10 голосов)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код