Гимн гимназии

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Особенностью отечественной  школы  всегда был ее государственный характер. Русское государство рано осознало ту истину,  что образование надо крепко держать в собственных руках, и даже частное — под своим контролем. Гимназии развивались под покровительством государства, заинтересованного как в подготовке грамотных служебных кадров, так и в воспитании будущих граждан. Из трехвекового опыта московских гимназий было сделано два глобальных вывода: гимназии должны    воспитывать патриотов,  и образование не должно быть элитарным — оно должно быть элитным и национальным.     

Наша первая гимназия  появилась в петровское время, когда государству остро потребовалось светское образование, ориентированное на европейский образец.  Гимназия саксонского пастора Иоганна Эрнста Глюка, созданная в 1704 году на Маросейке,  еще не выполняла своего прямого назначения — подготовки к поступлению в университет — по той простой причине, что  университета  в России еще не было, но  собственно по набору дисциплин  это была гимназия, ибо в основу  была положена западноевропейская гимназическая программа.

Кроме древних, восточных и европейских языков, в ней преподавали риторику, философию, геометрию, географию, математику, политику, этикет («поступь немецких и французских учтивств»), танцы,  верховую езду, необходимые для дипломатической службы. Петр I  денег на учение не жалел  и  сословной спеси тоже — здесь могли учиться все желающие, даже солдатские дети, кроме  крепостных, но  пастор умер в мае 1705 года, гимназия распалась, но успела заложить прообраз первой светской общеобразовательной школы в России. 

 

Гимназии должны воспитывать патриотов, образование должно быть элитным и национальным

Первая  отечественная гимназия была  учреждена при Московском университете   в апреле 1755 года. Это уже была классическая гимназия, призванная готовить своих учеников в университет. Другой  ее важнейшей целью была  борьба с  домашними  гувернерами-иностранцами, которые не могли ни как следует обеспечить знаниями своих питомцев, ни  воспитать  их  преданными  Отечеству, которому питомцам предстояло в будущем служить. Конечно, для Ломоносова, на себе опробовавшего все достоинства и недостатки отечественного и европейского просвещения, сословной  разницы между гимназистами не было. Однако  куратор И.И.Шувалов решил подчеркнуть дворянский элемент и разделил гимназию на дворянское и  разночинское отделения. Ломоносов как в воду глядел — ничто так не портило русское гимназическое образование, как сословный вопрос. Различия между отделениями были незначительные — мундиры, отдельное питание и несколько дисциплин. Дворянам преподавали геральдику, мифологию, фортификацию, геодезию, поскольку им предстояла  военная служба. Разночинцы больше шли по научной части. Гимназические  дисциплины в сокращенном варианте копировали  университетские предметы, которые гимназистам предстояло изучать в университете — грамматика, риторика, арифметика, геометрия, география, история, древние и иностранные языки, изящные искусства.  И, конечно же,  закон Божий.   Этот  предмет  не просто сообщал  ученику должные знания об отечественной религии, а имел   воспитательное  значение.  На  коренной вопрос русской  гимназии — должна ли она дать только образование или же в ее задачи входит и воспитание юношества? — Ломоносов ответил определенно: в гимназии «молодые люди должны приучаться   к правильному образу мышления и добрым нравам. Правила и примеры прилежания, постоянства и честности, в особенности же — внушения страха Божия как начала премудрости, столь же необходимы в гимназии, как и ежедневная пища». Благодаря длительному   отсутствию  этого предмета в школьном обучении «страх Божий» часто ассоциируется с  запугиваниями,  в то время как он сообщал мудрое смиренное отношение к окружающему миру и начатки объективного познания жизни.

Академическая гимназия исходила из принципа личных способностей учеников  и из факта  неравномерности умственного  развития  детей. Нельзя насильственно  требовать от  малоразвитого  ученика немедленных успехов, но нельзя и отказать ему в обучении, а следует пытаться максимально раскрывать его потаенные природные дарования. Здесь учились Денис Фонвизин и Василий Баженов,  но  решить национальные потребности в деле просвещения гимназия не могла.

Правила и примеры прилежания и честности, внушение страха Божия как начала премудрости столь же необходимы в гимназии, как и ежедневная пища

Екатерина II поставила цель создания народной школы в России и в 1786 году повелела открыть по всей  империи  народные училища — малые (в  уездных городах)  и главные народные училища в каждом губернском городе,  где «неимущие могли учиться без платежа, а имущие за умеренную плату».  В  Москве такое училище открылось на Варварке, по существу бойкотированное дворянством за всесословность. В 1804 году Александр I  решил  подкорректировать эту  модель и создать в России полноценное гимназическое образование.  При нем сложилась система  образования из четырех преемственных степеней: от  приходских училищ до университетов, включая среднюю — гимназии, учреждаемые  в губернских городах (на базе  екатерининских главных народных училищ). Дворянские дети приготовлялись в гимназию домашними учителями, мещанские-купеческие-крестьянские — в приходских училищах. Курс закона Божия оканчивался в приходском  училище (или дома) и потому до  1819 года не входил в гимназическую программу — потому  что  с предметами и так был перебор. Хотели как лучше, получилось как всегда. 

В принципе, по этой системе любой человек мог учиться, сколько хотел и где хотел. Гимназии провозглашались  всесословными, бесплатными, не имеющие национальных ограничений. В них  можно было даже поступать  вовсе не за перспективой университетского образования. Целью гимназии  отныне было и подготовить желавшего ученика в университет, и просто  дать среднее («общее») образование тем, кто  не собирался поступать в университет, но хотел  «приобрести сведения, необходимые для благовоспитанного человека». Зато гимназический курс, рассчитанный на четыре года, сам представлял собой подобие университетского, в соответствии с высокими просветительскими идеалами, согласно которым просвещение  равнялось  воспитанию:  просветить — значит воспитать гражданина для общего блага. И  потому чем шире  просвещать ученика,  тем больше его воспитывать.

Оттого программа  была  многопредметна, и по каждой  дисциплине сообщали общие сведения.  А именно: изящные науки, латынь, французский и немецкий языки, логика, основание чистой математики, механики, гидравлики и «других частей физики», психология,  эстетика, риторика, рисование, сокращенная естественная история, всеобщая география и история,  мифология, технология, философия, статистика, основания политической экономии и коммерции. Плюс  сочинения, «служащие к образованию сердца и подающие чистое понятие о законе Божием и гражданских обязанностях» — каждый урок начинался с чтения Евангелия. Физкультура («гимнастика»), музыка и танцы мудро вводились по желанию  руководства гимназии, исходя  из финансовых возможностей  или за отдельную плату. А теперь представьте себе ребенка,  которого с младых ногтей просвещают в таком количестве добродетелей. Правда, учителя должны  были  стремиться к развитию логического мышления, а не к зубрежке, и главное, приучать к трудолюбию, ибо труд был признан одной из важнейших нравственных   добродетелей.  Трудолюбие же сводилось к   прилежному изучению всех гимназических  дисциплин.  

Просветить — значит воспитать гражданина для общего блага

В Москве 1 -я мужская гимназия обосновалась на Волхонке,  16, и  считалась  лучшей по качеству образования:  ее окончили  М.П.Погодин, С.М.Соловьёв, П.Н.Милюков, А.Н.Островский, Илья Эренбург,   А.И.Соболевский, философ Иван Ильин. На первых порах дворяне снова  не пожелали отдавать своих высокородных чад во всесословные гимназии и оставляли учится дома или отправляли их в дорогие частные пансионы. Лишь после выхода в 1809 году знаменитого указа об экзамене на чин им пришлось учиться в гимназии.    

После победы над  Наполеоном романтические всемирные идеалы уступили место национальному просвещению. И связано это было  не  с «реакционной политикой  эпохи Священного Союза», а с  тем, что Александр I осознал необходимость  воспитания не только абстрактного гражданина, но и патриота. А следовательно, уделить большое внимание религии и гуманитарным  предметам, которые позволяют  достигнуть именно эту цель.  В 1819 году закон Божий был  включен  в круг обязательных гимназических дисциплин и  с тех пор до революции преподавался  во всех типах гимназий как предмет, особенно  влияющий на формирование личности человека.  

Многопредметность была признана вредной, потому что рассеивала силы ученика и оставляла  в голове вместо энциклопедических знаний крутую кашу. Из гимназической программы  были исключены технология, мифология,  коммерческие науки, эстетика, психология, нравоучение, естественное и народное право и политическая экономия — эти предметы следовало преподавать в университете и на особых дополнительных курсах. Взамен усиливалось преподавание  гимназической латыни  и расширялся курс географии, истории и русского языка.

Закон Божий преподавался  во всех типах гимназий как предмет, особенно  влияющий на формирование личности человека

Восстание декабристов по своим последствиям  равнялось для русских гимназий  Отечественной войне.  Курс позднего Александра I продолжился в царствование Николая I лишь с той  пагубной разницей, что Николай пытался решить политическую смуту   жестким сословным курсом в гимназиях,  словно не видел в декабристах тех же самых дворян. Уставом 1828 года   плата за обучение увеличилась вдвое ради привлечения в гимназии детей дворянского сословия. Николаевская гимназия стала  семилетней, но сам учебный курс был упрощен и «огуманитарен» —  помимо политических наук,  изъятых по приказу  императора в связи с восстанием декабристов, исключены естественные науки, кроме физики, прикладной математики, усилены языки. Теперь в перечень учебных дисциплин входили закон Божий, русская  словесность и логика, латинский язык,  европейские языки, математика, география и статистика, история, физика, чистописание, черчение и рисование.(позднее  министр народного просвещения С.С.Уваров, автор идеологической триады «православие,  самодержавие, народность» усилил преподавание русского языка,  отечественной  словесности, истории и законодательства за счет отмены логики и некоторых общеобразовательных дисциплин.)

Сущность перемен, помимо национальных интересов, сводилась к здравому смыслу. Устав отделил, во-первых,  знания, преподаваемые в гимназии, от университетского курса, и во-вторых, общеобразовательные дисциплины от специальных. Из круга гимназических дисциплин были исключены те предметы, знание которых «наиболее способствует успехам в оборотах торговли и промышленности», но загромождает понятие общего  образования. Так спорное благо универсальной детской энциклопедичности сменяло  благо выбора способностям и по интересу учащегося, ибо это побудило  учредить гимназию с техническим или реальным уклоном, что открыло  дорогу будущим  реальным гимназиям.  

Николай I, инженер по образованию и  убежденный сторонник профессионального обучения, приказал учредить в  Москве специальную гимназию  для   технического образования, наиболее необходимую Москве как центру внутренней промышленности. Это была 3-я мужская гимназия на Малой Лубянке, по преданию, занявшая дом, когда-то принадлежавший князю Д.Пожарскому. В ней преподавали  те самые «реальные» дисциплины,  исключенные  из общего гимназического курса:   механику, технологию, усиленную математику, коммерческое законоведение. Так наметилась первая здравая грань между гуманитарным и техническим школьным образованием.

Николаю сильно вредила политика. Прекрасно понимая, что вопрос гражданского воспитания осуществляется в гимназиях, он неумно и неумело  пытался решить  его исключительно за счет лишения разночинцев права на образование, поднимая после каждой европейской революции  плату за обучение в русских гимназиях, чтобы не распространялись «вредные западные влияния». Хорошее образование для выходцев из низших слоев было признано лишней роскошью, невыгодной для государства и бесполезной для них самих — где, дескать, они смогут применить полученные «роскошные знания». Не в поле же за плугом!   

Между  тем дворянские отпрыски, как показала история, с удовольствием внимали этим западным влияниям никак не  меньше «подлых» сословий.  Революционные событиями в Европе 1848 года вызвали нападки даже  на древние языки. По словам историка московских гимназий Н.В.Христофоровой, возникло убеждение, что занятия древними классиками отвлекают молодежь от  собственной народности и могут сеять бури в умах, и что если  юноши не уважают законов, то это происходит от незнакомства с ними.  Так в конце 1840-х годов ясно обозначился  коренной  вопрос русских гимназий — соотношение образования и его  приспособленности к реальной жизни.

Дворянские отпрыски с удовольствием внимали западным влияниям никак не  меньше «подлых» сословий

Гимназии отныне обязывались готовить не только в университет, но и прямо на службу,  в связи с чем были разделены на два соответствующих отделения, начиная с четвертого класса. Желавшие  поступить на службу минуя университет, изучали вместо древних языков русское законоведение,  усиленную математику и  т.п.  Это был новый шаг к реальным гимназиям, ибо многие гимназисты остались  уже и без латыни.  Сокращалось и преподавание древнегреческого. П.Ф.Каптерев, напротив, считал причиной забвения классики правительственный страх влияния античности на умы юношества — языков, истории и литературы «свободолюбивой республиканской древности, граждански развитых греков и римлян».  

Однако классика отнюдь не была «забыта». Наоборот, нашли очень достойный выход, как можно при помощи классики   воспитывать русского патриота. Теперь задачей древнегреческого языка стало «основательное изучение творений древних эллинских писателей и в особенности святых отцов восточной церкви». Чтение отрывков из  св. Иоанна Златоуста, св. Григория Богослова имело задачей укрепить христианское патриотическое сознание и пресечь революционную смуту, ибо ни что не воспитывает человека так, как закон Божий и Церковь. 

Сторонники же классического образования считали его единственным всесторонне  развивающим человеческую личность. Этот вопрос попытались решить экспериментально  во второй половине XIX века. Эпоха Александра Освободителя,  не менее романтичная, чем эпоха Александра I, показала и доказала тот  важнейший  постулат, что благо выбора в образовании — великое дело.   Великие реформы не миновали и русскую гимназию, поскольку  к тому времени выявились характерные      пороки казенной школы:  бюрократический характер, отчуждение от семьи, невнимание к личности и способностям ребенка, неудовлетворительное преподавание русского языка и литературы,  чрезмерная нагрузка, уравниловка, переполненность классов,  наказания (введенные в 1838 году), необразованные учителя,  агрессивный контингент,  плохая успеваемость плюс  махровый «нигилизм». Ученики  запросто играли на уроках в карты, курили в присутствии преподавателей,   да и педагоги сами порой боялись войти в класс, а уж избиения новичков с переломами и вывихами стали традицией. Популярностью у родителей казенные гимназии, мягко говоря, не пользовались, должных знаний они не давали, а многие выпускники не имели понятия о Символе Веры и десяти заповедей. Кто хотел и мог, отдавал любимых чадушек в частные гимназии, а правительство тем временем озаботилось о казенных. Подумывали сразу разделить образование на гуманитарное и естественное,  или ввести смешанные гимназии с филологическим и физико-математическим отделениями  в старших классах, но торопиться не стали и решили ввести эту меру постепенно.

В 1864 был принят Устав, утвердивший равенство приема всех сословий и запретивший телесные наказания, который окончательно разделил казенные гимназии на классические и реальные, а классические — с двумя древними языками и с одним. Классические гимназии готовили в университет, кратко преподавая естественную историю,  а в реальных гимназиях углубленно преподавали точные и естественные науки, готовя специалистов для промышленности и торговли   к поступлению в высшие училища (кроме университета), не требующие знания древних языков. Общими для обоих типов гимназий оставался закон Божий, история, русский язык, география, преподаваемые в одинаковом объеме. Это было очень благоприятной системой для казенного образования, поскольку удовлетворяло   разнообразным требованиям. Кто не намеревался связывать жизнь с наукой, мог не обременять себя сложным  грузом знаний, не требующихся в дальнейшем, но при этом не лишался   общего курса гимназического образования.

Вторым великим деянием Александра поистине Освободителя стало  введение  частных и женских гимназий. В частных гимназиях не только укрывались от казенных порядков, но и экспериментировали с педагогическими новшествами. Плата была существенно выше, чем в казенных, зарплата учителей больше,  и они оказались более свободны в организации учебного процесса,  а многие были энтузиастами своего дела. Их заработок зависел от финансового положения школы, а оно  в свою очередь  зависело от успеха гимназии. Для этого учредители должны были  грамотно определить концепцию гимназии, ее воспитательные принципы и индивидуальные программы,  подобрать преподавательский состав, установить отношения с семьей ученика, выработать   систему поощрений и наказаний, организовать классную и внеклассную работу со школьниками.  

Финансировались эти гимназии не только за счет высокой платы, но и за счет помощи попечителей, меценатов, иногда казенных дотаций. За счет перечисленных поступлений даже в частной школе могли быть «несвоекоштные» ученики. Гимназисты обучались по программам, согласованным в Министерстве народного просвещения, с разными вариациями, предложенными самой гимназией, оттого каждая имела свой профиль (на любой родительский вкус)  и репутацию. Лучшей в Москве считалась  гимназия Л.И.Поливанова на Пречистенке, где практиковался личностный подход к ученику, преследуя целью  «воспитание нового поколения интеллигентов, мыслящих глобально» и формирование гармоничной личности, «способной  избирать дело по призванию». Основное внимание отдавалось здесь развитию: мышления, творческого воображения, памяти и правильной речи, с главным упором на русский язык и литературу, которую преподавал философ  Л.М.Лопатин. (Состав преподавателей Поливанов подобрал преимущественно из университетской профессуры.) Гимназия была гуманитарная, с культом Пушкина.  Для одаренных детей здесь впервые была разработана методическая программа.  Здесь учились сыновья Достоевского, Льва Толстого, А.Н.Плещеева, А.Н.Островского,   шахматист Алехин, Андрей Белый, Максимилиан Волошин и Валерий Брюсов, исключенный  за атеистические идеи из частной гимназии Креймана.      

Кто хотел  воспитать сына в ежовых рукавицах, но при этом с хорошими знаниями и  твердыми нравственными понятиями о жизни,  или кому достался трудный ребенок, мог обратиться к Францу Крейману.  У него принимали   всех исключенных из казенных гимназий учеников,  поскольку основатель проводил самый оригинальный педагогический эксперимент. Гимназия была европейски-классическая, с классической же целью подготовить в университет,  сообщить  «всеобщее научное предварительное образование», и в особенности развитую силу мышления, для  чего необходимы языки и математика. Но при этом Крейман задумал совместить с классическим образованием серьезное религиозное воспитание, призванное подготовить к самостоятельной жизни достойного «человека-христианина» и гражданина, полезного для общества и  приученного школой  к труду.  А ключ к такому воспитанию — религия: «Сначала должно научиться быть людьми, а потом уже учиться быть полезными гражданами». Именно поэтому сюда принимали всех исключенных, ради их перевоспитания, и именно поэтому отсюда был исключен Брюсов, когда он начал распространять  атеистические идеи.  

Совмещение с классическим образованием серьезного религиозного воспитания было призвано подготовить к жизни достойного христианина и гражданина

Закон Божий  преподавался в самом полном объеме: Священное Писание, история Христианской и в особенности Русской Православной Церкви, детям подробно разъяснялись смысл и польза молитв. В преподавание русского языка входило изучение церковно-славянского для чтения  Евангелия.  По воскресеньям и праздникам  гимназисты присутствовали в храме.  На первый взгляд, мечта, а не гимназия.  Родители охотно отдавали сюда детей, хотя плата была довольно высокой,  ибо гимназия не получала дотаций.  Однако благой эксперимент  удался не полностью, потому что Крейман впал в крайности, проще говоря, переборщил. Идею испортила  неимоверно строгая, почти изуверская дисциплина, как символ «правильной школы», дабы родители не расслаблялись, что отдали детей  в частную и, следовательно, более легкую гимназию.  Наказаний старались избегать,  как и поощрений, чтобы не развивать самомнение, с этой же целью не было отметок. Наказания  все же были в виде порицательной записи в журнал,  оставления после уроков, вплоть до высшей меры исключения, следовавшей за такие преступления,  как обман, кража, дерзость. Не допускались прогулы, опоздание после каникул, чтение «посторонних» книг, длинные волосы, курение, списывание, подсказки и даже какие-то покупки без ведома воспитателя. Нормой была перлюстрация писем.  Будущий академик Алексей Шахматов с радостью  убежал  отсюда  в казенную гимназию. А отец Ильи Эренбурга напоминал сыну, приносившему дурные отметки, что когда его исключат, придется идти к  Крейману.

Кто, напротив, хотел пощадить своего ребенка и имел на это средства, шел в гимназию Флерова у Никитских ворот, где гимназистов не мучили ни учением, ни идеалами. За счет  вдвое  большей платы за обучение, чем в казенных гимназиях, обеспечивался соответствующий  контингент учеников, «детей интеллигентных  родителей», которые могли хоть прикатывать сюда на родительских экипажах, хоть размалевывать стены  надписями под настроение, вроде «вясна ядёт» без малейшей угрозы дисциплинарного взыскания. В общем, здесь царил «ласковый либерализм», о котором вспоминал местный гимназист, актер  Игорь Ильинский, сын зубного врача.

Образование-воспитание  женщины мыслилось  исключительно как подготовка к жизни будущей  супруги

Женскому же образованию приходилось туго, особенно на первом этапе.    Казенные женские гимназии создавались с 1862 года и по учебному курсу должны были приближаться к мужским гимназиям, но пошлые предрассудки ставили палки в колеса по поводу пресловутых «женских качеств, украшающих семейный очаг». Образование-воспитание  женщины мыслилось исключительно как подготовка к жизни будущей  супруги и матери, и понятие «женских качеств» ограничивалось именно этим набором достоинств. По той же причине женщине был закрыт доступ в университет, что подарило революционному лагерю множество юных нигилисток, самим фактом своего появления доказывавших необходимость гражданско-патриотического воспитания девиц, не говоря о полноценном образовании, особенно для желающих получить таковое.

Казенные женские  гимназии были с сильными отличиями от мужских при довольно общей программе: закон Божий, французский, немецкий и русский языки, математика, история, география, естественная история, физика, химия, минералогия, космография, педагогика, чистописание, рисование, пение, танцы, рукоделие.  Однако учили женщин очень поверхностно, в связи с «предназначением». Древние языки не преподавались, аттестат давал право только на работу учительницей. 

Женщине был закрыт доступ в университет, что подарило революционному лагерю множество юных нигилисток

Родители, не хотевшие  растить из дочерей щедринских «ангелочков», за полноценными знаниями обращались в частные гимназии. Но и те «ретрограды», кто не хотел растить «синего чулка», тоже могли выбрать себе соответствующую гимназию, где девушек намеренно  воспитывали в женских качествах. Как ни странно, женщины вздохнули свободней при диктатуре классицизма.

В  1866 году Д. Каракозов совершил покушение на Александра II, что подхлестнуло новую реформу образования, дабы  взять воспитание молодого поколения в государственные руки,  а заодно поднять обучение на европейский уровень. Министр просвещения Д.А.Толстой принял курс на возрождение классицизма в образовании, чтобы восстановить гимназии в их подлинном значении.  И здесь ему на помощь пришел    знаменитый публицист и общественный  деятель М.Н.Катков, занимавший крайнюю патриотическую позицию».  При  всех  благих  замыслах  его оригинальные идеи, превратившие гимназическое образование в кошмар, были признаны затем ошибочными (суждение об ошибочности образовательной концепции М.Н. Каткова редакция «РО» оставляет на совести многоуважаемого автора — Ред.), хотя и здравое зерно в них было весьма крупным.

Он справедливо отрицал  многопредметность: знать понемногу обо всем — значит, не знать толком ничего, но при этом отрицал необходимость преподавания  в гимназии и естественных наук (как основы нигилизма) и истории — по той простой причине, что гимназические учителя не смогут сообщить полноценных знаний в этих науках. Историю Катков предлагал  свести  к формированию  в памяти  учащихся только хронологического «остова», с главнейшими именами, датами и событиями, чтобы избежать влияния идеологий и  поверхностной критики истории полуобразованным учителем, который будет «изрекать приговоры над историческими деятелями, над политическими учреждениями и религиями». Цель благая, но метод ошибочный, лишавший детей понимания Отечества, ибо история  как  гуманитарная дисциплина формирует  и аналитическое мышление, и национальное самосознание.

Золотую середину Катков видел в древних языках, ибо  школа —  это воспитание ума. Оттого  ученикам необходима «концентрация» — сильнейшее сосредоточение на  преподавании тех предметов (половина от всего учебного процесса), которые могли бы стать серьезным умственным трудом для учащегося, необходимым для его развития, которые оказывали бы формирующее действие вне столкновения идеологий. Таким  предметом и стали древние языки с чтением древних авторов в оригинале как важнейшее средство развития мышления,  именно как средство образования. Они давали  самое  разностороннее развитие,  давали познания в самых разных областях знаний (история, философия, этика, эстетика) и в то же время имели воспитательное  значение,  приобщая молодежь к истокам цивилизации. Катковские идеи легли   в основу устава 1871 года, согласно которому статус гимназии имела только классическая гимназия с   преподаванием древних языков, а реальные  гимназии были переименованы в реальные училища без права поступления в университет.

Это была ошибка. Во-первых, колоссальная польза древних языков  достигается лишь при определенном интересе к ним со стороны изучающих, а иначе подобное изучение в таком объеме  достигает прямо  противоположной  цели, особенно сочетаясь с многочисленными уродствами преподавания. Во-вторых, в этой модели личные способности к языкам не учитывались. Создавался  схематичный, абстрактный образ  человека, заранее в принципе годного к гимназическому и университетскому образованию, или же в принципе негодного к таковому в случае отсутствия данных к древним языкам. Иными словами,  если ты не  способен к латыни или древнегреческому, путь в университет тебе закрыт, потому что ты его точно не осилишь, на каком бы то ни было факультете.  

Между тем человек  может быть абсолютно неспособен к древним языкам, но весьма успешно осваивает другие предметы в университетском объеме.  А как относился к концентрированным  древним языкам  средний гимназист, можно не комментировать. Революционный лагерь получил еще один козырь, с удовольствием  вступив в общественную полемику по поводу целесообразности классического образования.  Против древних языков тогда поднялась буря, по причине обучения, уже совсем оторванного от жизни.

Зало выиграли от этого  женские гимназии. На них тоже вовсю наступали «скептики» за преподавание «лишних знаний», призывая  больше уделять внимание развитию «женских качеств». Более дальновидные добивались создания женских гимназий с классической программой мужских. Тот же Катков оказал неоценимую услугу русской женщине, считая, что если общество рассуждает о ее правах на университет, то прежде следует желать создания для девочек гимназий, равных мужским. Министр просвещения тоже подержал эту идею. И в 1872 году на  Пречистенском бульваре открылась первая экспериментальная женская классическая гимназия  — частная гимназия   Софьи Николаевны Фишер, долгое время единственная, обучающая по программе  мужских  классических гимназий в полном объеме. Столь же строго  здесь учили древние языки, зато ученицы, дорвавшиеся до знаний, радовали учителей гораздо большей  успеваемостью.  Даже  богословие было введено здесь на несколько лет раньше, чем в мужских гимназиях, и европейские языки преподавались шире и сильнее.   Музыке и танцам учили преподаватели консерватории и артисты балета Императорских театров, а на выпускных экзаменах  присутствовал сам Н.Г.Рубинштейн.

Гимназия имела оглушительный успех. Московский университет ходатайствовал о допущении ее выпускниц к занятиям на историко-филологическом и физико-математическом факультетах. Царская Россия далеко не исчерпала своих возможностей в полноценном общественном развитии.  В  1915 году готовилась последняя до революции реформа образования, согласно которой признавалось равноправие в образовании  мужчин и женщин  

А пока находились ревнители общественного благочестия, которые противились даже простому равенству гимназических программ,  ибо женское образование должно-де соответствовать «природным силам и потребностям женщины, равно как и ее семейному и общественному положению». Кто-то уже писал об угрозе «вырождения нации»  в связи с «чрезмерным переутомлением женщины в гимназии».  Но этому нестройному хору  противостоял  веский отзыв Каткова, изучившего опыт гимназии Фишер: «Воспитанницы госпожи Фишер были начитаны в древних авторах более, чем воспитанники мужских гимназий, и вообще преподавание в двух высших классах по характеру и размерам превышает обыкновенный гимназический уровень. Итак, задача решена, дело оправдано, успех превзошел самые смелые ожидания». Это было признанием.  Многие питомицы Фишер потом закончили курс в европейских университетах.

Что ценнее —   классическое образование с культом древних языков и математики или национальный гуманитарный уклон, который воспитывает патриотические корни? В  это же  время наметился еще один гимназический вопрос: что ценнее —   классическое образование с культом древних языков и математики или национальный гуманитарный уклон, который воспитывает патриотические корни? Казенные  гимназии вскоре постигла самая  отвратительная мера — циркуляр «о кухаркиных детях» от 1887 года, запрещавший выходцам нижних сословий поступать в казенные гимназии, дабы «не выводить их из среды, к коей они принадлежат», кроме особо одаренных. Однако неудачи казенных гимназий и успехи  частных заставляли правительство поощрять эксперименты по реформе школы, которые должны были ответить на вышеуказанный вопрос.   

К концу XIX века выявились недостатки устава 1871 года.  Министр  народного просвещения  Н.П.Боголепов сделал выбор в пользу ценностного приоритета национально-гуманитарного уклона. Он признал ошибкой излишнее преподавание древних языков, не избавивших от недостаточности умственного развития гимназистов при их исключительной обремененности, а также недостаточное преподавание русского языка, русской истории и русской литературы, что снова лишило школу национального характера и патриотического воспитания. А для этого школа должна усилить преподавание гуманитарных дисциплин, формирующих национальное и гражданское самосознание, и религии как главного средства воспитания нравственности, чести, долга,  патриотизма. С этой целью в 1890 году в  гимназиях было введено преподавание богословия в дополнению к обязательному закону Божию, а  позднее отменен сословный принцип и диктат древних языков.

В курсе новой  государственной  реформы образования   в  Староконюшенном переулке открылась экспериментальная  мужская гимназия им. Медведниковых ( в советское время она носила имя Гоголя). Гимназия именовалась правительственной, но была основана   на завещанный частный капитал.  Плата за обучение составляла 300 рублей в год, но некоторые  были от нее освобождены, а  Л.Собинов, у которого здесь учились  сыновья, устраивал  благотворительные  концерты в пользу учащихся.  Ее  намеренно создавали как образцовую передовую гимназию, где обучение предполагалось доступным и интересным ребенку. Здесь была и очень сильная русская литература с языком, и шведская гимнастика с фехтованием, одним  из важнейших был признан наглядный метод обучения —  даже для  закона Божия были сделаны пособия плюс  экскурсии в ближайшую церковь для ознакомления с устройством православного храма   и для изучения церковной утвари. И это было признано нормой образования.

Дореволюционная гимназия не исчерпала своих возможностей и была   насильственно уничтожена  революцией

В  1900 году разделение  на классические гимназии и реальные училища ликвидировали, и снова ввели единую  гимназию, но более гибкую — лишь несколько оставались строго классическими, с древними языками. В  программе усиливались гуманитарные дисциплины: кроме богословия добавились отечествоведение, русский язык, логика, русская и всеобщая литература, законоведение,  русская и всеобщая история, география и естествоведение.  Таким образом, с угрозой революции  решили бороться не древними языками, а национальностью, патриотизмом и знанием родной страны.   

Уже на  последнем  этапе дореволюционной истории гимназий, когда в 1915 году  готовилась новая реформа, пытались решить и вопрос соотношения  гуманитарного и естественного образования. Ведь каждая группа предметов требует своих способностей,    которых нельзя не учитывать. Преподавание  дисциплин одинаково  в равном объеме иным ученикам доставляет пытку не меньшую, чем древние языки тем, кому они не интересны. Характерно, что тогда внепрофильное обучение, без разделения на уклоны,  было признано ошибочным, но  специализация  в младших классах — вредной. На этой ступени будущие математики и  гуманитарии  должны были учиться вместе  по одной программе.  

Начиная же с четвертого класса, гимназисты распределялись по трем направлениям: новогуманитарному, с одним европейским языком и углубленным историко-филологическим уклоном; гуманитарно-классическом, с одним древним и одним  европейским языками; и реальному, с одним  европейским языком и углубленным преподаванием естественно-математических предметов.   Сама  гимназия    лишалась своей классической цели подготовки в университет,  и теперь была призвана  просто дать общее образование.  

Реформу не успели осуществить из-за I Мировой войны, но в 1914 году сократили преподавание классических дисциплин,  и отвели на  гуманитарные предметы   вдвое больше учебного времени, чем на математику и естествознание.  Итак,  чаша весов в итоге склонилась к   преобладанию в гимназии религиозного и национально-гуманитарного образования.  Все это говорит о том,  что дореволюционная гимназия не исчерпала своих возможностей и была   насильственно уничтожена  революцией, поставившей во главу  углу задачу воспитания «нового человека» и поколения, которому предстоит окончательно установить коммунизм. 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.4 (16 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Елена, очень интересно, как всегда. Жаль, что так сжато. Вообще впечатление такое, что с образованием перемудрили - не было ясной концепции, хотя и прогресс налицо. Про женское образование знаю из первых рук, во всяком случае в Москве оно было очень достойным. В Елизаветинке преподавали лучшие московские преподаватели, в том числе университетская профессура, а программа была приравнена к женской гимназической. Хоть контингент был и несовсем простой, но воспитание было довольно суровым - воспитанницы жили в общих комнатах - "дортуарах", где температура зимой не превышала 16 градусов. Бабушка рассказывала, что при этом их заставляли носить платья с коротким рукавом. За сфальшивленную ноту на уроках фортепиано били линейкой по пальцам, а за слово по-русски во время "французских" или "немецких" дней лишали десерта :) Вобщем хорошая муштра.

[ответить]

Уважаемый главный редактор РО! я тоже ЗА памятник Каткову!!! с искренней радостью бы цветы к нему возлагала. великий, умнейший и преданнейший России человек! А признание его ЧАСТНЫХ ошибок не только на моей совести, а по выводу министра Боголепова, который счел неправильным сокращение гуманитарных предметов и особенно русской истории ради такого объема древних языков. и как показала дальнейшая после устава 1871 года история гимназии, именно эта двойная ошибка была признана и исправлена.

[ответить]

спасибо, Алексей! про муштру вообще отдельная тема, интересная и тоже с громадным опытом. я свою школу вспоминаю с ужасом не из-за муштры, а из-за одинакового равного преподавания гуманитарных и математических предметов. это была сущая пытка,до слез. а профильных классов и школ еще не было, я металась по Москве в поисках хоть чего-нибудь с гуманитарным уклоном, но математика и физика с химией были везде.

[ответить]

Елена, согласен, что не имеет смысла вдалбливать высшую математику и физическую химию в головы детям с явным гуманитарным уклоном. При очень хорошем уровне преподавания точных наук в советской школе гуманитарное образование было неахти какое - уроки литературы вспоминаю с ужасом. Всё зависело исключительно от редких учителей-энтузиастов. Как все же обстояло дело с платой за обучение в правительственных гимназиях, я немного запутался :) На материале вашей статьи, да и собственно опыта советского образования, могу сделать вывод о том, что слишком большую роль в деле российского образования всегда играли сиюминутные идеологические соображения. От них конечно невозможно отойти совершенно - школа должна воспитывать гражданина, но это ведь дело долговременное, сиюминутность здесь вредна.

[ответить]

я честно говоря, не стала подробно описывать процесс платы за обучение, чтобы не путать. например, ученые для оценки уровня зарплаты учителя гимназии сравнивают сумму его доходов с уровнем рыночных цен на продукты. принцип общий был такой. имущие и благородные платили больше разночинцев, те получали казенные платья, учебники, а из собраной платы за обучение давалось пособие бедным ученикам, премия учителям, покупка учебников, оборудования и тп. плюс всякие попечители, благотворители. Николай и пытался тупо повышать плату за обучение, надеясь отсеять неблагонадежный элемент из низших сословий, допущеных к обазованию и Екатериной, и Александром.

[ответить]

Спасибо Елена - Вы один из немногих авторов, которые не пугаются и не брезгуют подробно отвечать на комментарии. К сожалению "намудрил" не только Николай Павлович, но и Александр Александрович со своими «кухаркиными детьми». Про древние языки никогда не задумывался, мысль интересная -//,гуманитарная математика, "самое национальное" воспитание, потому что только очень богатая и крепкая страна может, понимая их пользу, так вкладываться в развитие своих будущих граждан.// Про плату спросил в связи с обсуждаемым введением платы за среднее образование, скоро до «кухаркиных детей» дойдёт. Похоже наступать на грабли становится национальной особенностью :(

[ответить]

кто-то сказал, что главный вывод из любого урока истории - это то, что предыдущего урока истории все же не поняли. есть слабая надежда, что этот проект не пройдет в силу его размаха.

[ответить]

Будем надеяться, что вред от принятия плохих законов будет компенсироваться пользой от их невыполнения :)

[ответить]

24 апреля 2010 В России введут платное среднее образование. Законодательное собрание следует сформировать из отличников на основании оценок в их аттестатах зрелости, чтобы нерадивые школьники и люди без царя в голове, выбившиеся в начальники благодаря крепости своих черепов и кулаков, имели пример для подражания, а не пытались всех опустить ниже среднего уровня, злобствуя по поводу того, что не получили от природы ничего лучшего, чем бараньи мозги. http://www.enzymes.at/postscriptum/postscriptum.htm

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...