ДПНИ раскололось уже на первом съезде [репортаж]

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Первого съезда ДПНИ ждали с нетерпением многие: от радикальных националистов - до прокремлевских аналитиков и просто любителей скандалов.

Дело в том, что самая крупная и известная из организаций русских националистов-оппозиционеров вступила в полосу кризиса. Более месяца перед съездом между двумя «фракциями» в ДПНИ шла ожесточенная пиар-война: что ни день, в Интернете шли яростные споры, щедро выплескивалась ругань, компромат самого разного свойства, а порой и обещания физической расправы. Не случайно оргкомитет по подготовке к мероприятию запретил доступ на съезд журналистам - мера вообще-то беспрецедентная. От съезда ждали чего угодно, вплоть до массового побоища с последующим арестом всех участников.

Ничего подобного не случилось. Для любителей «жареного» съезд ДПНИ не стал сенсацией. Однако то, что мы увидели на собрании националистов, было интересно и заставляло задуматься.

Начался съезд с детективной интриги. Было объявлено, что он состоится в кинотеатре «Нева» на окраине Москвы - однако утром в субботу участников и гостей, приехавших к десяти часам в условленное место, зарегистрировали, рассадили по автобусам... и повезли обратно в центр. «А ведь я мог еще два часа спокойно спать!» - сокрушался кто-то из гостей.

По дороге участники строили предположения о том, зачем понадобилось «путать следы». «Оппозиционеры», настроенные мрачно и подозрительно, не сразу согласились сесть в автобус - боялись, что их увезут куда-нибудь не туда. Причина выяснилась позднее и оказалась очень банальна. Оказывается, за несколько дней до съезда в кинотеатр «Нева» зачастили представители местного ОВД: они с пристрастием выясняли, что за мероприятие здесь готовится, и в конце концов прямо заявили, что «экстремистского сборища не допустят». Какой суд признал деятельность ДПНИ «экстремистской», кем эта организация запрещена, с какой стати мешать ее работе, тем самым создавая ей дополнительную рекламу - загадка. Так или иначе, организаторы не стали «воевать» с правоохранителями, а ответили им нестандартным и удачным ходом. 

Съезд, в конце концов состоявшийся в Доме Журналистов, фактически распался на две части: в первой - дебаты между лидерами двух «фракций», голосование - во второй.

Дебаты вышли увлекательными.

Противники предлагали различные стратегии развития движения. Вальяжный Белов в дорогом костюме рисовал перед соратниками радужные картины: в европейских странах набирает силу национализм - в Италии уже сносят мечети, в Дании крайне правые заседают в парламенте, - значит, и для нас скоро взойдет заря свободы, путино-медведевский тоталитаризм сменится демократией. Националисты должны быть к этому готовы. А для этого - нужна сильная всероссийская структура партийного типа, с единым лидером и единым центром принятия решений, которая в нужный момент сможет... ну, если не въехать в Кремль на белом коне, то хотя бы в выборах участвовать.

Лидер «ДПНИ-Моссовет» Михайлов - в рубашке поло от «Prada» и потертых джинсах, гибкий, подвижный, с резким и выразительным лицом - не без язвительности отвечал, что Италия от нас далековато, и на нее равняться не стоит, а для структуры партийного типа необходимы не только начальники с ворохом бумажек, но и подчиненные, и, главное, реальные дела, объединяющие тех и других. «Сначала нужно нарастить мускулы - и только потом натягивать на них партийную шкуру». (При этих словах, должно быть, многим вспомнился тигр «Великой России»). Поэтому приоритет для организации он видит не в построении квази-партии, не в попытках влезть в «большую политику» - а в реальных делах на благо конкретных русских людей, прежде всего на социальном направлении.

Зал, четко разделившийся на две неравные части («оппозиционеры» составляли примерно 1/5 от общего числа членов ДПНИ на съезде), поддерживал своих лидеров аплодисментами. Порой в зале начинался шум, но выкрики с мест звучали не часто.

В целом спор велся горячо, но содержательно и корректно, хотя в запале стороны порой скатывались к личным «наездам». Однако, когда Белов заявил, что требовать дебатов Михайлову якобы посоветовал «человек из ФЭПа» (странное обвинение! Как будто открытый спор - коварная подрывная тактика, изобрести которую способны лишь вражеские интриганы), сторонники Михайлова дружно встали и покинули зал.

Выглядело это странновато. Правда, еще до съезда «оппозиция» отказалась от своих мандатов и от участия в голосовании - что означало, что этот съезд она легитимным не считает и вариант борьбы за единое ДПНИ не рассматривает. Так что демонстративный уход, очевидно, был спланирован заранее. Однако «кто организовал вставание» именно в этот момент? Сигнал к уходу явно подал не сам Михайлов: он сидел в президиуме и продолжал говорить. Все ушли - а он остался «доспорить», чем вызвал смешки и ехидные вопросы из зала. Создалось полное впечатление, что «оппозиционеры» определяют тактику своего поведения, не советуясь со своим лидером и даже не заботясь о том, в какое положение его ставят.

Стоит отметить, что Михайлов показал себя отличным оратором. Он хорошо говорил, очень стойко держался в стрессовой ситуации, и слова его, пожалуй, звучали убедительнее красноречивых рацей Белова. Если бы его сторона осталась и начала борьбу за первенство - очень вероятно, что им удалось бы привлечь на свою сторону какую-то часть колеблющихся, особенно из регионов. Однако с уходом «Моссовета» исход дебатов был предрешен. Михайлов завершил выступление словами о том, что считает этот съезд «нечестным», однако надеется, что время все расставит на свои места и что, когда страсти улягутся, два ДПНИ смогут в той или иной форме продолжить сотрудничество уже как самостоятельные организации - и с этими словами покинул зал вслед за своими товарищами.

Вторая часть съезда прошла уже ровно и гладко. Белов получил все, что хотел - даже ратификацию пресловутой «коалиции», главного камня преткновения, вопрос, который поначалу даже решили на съезд не выносить. Не будем перечислять принятые решения - с ними можно ознакомиться в любой новостной ленте. Лучше поговорим о том, на какие мысли наводит вся эта история.

Многие наблюдатели с удивлением отметили, что позиции Белова и Михайлова по сути - если оставить в стороне личные выпады и взаимные претензии - не противоречат друг другу.

Белов (как и всякий человек в здравом уме) и не думает возражать, что главное в движении - реальные дела на благо русского общества, дела, на которых и стоит его репутация. Не случайно ДПНИ завоевало известность именно громкими публичными акциями, которые организовывало или принимало в них участие. Но и Михайлов не отказывается полностью от политической деятельности - лишь указывает на то, что сейчас ДПНИ явно не готово к вступлению в «большую политику»; и с этим также трудно не согласиться. У ДПНИ нет собственной внятной идеологии, нет разнообразия «медиа-фигур», наконец, нет главного - если не массовой народной любви, то хотя бы поддержки более или менее значительной части народа. Будучи, в большинстве своем, стихийными националистами, русские крайне мало знают о националистах «институциональных» - а то, что знают, не вызывает к ним особого доверия. Пока что совершенно непонятно, какой путь ДПНИ как политическая сила собирается предлагать людям и чем привлекать их к себе - а без этого любые разговоры о «большой политике» и «приходе к власти» превращаются в мошенничество. В такой ситуации неудивительны опасения многих «соратников», что ДПНИ за какую-нибудь скромную сумму (а то и вовсе бесплатно) примкнет к «оранжистам» и начнет выгонять своих людей на Марши Несогласных: у кого нет своей позиции и своего голоса - тому очень легко подпасть под чужое влияние и потерять собственное лицо.

Собственно, спор шел не из-за того, что какой-то из этих путей - общественный или политический - представляется части националистов неприемлемым в принципе. Речь шла лишь о том, что едва ли возможно заниматься тем и другим одновременно. По крайней мере, не имея для этого достаточных сил и ресурсов (а одно то, что все делегаты съезда вместе с гостями свободно разместились в зальчике на 150 человек, ясно показывает, что хвалиться силой ДПНИ не стоит: оно «мощно» лишь на фоне других, еще более хилых национал-оппозиционных организаций).

И здесь мы подходим к одной из важнейших проблем современного русского движения.

В самом деле, не может один человек - или одна организация - делать много разнонаправленных дел сразу. Но это могут делать все вместе.

Все классические национальные движения, от Ирландии до Палестины, представляют собой своего рода «веер» организаций и движений самого разного толка: от культурно-просветительных или религиозных - до правозащитных, от респектабельных политических партий - до сумрачных нелегалов, «ходящих под статьей». Они могут исповедовать разные взгляды, могут публично дискутировать и даже ссориться - но в главном они едины. Все они отстаивают одни национальные интересы, стремятся к единой цели и действуют, «подыгрывая» друг другу.

Диковатый «уличный боец» попадается с бомбой - интеллигентные правозащитники поднимают шум и вытаскивают его из тюрьмы - сочувствующие журналисты пишут: «Да, конечно, террор ужасен и недопустим: но ведь это как бы говорит нам о том, до какой крайности доведен народ!» «Экстремист», глава какой-нибудь карликовой партии, кричит на митинге, что давно мечтает повесить на фонаре условного Чубайса - а респектабельный политик в высоком кабинете, пожимая условному Чубайсу руку, указывает на «экстремиста» и говорит: «Если не будете прислушиваться ко мне - увы... боюсь, скоро вам придется прислушаться к нему».

Или возьмем ту же проблему иммигрантов. Союз домовладельцев требует у районных властей закрыть местную «чайхану», от которой шум, вонь, нарушение всех санитарных норм и угроза криминала. Движение «Родители против наркотиков» выступает по телевизору и публикует слезные статьи об ужасах наркомании, не забывая подчеркнуть, что 95% «торговцев смертью» - не местные. Профсоюз дворников митингует против гастарбайтеров, демпингующих зарплату. Глядя на все это, националистические политологи и юристы разрабатывают законопроект об ограничении иммиграции, а националистические парламентарии проталкивают его через парламент и превращают в закон.

Все это банальности. Но хотелось бы подчеркнуть вот что. Да, все эти люди действуют в одном направлении и помогают друг другу; да, просто прекрасно, если они друг друга знают и координируют свои действия. Но это не могут быть одни и те же люди. Или даже члены одной-единственной «тусовки» или организации. Просто потому, что они действуют в разных условиях, выполняют совершенно разные задачи, используют совершенно разный имидж и, будучи едины в главном, в частностях порой должны демонстрировать противоположные позиции.

Надо сказать, что в русском национальном движении такое «разделение труда» начало было стихийно создаваться.

Существует, например, Славянский Союз - организация, вполне сознательно (об этом хорошо говорил на съезде ее лидер Демушкин) сделавшая ставку на «окучивание» НС-субкультуры. Существует РОНС - националистическая организация православно-фундаменталистского толка, сосредоточенная на борьбе с сатанизмом и пикетах против абортов. То и другое весьма специфично и привлекает строго определенную публику, которой в других местах, пожалуй, делать нечего: однако и СС, и РОНС при необходимости готовы прийти на Русский Марш, поучаствовать в митинге, подписаться еще на какое-нибудь «общее дело». Роль идеологического и законотворческого центра, «мозга» русского национализма довольно долго играла НДПР, пока не утратила пассионарность и не отошла на задний план. Роль «национального правозащитника» попытался было взять на себя РОД.

Да и само ДПНИ в ранний период своего существования следовало той же продуктивной модели. Оно возникло как организация с одной целью - конкретной, ясной, актуальной для обычных граждан: борьба с нелегальной и криминальной иммиграцией. И большая часть ее успехов связана именно с конкретными делами, в которых ДПНИ так или иначе противостояло «понаехавшим»: участие в деле Иванниковой, кампания протеста против строительства памятника Алиеву, оперативное информационное освещение событий в Кондопоге.

Однако в какой-то момент братья Поткины, похоже, решили сесть на все стулья сразу.

Вдохновленные успехом «кондопожской темы», они решили взять на себя информационное обеспечение национальных проблем. Это удалось наполовину: с одной стороны, лента новостей ДПНИ.орг стала заметным явлением в информационном поле - с другой, поскольку делалась она непрофессионалами и откровенно «на коленке», ее малограмотность, тенденциозность и вольное обращение с фактами вошли в пословицу, а слово-бренд «кондопога», применяемое к любой межнациональной стычке, уже через несколько месяцев обесценилось и стало поводом для насмешек. 

Одновременно, в погоне за «массовкой» для уличной политики, ДПНИ принялось отбивать клиентуру у Славянского Союза и НСО. Дабы таскать бритоголовых орлов с собой на «палевные» митинги, мучительно растолковывать им вред «зигхайлей» в публичном месте, и вообще выковывать из них «националистов в галстуках» - с понятными результатами.

Одновременно ДПНИ попыталось «войти в большую политику», приняв активное участие в создании партии «Великая Россия», как говорят, состоящей из ДПНИ-шников чуть менее, чем полностью. Партия, склепанная наспех и очень халтурно, оказалась «бумажным тигром» и если не бесславно скончалась, то, во всяком случае, влачит коматозное существование.

Случились в столице муниципальные выборы - ДПНИ в последний момент сообразило и в выборах принять участие. Даже кто-то от него прошел: то ли один человек на Москву, то ли целых два.

Что касается правозащиты, то РОД, заявивший эту тему как основную для себя, почти сразу оказался «подмят» под ДПНИ и после дела Иванниковой уже ничего великого не совершил. Само же ДПНИ, занимаясь сейчас «всем на свете», любит вскользь касаться правозащитной тематики, но серьезно этими проблемами не интересуется. Вообще в русском движении правозащитой сейчас занимаются все понемногу, плохо представляя себе деятельность друг друга, друг с другом почти не координируясь - с результатами, вполне соответствующими пословице о семи няньках.

А что же нелегальные иммигранты? Им живется привольно. Ни громких дел, ни успехов. Даже сторонники Белова и Басманова признают, что деятельность ДПНИ по основному направлению в последний год почти затихла.

Словом, ДПНИ оказалось в положении «и жнеца, и швеца» - человека, который пытается делать пять дел сразу, и все делает плохо.

Очень понятно, что «ветеранов» такое положение дел не устраивает. Да, они хотят, чтобы «все стало как раньше»: им нужны действия, а не жизнь «от Русского Марша до юбилея», реальные победы, а не дилетантские политтехнологические выверты, подлинное движение, а не судорожные попытки бежать сразу во все стороны. В сущности, они хотят «отмотать назад и начать сначала» - процедура не такая уж бессмысленная, а во многих случаях и очень полезная. Если они сумеют создать хотя бы в Москве службу реальной и действенной борьбы с этническим криминалом - это будет, быть может, не грандиозное, но очень полезное дело.

Другой вопрос - удастся ли им это. Их лидер Михайлов производит очень хорошее впечатление (как минимум, на трибуне) и, по-видимому, пользуется уважением среди своих. Но многое указывает на то, что он - скорее «медиа-лицо» ДПНИ(м), чем его реальный руководитель. По-видимому, у «раскольников» имеются теневые лидеры; и есть основания полагать, что фигуры, реально определяющие их стратегию и тактику, не столь симпатичны. Впрочем, посмотрим, что будет с ними дальше. 

Понятно и стремление большинства (ДПНИ(б)) упрочить завоеванную им роль в политической жизни и двигаться дальше. Но здесь все зависит от них самих. Смогут ли они превратиться в полноценную политическую партию? Научатся ли они грамотно использовать дружественные ресурсы? Смогут ли допустить существование рядом с собой равнозначных и независимых сил - или по-прежнему будут пытаться играть в «единственных националистов в России» и все делать сами, по принципу «землю попашет, попишет стихи», неизбежно истощая этим свои силы и сужая свои возможности? Наконец, смогут ли встать на твердую почву, выработать собственную идеологическую позицию и заговорить собственным голосом, не мечась неприкаянно по политическому полю и не вызывая постоянных подозрений в готовности продаться и примазаться - то к «оранжевым», то к кому-нибудь еще.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

замечательно

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...