Поколение боевого НЛП. Поклонники Пелевина получили автографы Мерилин Монро

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Помните главное: в эпоху политических технологий наши самые естественные и спонтанные чувства рано или поздно оказываются мобилизованными в чужих корыстных целях – на это работают целые штабы профессиональных негодяев.
Виктор Пелевин. 5П. страница 83

Рунет полнится свидетельствами поклонников Пелевина, отстаивавших очереди в букинистическую «Москву» в ночь с 4 на 5 октября, где порядка 200 пелевиноманиаков вежливо надеялись на подписанный автором экземпляр. Менее маньячные поклонники пришли в 5 воскресных часов в «Новый книжный» на Сухаревке, где  были розданы еще 50 автографических экземпляров. Процентов 10 из тамошней публики составляли пиар-менеджеры (лично Пелевина, книжки, издательства, магазина…), с придыханием называвшие его Виктором Олеговичем.

Люди образовывали хаотичный эллипс вокруг приглашенных звезд – двойника Элвиса Пресли, больше похожего на актера Мэтью Перри, который зачем-то переоделся в Элвиса, и Мерилин Монро, выглядящей более Татьяной Догилевой, облаченной в выцветшее кремовое платье и 12тисантиметровые серебряные шпильки. В перерывах между розыгрышами бонусов поклонников и сочувствующих развлекал молодежный музыкальный квартет, который весьма прилично саккомпанировал псевдо-Элвису в его зажигательном «Lets Rock».  Бедняжка Мерилин попала в техническую неполадку  и отработала свою «Diamonds Are The Girls Best Friends» под фонограмму, чем не смогла вызвать сочувствия публики, смущенно молчавшей и разглядывающей потолок и друг друга, тогда как Элвис пытался спасти ситуацию, очаровательно пританцовывая вокруг напарницы. Их труды не прошли напрасно – мальчик в красно-клетчатой рубашке из числа сочувствующих, видимо, расстроившись, что подписи Пелевина ему не досталось, по увещеванию дамы-конферансье взял у них автографы. Последние явно избавились от ощущения полного конфуза и стали улыбаться куда более искренне.

Блиц-викторину по одной из глав книги, выброшенной загодя в интернет – для затравки - однозначно выиграла девочка с герберой, но она как-то быстро скрылась из поля зрения и не позволила журналистам засыпать себя вопросами. Вопросы кстати были содержательные: «Действенность какой пословицы отправился проверять герой Чингиз Коротаев?» Ответ: «Деньги к деньгам».  Или «Кто такие баблонавты?» «Люди, которые ходят по улице с баблом, чтобы притягивать еще больше бабла»). Руководитель отдела современной прозы издательства ЭКСМО Лариса Михайлова с упоением рассказывала телевизионщикам о музыкальной легкости (дескать, завораживает и заканчивается на пике интереса), о современности (мол, современнее не придумаешь) и классичности произведения («его можно перечитывать каждый раз как новую книгу»). Фотографы в приступе счастья озаряли вспышкой каждого, кто брал в руки книгу – вот вам ваши 15 секунд славы по Уорхоллу. Кто-то даже с удовольствием фотографировал свое лицо на месте мальчика-матрешки, красующегося на обложке книги в полный рост.

О символичности буквы П в творчестве Пелевина переговорено слов столько, что ими не один раз можно землю по экватору обернуть как полиэтиленовой пленкой, но на этот раз «Прощальные Песни Политических Пигмеев Пиндостана» порядком попахивали перебором (Кто сосчитает, сколько букв П в последнем предложении, получит конфетку).

Происходящее отчего-то напоминало сюр в духе Бегбедеровских 99 единиц французской валюты. Слишком медийно-насыщенно и противоречиво с точки зрения выборки поклонников: тут вам и хиппующие длинноволосики, и «гламопедераствующие» тинэйджеры, и малозубые женщины неопределенных лет, и несколько потерянные мужчины в расцвете сил. Понимают ли все эти люди, о чем пишет Пелевин?  Начиная от анальных вау-факторов в «Поколении Пи», продолжая «трансцендентально-лингвистическим императивом», упоминающимся в П5. Знают ли они, что буквы DKNY с футболки героя Дяди Пети, выведенного также в картине Кончаловского «Глянец», означают ни разу не «Definitely Khtulhu, Not Yahweh» («определенно Ктулху, а не Яхве»), а Донна Каран Нью Йорк? Если тинэйджеры действительно понимают, о чем речь, спасибо Пелевину. Если не понимают, но стремятся понять и это пробуждает когнитивные порывы - сПасибо еще раз: воспитывать поколения – труд тяжелый и кропотливый. Если это лишь фразы, которыми можно  броситься в дальнейшем в разговоре со сверстниками и моментально прослыть эдаким божком о великом интеллекте и, как следствие, крутости – то жаль этой системы цитирования цитат, давайте читать Минаева и цитировать фразы Геббельса, процитированные в минаевских «нетленках». Тогда происходящее можно охарактеризовать словом на букву П, рифмующимся со словом звездец. Не иначе.

Встретив выражение «секстинская капелла», задумываешься, не пропустил ли корректор досадную ошибку, потом – а может, ты не прав и название капеллы происходит от «сексты», и лишь затем осознаешь, что опечаток быть не может, и юмор как раз в связи искусства и секса. А потом становится грустно.

Почти триста страниц действительно умного текста (выпустим обсценную лексику за скобки и не будем ханжами) вызывают как минимум любопытство. Как среднее арифметическое – жажду прогрызть обложку. Первое из пяти произведений, составляющих «нового Витю», - «Зал поющих кариатид» - уместилось во мне часа за полтора (за ужином в ближайшем к книжному кафе) и оставило ощущение интеллигентной сытости с привкусом легкой пессимистической гадливости, какую неизменно порождают любые размышления о нашей с вами современности.

НЛП-практика (на обложке красуется предупреждение об использовании в книге технологии боевого НЛП) сводится к схеме, о которой олигархствующие мужички дискутируют за преферансной пулечкой.  К месту и не к месту автор пытается «разорвать твой шаблон», вписывая непонятные далеким от нейролингвистического программирования обывателям конструкции типа «пять-восемнадцать, вон галка полетела». В целом, книга, что называется, выносит мозг: пространство смыслов шире широкого, ссылок на процессы современности и не очень – пруд пруди.

Перефразируя Шекспира, Бродского и Пелевина одновременно, получаем нехитрую формулу современности: «Жизнь есть сон есть говно, что к деньгам» - страница 74. Приятного чтения.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (3 голоса)

Эссенция всего вышесказанного: книга интерсная и читать ее стоит. Все остальное - муть псевдоинтеллектуальная и описание того, что происходило в магазине через призму "мути псевдоинтеллектуальной". Я согласен тратить время и внимание на проникновение в текст сложной книги, но мне не кажется, что читатель должен тратить время на продирание сквозь «трансцендентально-лингвистические» пассажи рецензии.

[ответить]

Что Вы так волнуетесь? Зачем отправлять комментарий два раза?

[ответить]

Перефразируя профессора Преображенского (пардон! Пелевин притягивает "П") - "Не читайте в кафе современных "модных российских писателей"!

[ответить]

лучше б даже три. чтоб было понятней. и покороче.

"ведь каждый видит лишь то, что в нем уже есть"

хороший оборзеватель даже в раю

найдет что обозреть.

вот 

[ответить]

какой классный блог-сервис, картинки можно добавлять, а где кнопка зарегистрироваться?

[ответить]

 Смысл ясен:"Жизнь гавно, а люди в ней -актеры".

[ответить]

Ну и статейка! Честно ломала глаза и разум, пытаясь продраться сквозь гущу ненужных, неуместных и бессмысленных словес. Тьфу. Осилила только 2 абзаца. Вырвать руки такому автору!

А Пелевина все равно прочитаю.

[ответить]

кому надо, тот все равно прочтет, а критикам тоже нужно за что-то кофе покупать))) life is shit... это еще Достоевский тренд такой дал))) 

[ответить]

Пелевин почти постоянно предпочитает постмодернистское перефразирование прочитанного простому писательству.

Попросту, 5П - пустая пурга опигмеевшего Пелевина. 

 

[ответить]

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код