Работный дом

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

В августе 1775 года Екатерина II подписала указ о создании городских Работных домов. Проблема гастарбайтеров и трудоустройства наемных рабочих была серьезной и для старой Москвы. Работный дом, разумеется, не был панацеей от нищенства и безработицы, но оставил по себе весьма любопытный опыт

Легенда гласит, что однажды зимой Иван Грозный ехал на охоту в свой любимый лес, что тянулся от нынешних Красных ворот к Сокольникам. Царь случайно задел своей собольей шапкой за ветку могучей сосны, и монарший головной убор упал в снег. Придя в ярость, Грозный повелел вырубить эти непокорные сосны, и на том месте построить Охотничий дворец. По преданию, его возвели те же знаменитые мастера Барма и Постник, что подарили Москве храм Покрова на Рву. Государь возлюбил свое новое владение и приказал провести из Охотничьего дворца подземный ход в Кремль, где он соединялся с другими потайными лабиринтами. И будто бы царь, переодевшись в крестьянское платье, пробирался с факелом по подземельям в город и, никем не узнанный, слушал, что говорит о нем народ. 

Потом в этих местах появилась дворцовая Огородная слобода. Царь Алексей Михайлович выстроил своим огородникам приходскую церковь во имя св. Харитония Исповедника, освященную по дню его венчания на престол. Она и оставила имена Харитоньевских переулков. А бывший Охотничий дворец, перестроенный в роскошные жилые терема (Б. Харитоньевский, 21), царским пожалованием переходил к разным владельцам, пока в 1727 году не оказался у князя Г.Д.Юсупова. Этот дом был главным родовым владением Юсуповых в Москве, а в 1801 году сиятельный князь Николай Борисович, хозяин Архангельского и первый директор Эрмитажа, которому Пушкин посвятил стихотворение «К вельможе», купил соседний дом в Б.Харитоньевском, 24, и устроил в нем Юсуповский театр, снискавший славу второго после Шереметевского. Однако его сын решил избавиться от «лишнего» и в 1836 году продал здание для городского Работного дома.

Так называлось учреждение для неимущих, нищих, бездомных, где им предоставляли оплачиваемую работу, обеспечивая еще пищу, одежду и ночлег. В принципе начинание было благим - не просто избавить город от нищих и бездомных и не просто помогать им единовременной благотворительной мерой, но и дать трудоспособным, кроме крыши над головой и пропитания, возможность честно заработать собственным трудом. Еще английский мыслитель Локк утверждал, что «истинная и правильная помощь бедным заключается в доставлении работы тем, кто ее не имеет». Предоставление работы с гарантированным заработком - вот основная идея Работного дома, отличавшая его от тюрем, приютов и богаделен, учитывая то, что поначалу это было заведение для людей, живших исключительно уличным подаянием, у которых практически не имели шансов найти гарантированно оплачиваемую работу, даже самую грубую. В Работном доме же предполагалось поступление самых разнообразных заказов на труд из города. 

На Западе работные дома были довольно суровым учреждением с принудительным характером. В России причиной его создания стала новая екатерининская политика в области общественного призрения, то есть переход от подаяния к предоставлению заработка: запретив нищим просить милостыню в 1762 году, государство со своей стороны предложило им Работный дом. О том просили и сами жители Москвы в Наказе в Уложенную комиссию 1767 года: учредить работный дом или «дом исправления» и определять в него на казенную работу всех «бесчувственно напившихся» и «на улице найденных». Для принудительно заключенных это заведение носило бы исправительный, воспитательный характер, дабы отучить их от бродяжничества, но в то же время предоставляло бы им заработанные деньги на жизнь. 

И инициатива власти, и почин общественности привели к появлению указа от 12 августа 1775 года об учреждении Работных домов для «молодых ленивцев», праздношатающихся и просящих милостыню, чтобы получали пропитание собственной работой. Работный дом в Москве учреждался под ведомством полиции, и за него отвечал лично московский обер-полицмейстер Архаров. Однако уже тогда в него принимались не только трудоспособные «совершенно убогие», забираемые полицией с улиц за прошение милостыни и пьянство, но и те, которые «сами добровольно приходят», желая честно заработать и не имея для того иной возможности. Таким образом, уже в самый момент своего основания Работный дом имел целью предоставить работу, тем кто хочет ее иметь. И если на Западе такие дома назывались «бастилиями для бедных» за их принудительный характер, то в России «доброволию» была отдана большая дань. По одному образному и меткому выражению Работный дом служил двум противоположным целям: дать работу бедняку, ищущему заработка, и посадить за работу бродягу, избегающего ее. 

Первый Работный дом открылся в октябре 1777 года. Тогда он был территориально раздельным: мужчин разместили за Сухаревой башней, в бывшем карантинном доме, оставшимся со времен чумной эпидемии, а для женщин (к коим относились и «распутные») отвели Андреевский монастырь на Воробьевых горах. На их содержание выделили по три копейки в день на человека плюс плата за работу: женщины занимались прядильным делом на нужды Адмиралтейства, а мужчины были заняты на тяжелых физических работах - зимой заготавливали дрова и камень для казенных и частных построек, летом работали на кирпичных заводах и на земляных работах. 

Этого явно было недостаточно даже для докапиталистической Москвы. В голодные годы и каждую зиму сюда стекались тысячи бродяг в поисках пропитания и работы. В старых работных домах не хватало мест. И тогда в 1836 году на пожертвование купца Чижова у князя Юсупова купили для города его просторный «театральный» дом в Б.Харитоньевском. Он получил прозвище «Юсупов Работный дом». 
В истории Работного дома выделяются два периода - до эпохи капитализма и пореформенная эпоха. На первых порах он исполнял роль принудительного дома призрения для нищих, так как работы, на которую рассчитывали его создатели, было очень мало. В 1838 году Работный дом перешел в ведение только что созданного Московского комитета по разбору дел о просящих милостыню. Отметим, что одной из главнейших целей Работного дома была борьба именно с профессиональными нищими, то есть избравшими уличное прошение милостыни своим главным промыслом. Опасность этого социального явления крылась в том, что отсюда наиболее часто происходило детская беспризорность. Уже младенцев профессиональные нищие выносили на уличный заработок. Один мальчик из Работного дома вспоминал, что когда умерла его двухлетняя сестра, положение в семье сильно ухудшилось, а до того было вполне благополучным. Потом такие дети часто бросали родителей и подавались на самостоятельную нищенскую стезю. Оттого в Работном доме было создано детское отделение, где призреваемые обучались грамоте и ремеслу. Было еще стариковское отделение, где содержались нетрудоспособные, требующие ухода. 

На первых порах задержанные нищие и бродяги составляли подавляющее большинство его взрослых постояльцев. Их приводили сюда на несколько дней, рассматривали дела и затем отправляли по этапу на родину, но если у них действительно не было никакого другого пристанища, их могли оставить в Работном доме навсегда. Всем вновь поступившим назначался испытательный срок на проверку поведения. Затем их делили на два разряда - добронравные и ненадежные. Снискавшие доверие занимались относительно легкой работой в доме (мытье полов, стирка белья, помощь в канцелярии) минимум за 4 копейки в сутки плюс исполняли заказанные работы в мастерских за дополнительную плату - за половину цены от них. Мастерские поначалу тоже были примитивными, не требующими профессионального труда, как переплетно-конвертная и корзинно-бельевая. «Ненадежные» содержались под караулом и получали самые тяжелые, часто бесплатные работы по дому и без права выхода из него. 

Долгое время Работный дом влачил жалкое существование. Он содержался на мизерные средства Комитета по делам нищих и пожертвования благотворителей. Добровольцев приходило очень мало, заказов на работы почти не поступало, дневной заработок начислялся в грошах, и постояльцы отказывались трудиться, а большинство их были вовсе нетрудноспособными. Вместо Работного дома получилась принудительная богадельня. 

Эпоха капитализма принесла благие новшества в Работный дом. Во-первых, дешевый наемный труд требовался теперь в гораздо более значительных размерах, особенно в Москве. Во-вторых, при капитализме было больше вакансий, то есть возможности найти заказ самой разнообразной работы. В-третьих, сильно увеличился поток добровольцев, приехавших в Москву на заработки из деревень или провинциальных городов. Обычно наплыв из сельской местности был сезонным, поздней осенью или зимой, а к лету они вновь возвращались на полевую страду, и такие приезжие нуждались именно во временном заработке. Наконец, создание органов городского самоуправления позволило обеспечить лучшие финансовые условия для содержания Работного дома и организовать труд его постояльцев. В 1893 году Комитет по делам нищих был упразднен, и Работный дом перешел в ведение Московского городского общественного управления. Начались активные и солидные пожертвования благотворителей в пользу Работного дома - в их числе был сам П.М.Третьяков. Да и городских работ в капиталистической Москве прибавилось: разборка свалок, бесчисленные стройки, ремонты зданий, уборка снега с железнодорожных путей были самыми крупными заказами с гарантированной оплатой. Работный дом давал своим постояльцам возможность не подаваться на Хитровку. 

Теперь в нем определилось два вида работ - в мастерских общих производств использовали дешевый неквалифицированный труд, как вне дома, так и в его мастерских: клейка чайных коробок, нашивка пуговиц, плетение корзин. Для других требовался профессиональный, лучше оплачиваемый труд со знанием ремесла - в слесарных, кузнечных, столярных, сапожных мастерских. Если в пуговичной мастерской заработок составлял минимально 6 копеек в день, то в кузнечно-слесарной он доходил до 72 копеек. (Максим Горький вспоминал, как будучи грамотным, порой трудился за гривенник в день). Городские работы теперь длились от 10 до 12 часов в день, но здесь существовала своя сложность. Разделение постояльцев Работного дома проходило уже не по добронравию, а по «материальному» принципу - те, кто имел собственную одежду, в которой можно было показаться на люди, и те, кто не имел таковой. Сносно одетые могли рассчитывать на лучшую работу со сдельной оплатой и объединялись в артель с избранным старостой. Вторые тоже создавали артель, но под присмотром надзирателя. Им выдавалась казенная одежда, рваная и разнородная, и они отправлялись на соответствующие, менее оплачиваемые работы. Однако минимальная плата для каждого рабочего на городских работах составляла 75 копеек в день - минус отчисление на содержание. 

Капитализм выявил хорошее начало Работного дома - те, кто действительно стремился заработать какие-то деньги, получал их и покидал его стены с некоторой скопленной суммой для дальнейшего трудоустройства в Москве или возращения домой. От работы теперь не отлынивали, потому что была реальная возможность заработка. Число работников возросло настолько, что уже в 1897 году при Работном доме было открыто отделение в Сокольниках, а незадолго до революции устроили даже ясли для детей рабочих Работного дома. Добровольцы принимались на других условиях, жили отдельно от нищих, но одинаково на полном содержании, которое тоже улучшилось. Ранним утром перед работой выдавался чай с сахаром и черным хлебом в неограниченном количестве. На обед и ужин было горячее кушанье, щи и каша с салом, постным маслом, хлебом и небольшим количеством мяса. 

Поскольку Работный дом был постоянным местом проживания, а не ночлежкой, здесь, в отличие от Хитровки, имелась и собственная баня и организованный досуг, поскольку постояльцам полагались выходные и праздники. Кроме библиотеки, где неграмотным читали вслух, популярность имели концерты, любительский хор и даже театральные постановки: особым успехом пользовался Гоголь. 
За исключением бездомных, которых некуда было выслать по этапу, пребывание в Работном доме имело свой срок. Для заключенных принудительно он составлял полтора месяца, но колебался и до одной недели, и до полугода. Добровольцы же принимались или на определенный срок, обычно 36 дней, или до получения заработка в размере пяти рублей, или - по желанию - бессрочно. Точно также они могли покинуть Работный дом в любой момент по собственному желанию или же могли быть исключены по усмотрению администрации, например, за неблагонравное поведение. 

Кадры Хитровки пополнялись в основном из-за нехватки мест в переполненном Работном доме. Юсуповский дом, рассчитанный на 200 человек, вмещал 600 постояльцев. Потом появилась идея разделить Работный дом на два отдельных учреждения - дом трудолюбия для добровольцев и работный дом для лиц, приводимых полицией, но осуществить ее не успели. Работный дом просуществовал до Октябрьской революции..

 

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (2 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...