Дом три

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В начале ХХ века коллекционер русской живописи Иван Евменьевич Цветков, друг и последователь П.М. Третьякова, задумал построить просторный особняк на Пречистенской набережной, 29 для размещения своей огромной картинной галереи и пригласил В.М.Васнецова возвести дом в русском стиле. Так на набережной появился красивый особняк в образе теремка допетровской Москвы. Вскоре этот дом посетил приятель Цветкова, богатый инженер-путеец Петр Николаевич Перцов, тоже сердечный поклонник русской старины. Он был так потрясен особняком Цветкова, столь удачно вписанного в московский пейзаж, что Цветков сделал ему заманчивое предложение: если Перцов тоже решится построить  себе дом в русском стиле, он поможет ему получить отличный участок по соседству.

Так Перцов и сделал. Он купил участок на углу Соймоновского проезда и Пречистенской набережной, оформив купчую на свою жену З.А.Перцову. Замечательное место подле храма Христа Спасителя и с видом на Кремль обязывало к тому, чтобы здесь появилось восхитительное здание и непременно в русском стиле. А там тогда стояло уродливое, мрачное трехэтажное сооружение, огорчавшее глаз. Перцов задумал построить здесь необычный доходный дом: во-первых, он должен был стать символом русского искусства, а во-вторых, в нем планировались наемные квартиры для художников с мастерскими-студиями в мансарде, кроме личных апартаментов хозяина.

В виду колоссальной сложности задачи Перцов решил объявить закрытый конкурс, поставив перед участниками главное условие: чтобы «доходный дом в русском стиле» отвечал духу и преданиям Москвы и в то же время всем требованиям современности. Оттого в жюри Перцов пригласил лучших знатоков русского стиля и московского модерна - В. М. Васнецова, В.И. Сурикова, В. Д. Поленова, Ф.О. Шехтеля, С.У. Соловьева. На конкурсе по желанию заказчика были представлены проекты художников А. М. Васнецова, С.В.Малютина, архитекторов А. И. Дидерихса и Л.Браиловского. Несмотря на экспертное жюри, Перцов оставил за собой право построить любой из отмеченных проектов по своему усмотрению.

Первую премию жюри присудило А. М. Васнецову, вторую - С. В. Малютину. Перцов выбрал проект Малютина, как более оригинальный, но с требованием полностью переработать этот проект: он был составлен в стиле московского ампира, а Перцову хотелось истинной старины. Однако переработки не потребовалось. Рассматривая первоначальные варианты и наброски художника, Перцов вдруг нашел эскиз настоящего чуда, который немедленно был принят к исполнению. Так в Москве появился дом-терем, составленный по проекту Сергея Малютина, - того самого, кто создал русскую матрешку! Он был членом васнецовского кружка «ревнителей» русского народного стиля, возрождавших его в архитектуре, живописи, декоративно-прикладном искусстве. Русское начало составило и дух перцовского дома.

Согласно проекту Малютина следовало использовать за основу старое трехэтажное строение, стоявшее на этом участке, нарастить его этажом с мансардами, дополнить пристройками и облечь в новый декоративный облик, превратив дом в сказочный терем. За художественную основу его архитектуры и был принят русский терем. Кровли дома получили традиционные завершения в виде древнерусских остроконечных щипцов. Во-вторых, национальная архитектура сочеталась с художественными образами русских сказок и былин, представленными в декоративных майоликовых панно. Здесь и Ярило-солнце, и звезды, и бык, дерущийся с медведем, и птица Сирин, и заяц, и павлины, и щуки, и петух. Два сказочных витых дракончика поддерживают балкон, а труба выполнена в виде спящей совы. Все это было не скопировано, а творчески переосмыслено и синтезировано, согласно гениальной идее архитектуры модерна о синтезе искусств. Здание сразу же стало достопримечательностью Москвы и попало в дореволюционные путеводители как «блестящая импровизация в духе сказочно-былинного стиля». Критики отводили ему второе место в архитектуре русского стиля после Ярославского вокзала.

Встречается мнение, что под этой поистине сказочной красотой маскировалась прозаическая идея доходного дома, но вряд ли с этим можно согласиться. Ведь, по замыслу Перцова, дом должен был стать пристанищем для творческих людей и художников, которым хозяин сдавал квартиры с мастерскими за небольшую сумму, а друзьям и вовсе бесплатно. Это тот редкий случай, когда владельца доходного дома интересовали не деньги. Кстати, для самого хозяина была построена оригинальная квартира-особняк, занимавшая три этажа и имевшая собственный вход со стороны набережной. Из-за сложной формы земельного участка у дома оказалось целых три фасада, выходящие на Пречистенскую набережную, в Соймоновский переулок и в Курсовой переулок. Перцов, вникавший во все детали работы, в творческий замысел художника не вмешивался, и не стеснял его в средствах. Творцы дома были свободны, отчего и появилось это московское чудо.

Уже в 1907 году дом, возведенный по проекту Малютина архитектором Н.Жуковым и инженером Б.Шнаубертом, был готов. Одним из первых квартирантов стал сам Сергей Малютин, проживший в этом доме восемь лет. Здесь во время страшного московского наводнения 1908 года погибло его незаконченное монументальное полотно «Куликово поле», о котором он особенно горевал. Здесь же в начале ХХ века жил великий русский пианист К.Н.Игумнов. На верхних этажах даже в советское время были студии художников Р. Фалька, П.П. Соколова-Скаля, А.В. Куприна.

А в 1908 году в подвале Перцовского дома обосновалось знаменитое театральное кабаре «Летучая мышь». По преданию, когда создатели кабаре нефтепромышленник Н.Л. Тарасов и артист Н.Ф. Балиев, ставший первым русским конферансье, спустились осмотреть подвал, навстречу выпорхнула настоящая летучая мышь. Так и родилось название кабаре. Поначалу здесь проводились шуточные вечера для артистов МХАТа, вроде капустников, где великие актеры выступали в неожиданных амплуа: В.И. Качалов представал цирковым борцом, О.Л. Книппер-Чехова - парижской шансонеткой, К.С.Станиславский показывал фокусы, (он мог с любого снять сорочку, не расстегивая пиджака), а трагическая актриса Алиса Коонен играла на балалайке и под руководством самого С.В.Рахманинова танцевала танец парижских апашей. Потом кабаре переехало на Тверскую, а дом Перцова остался «главным домом Серебряного века». В нем открылся творческий салон, который называли «русским Монмартом»: тут пел Александр Вертинский, часто бывала Вера Холодная, а в мансардах собиралась художественная и театральная богема. Дом Перцова попал и на Бунинские страницы: здесь жила героиня «Чистого понедельника».

В эпопее Алексея Толстого «Хождение по мукам» футурист Жиров обещает, что когда они придут к власти, то первым делом сотрут с лица Москвы Кремль, Исторический музей, и дом Перцова. Этот сказочный дом действительно был обречен на уничтожение Генеральным планом реконструкции Москвы 1935 года, попадая под снос всех прилегавших к храму Христа Спасителя зданий до 2-го Обыденского переулка для создания площади Дворца Советов. К счастью, он остался цел.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...