Рим, который устоит

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Москва – Третий Рим.

Для наших предков эти слова были не просто важным идеологическим догматом, но и практическим руководством к действию. Именно эта идея и легла в основу градостроительства средневековой Москвы.

Город, осмыслявший себя Третьим Римом, так и строился: как образ Небесного Града – Царствия Божия.

Градостроительные символы Москвы делятся на три категории. Во-первых, это символы мировых держав - Рима и Византии, предшествовавших Москве. Во-вторых, символы, заимствованные со Святой Земли - Москва осмысляла себя городом, Богоизбранным на великую историческую миссию. И, наконец, символы Небесного Града, описанного в Апокалипсисе - как высшая, последняя цель исторического пути Москвы.

Как Рим и Константинополь, Москва была основана на семи холмах. Главным холмом был, безусловно, Боровицкий, где стоит Кремль. Относительно остальных шести историки по сей день теряются в догадках и выдвигают различные гипотезы. Так, гениальный москвовед М.П.Кудрявцев считал, что это расположенные в пределах Садового кольца (Земляного города - граница средневековой Москвы) Петровский холм в районе Петровки, Красная Горка на Моховой, урочище (местность) Остров в районе Брюсова переулка, урочище Киевец на Остоженке, Ивановская горка близ Солянки и Красный холм близ Таганки.

Идея Третьего Рима воплотилась в Москве в двух центрах – в Кремле и на Красной площади. Кремль стал иконой русского богословия, а Красная площадь – соборным народным храмом. Главный храм Москвы – Успенский собор, был символом главного храма Византийской империи Софии Константинопольской. Нужно объяснить, почему главный храм Москвы копировал именно Софию Константинопольскую, а не главный храм христианского мира – Воскресения Господня в Иерусалиме. Храм Воскресения Господня был воздвигнут на месте реальных исторических событий, поэтому нельзя было копировать в других странах.

Вот почему наши предки вынуждены были обращаться к богословской трактовке.

Константинопольский храм был освящен во имя Святой Софии, которая символизировала Премудрость Божью. Именно она была явлена в образе Христа Спасителя, рожденного в мир, - как воплощение Божественного Замысла о спасении человеческого рода.

Москва же отождествляла Святую Софию с Богоматерью, через Которую Бог сошел на Землю. И оттого московская София – это Успенский собор в Кремле. А в Успенской звоннице при колокольне Ивана Великого был освящен храм Рождества Христова с приделом Воскресения Словущего (праздника Обновления иерусалимского храма Воскресения в 335 году), также напоминавший о событиях на Святой Земле и о храмах Иерусалима.

Самой трудной задачей было воспроизвести в городе символический образ Небесного Града. В Апокалипсисе сказано, что в нем нет храма, а есть только престол Божий. И средневековые мыслители сумели воплотить этот образ Нерукотворного храма под открытым небом. Успенская звонница с Рождественским и Воскресенским престолами стала символическим алтарем, Успенский и Архангельский соборы – женской и мужской половиной храма, Благовещенский собор – входом (ибо вход в Царстве Божие человечеству открыла евангельская весть), а роль купола исполняло открытое Небо.

В XVII веке кремлевские башни увенчали зелеными черепичными шатрами. Шатры, символы божественной сени и покровительства, знаменовали священность Кремля – «алтаря Москвы», а их цвет был уподоблен цвету стен Небесного Града. В Апокалипсисе говорится, что они сделаны из ясписа - камня темно-зеленого цвета, символа Святого Духа и вечности жизни. Высота Спасской башни по старинному измерению равнялась ста сорока четырем локтям, как и высота стен Небесного Иерусалима. А Спасские ворота были символом Золотых ворот Иерусалима, через которые Иисус Христос въехал в город, и Золотых ворот Константинополя.

В XVI веке на Красной площади соорудили Лобное место – символ горы Голгофы. Голгофа с древнееврейского значит – «голова», «лоб»: по преданию, на Голгофе был похоронен Адам, и стекавшая кровь распятого Христа омыла его череп, искупив первородный грех человека. И в Москве Лобное место расположено на крутой возвышенности – «взлобье». Оно, так же как и Голгофа в Иерусалиме, находится близ города, но вне его стен. В Лобном месте видят и символ римского миллиария на форуме, означавшего центр Земли и начало отсчета всех дорог. Подобный миллиарий существовал и в Константинополе.

На Красной площади главенствует храм Покрова Божией Матери – символ самого Небесного Града, в который суждено вернуться человечеству благодаря искупительному подвигу Христа. Поскольку собор посвящен празднику Покрова, его девять глав символизируют образ Пресвятой Богородицы как Царицы Небесной Церкви, состоящей из девяти чинов Ангелов и девяти чинов Праведников Небесных. Восемь глав вокруг центрального, девятого шатра, образуют восьмиконечную звезду. Число 8 символизирует день Воскресения Христа, который по древнееврейскому календарю был восьмым днем, и грядущее Царствие Небесное – царство «восьмого века». А сама звезда символизирует Православную Церковь как путеводную звезду в жизни человека к Небесному Граду, напоминая и о Вифлеемской звезде, указавшей волхвам путь к младенцу Христу. И, наконец, восьмиконечная звезда образуется из двух совмещенных квадратов, что символизирует проповедь четырех Евангелий на четыре стороны света.

Композиция Красной площади повторяла замысел кремлевской Соборной площади и тоже символизировала Нерукотворный храм Града Божия. Покровский собор был алтарем, Лобное место - амвоном, площадь - пространством храма, а его куполом было открытое небо. Входом в этот мистический храм были Воскресенские ворота с часовней Иверской иконы Божией Матери, почитаемой Райской Вратарницей.

Москва, как образ Небесного Града, создавала символический образ Царствия Божия и через свои благоухающие сады, тем более что сад на Руси издревле назывался Раем.  В садах обязательно присутствовали яблони, как символ древа познания добра и зла, и виноград – образ Христа. В Москве с виноградом были трудности, поэтому его заменили крыжовником.

Напротив Кремля на Софийской набережной в XVI веке был разбит Государев сад - символом Гефсиманского сада на Святой земле и одновременно прообраз райского сада: в нем насчитывалось 144 фонтана, что символически уподоблялось высоте стен Небесного Иерусалима и числу праведников – тоже 144 тысячи, записанных в книге Жизни.

Москва-река была символом реки Жизни в Граде Божием. В Апокалипсисе сказано, что Древо Жизни цветет в раю по обоим берегам Реки. И на левом берегу Москвы-реки, в Кремле тоже были разбиты роскошные сады, спускавшиеся к набережной.

А в далеком Коломенском возвышался шатер Вознесенского храма, как символ Елеонской горы, на которой совершилось Вознесение Господне. А на окраинах города существовали поклонные горы, с которых путники кланялись Москве – эта традиция также была заимствована со Святой Земли.

Символами старой Москвы были ее церкви: их возводили на возвышенностях, на бровках рек, на холмах, на изгибах или же на месте пересечения нескольких улиц. Получалось так, что почти с каждой точки в перспективе была видна церковь, золотые купола которой сверкали на солнце, как горящие свечи. И каждая улица Средневековой Москвы была дорогой к храму.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...