Последний дом Гоголя

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В  конце марта,  накануне  200- летнего юбилея со дня рождения Н.В. Гоголя, в доме  Талызиных на  Никитском бульваре, где  писатель провел свои последние годы,   откроется грандиозный мемориальный музей. Он давно вызывал яростные споры среди специалистов, теперь слово за общественностью, но очевидно одно: такого музея Москва еще не видела. Здесь впервые опробована попытка создать музей  XXI  века,  который призван помочь современному человеку  глубже понять Гоголя.  

Как  известно, в Москве  два дома Талызиных,  и стоят они не  очень далеко  друг  от друга. Один - на Воздвиженке, принадлежавший П.Ф. Талызину,  который, по преданию, Лев Толстой описал как дом Пьера Безухова. Ныне там находится Музей архитектуры. Другой, что на Никитском бульваре, с начала XVII века принадлежал боярам Салтыковым.  На рубеже XVIII - XIX  столетий усадьбой владела дальняя родственница А.С.Пушкина, Марии Салтыкова.

Ныне существующий каменный дом появился  до Отечественной  войны - его построил новый владелец Д.С Болтин, родственник известного историка. А в 1816 году  дом перешел к  генералу  Александру  Ивановичу  Талызину, участвовавшему в заговоре против Павла I (а его отец, что интересно, выступил на стороне Екатерины Великой в заговоре против Петра III). Генерал прожил здесь долго и с размахом: добротно отстроил дом с балконом на красивых  каменных аркадах.

После его смерти в  августе 1847 года усадьба перешла его родственнице  титулярной советнице Талызиной. В тот же год здесь снял квартиру граф Алексей Петрович Толстой, только что вернувшийся из Европы. А через несколько месяцев он купил владение и записал его на имя своей жены Анны Георгиевны.

Уже  в декабре 1848 года  супруги пригласили к себе Гоголя. Граф познакомился с ним  в конце 1830-х годов,  когда был военным губернатором Одессы, и с тех пор они оставались добрыми друзьями.   По всей видимости, именно его Гоголь изобразил в генерал-губернаторе во втором томе «Мертвых душ», считая Толстого человеком, «который может сделать у нас много добра», ибо судит о  вещах не «с европейской заносчивой высоты, а прямо с русской здравой середины».   

Предложение  Гоголь принял с удовольствием.  Он  тогда переживал свое самое трудное время.  Годом раньше вышла его знаменитая книга «Выбранные места из переписки с друзьями» переписка, в которой он хотел донести постигнутую  им христианскую истину людям, и которая вызвала яростную критику  не только со стороны неистового Виссариона,   заклеймившего Гоголя «апостолом невежества», но и самых близких, почти родных Гоголю людей. Его упрекали  в религиозной тенденции, охранительстве, «мракобесии» и высокомерности проповеднического тона, о котором автор не помышлял.  О Гоголе и его труде мы  вспомним  в светлый день его юбилея, а  здесь  обратимся к музею.

Помимо нравственных страданий, из-за этого конфликта  Гоголь фактически лишился московского пристанища.  Он  никогда не имел в Москве собственного жилья и даже наемной квартиры, всегда останавливался только у друзей, и жил, как монах, не имея ничего личного, кроме дорожного сундука и одежды. Чаще всего он  гостил у своего давнего друга историка М.П. Погодина близ Плющихи, в его знаменитой Погодинской избе.  Там  Гоголя всегда ожидала светлая, уютная мансарда, полная солнца и тепла. 

В ту осень 1848 года, вернувшись из Полтавщины, он снова остановился у Погодина, но их отношения уже были столь холодны, что друзья старались не встречаться в   доме.  Хозяин вскоре затеял ремонт, и под тем предлогом  его гость, воспользовавшись приглашением Толстых, переселился к ним в дом на Никитском бульваре.

Для отвергнутого Гоголя это был уголок покоя.  Супруги  Толстые были очень боголюбивыми, благочестивыми и добрыми людьми.( Кстати, духовным отцом графа был протоиерей Матфей Константиновский, с которым Гоголь впервые увиделся  в этом доме).  Здесь царила  религиозная атмосфера. Хозяева сами жили, как монахи в миру,  строго соблюдали церковные правила, читали духовную литературу, прекрасно знали светскую, обожали Пушкина  - все это было очень близко Гоголю.  Недаром он прожил здесь более трех лет - больше, чем у  остальных своих приятелей. 

Писателю отвели три уютные комнаты на первом этаже с отдельным входом из сеней: прихожую, гостиную  и кабинет, совмещенный со спальней, окнами на бульвар и во двор.  Это было первое столь просторное пристанище Гоголя. Преклоняясь перед Гоголем,  хозяева окружили его  искренней заботой, -  он не думал ни о чистом белье, ни о кушаньях, -  полностью высвободив время для творчества.   А еще в доме царила необыкновенная тишина.   

Работал он обычно с утра до обеда. Иногда обед подавали на его половину, но чаще он поднимался в столовую хозяев.  В теплую погоду вместе пили чай на балконе.  Днем он уходил  гулять, посещал любимые храмы, в том числе и приходскую церковь Симеона Столпника и свою любимую церковь Саввы Освященного близ погодинской избы, не дожившую до наших дней, и Татьянинскую церковь Московского университета, в которой потом состоялось его отпевание.

По преданию, студенты запомнили, как Гоголь стоял службу, зябко кутаясь в шинель, словно ему было холодно (вероятно, это было последствие малярии, которую писатель перенес в Риме) - таким его изобразил потом скульптор Н.Андреев. А совсем рядом на Собачьей площадке жил А.С. Хомяков, у которого Гоголь крестил сына-тезку в увы, тоже  погибшем арбатском храме Николы в Плотниках. Его супруга Екатерина Михайловна была ближайшим другом Гоголя - ей одной он рассказывал свои подлинные впечатления о поездке на Святую Землю. И ее смерть, последовавшая 26 января  1852 года, стала одной из причин мистической смерти Гоголя.

Зиму 1852 года Гоголь  намеревался провести в Крыму. Однако в сентябре 1851 года, посетив, как оказалось, в последний раз Оптину пустынь, он неожиданно вернулся  в Москву и более не покидал ее.

В октябре  Гоголь посмотрел постановку «Ревизора» в  Малом театре, но она ему не понравилась, и он пригласил артистов в дом на Никитском, чтобы самому прочесть пьесу. Авторское чтение состоялось 5 ноября - для него граф предоставил свою приемную.  Гоголь сидел на диване перед столом, а  вокруг на стульях и креслах  расположились слушатели:   М. С. Щепкин, П. М. Садовский, Аксаковы, С. П. Шевырев, И. С. Тургенев.   Автор читал прекрасно, но под конец сильно утомился.     

А в свою последнюю новогоднюю ночь Гоголь встретился у Толстых с  доктором Ф.П.Газом. Тот пожелал  Гоголю такого «нового года», который даровал бы ему «вечный год».  Гоголь впал в уныние от этого поздравления.  

Трагедия, разыгравшаяся зимой 1852 года в доме на Никитском бульваре, и причина смерти Гоголя по сей день остаются загадкой.  Бесспорно, что Гоголя подкосила  кончина  Екатерины Михайловны Хомяковой. Есть даже гипотеза, что от нее он заразился брюшным тифом,  который через  месяц свел в могилу  его самого. Он точно предчувствовал свою смерть.

На панихиде Гоголь молвил вдовцу: «Все для меня кончено». И решил начать пост раньше положенного срока, еще на Масленой недели. Так  явилась расхожая версия, особенно популярная в  советские времена, а  тогда разносимая Н.Г.Чернышевским,  что  Гоголь из религиозных побуждений «в состоянии сумасшествия»  уморил себя голодом.  Современные  исследователи подвергли ее обоснованной критике.

Известно, что 5 февраля он пожаловался на расстройство желудка и на слишком сильное действие прописанного лекарства.  Доктор Ф.И. Иноземцев поставил диагноз «катар кишок», который может перейти в тиф.  В этом была первая и главная причина отказа от обычной пищи, которая, вероятно доставляла ему боль.  Другим  диагнозом  Гоголя считали менингит,  развившийся вследствие простуды.  

В те дни он ездил   в Преображенскую больницу к  почитаемому юродивому  Ивану Яковлевичу Корейше, (потом изображенному Достоевским в «Бесах»), но, не решаясь пойти к нему, долго прогуливался на сильном ветру -  и уехал.  

Когда начались первые недомогания Гоголя, Толстые перевели его в самую теплую комнату в доме на своей половине.   Оттого и получилось,  что Гоголь жил  в  одной части дома,  а умер в другой. В ночь на 9 февраля  Гоголь слышал во сне голоса, вещавшие, что он скоро умрет. На следующий  день  он попросил  графа Толстого  передать все свои рукописи святителю Филарету, митрополиту Московскому, с которым  был лично знаком. Граф нарочито не принял бумаг, чтобы  Гоголь не думал о скорой смерти. А потом  проклинал себя за то, что не забрал рукописей. 

В  ночь на 12 февраля Гоголь велел слуге растопить печь в гостиной и сжег свои бумаги. Отец Матфей  позднее  говорил,  что Гоголь  уничтожил  свои сочинения не потому, что считал их греховными, а потому что признал их слабыми. Утром писатель сокрушался,  что хотел сжечь только рукописи, давно к тому отобранные, а сжег все. Толстой   пытался ободрить его, что еще можно восстановить написанное по памяти. Гоголь оживился при этой мысли, но ненадолго. 14 февраля  он твердо сказал: «Надобно меня оставить, я знаю, что должен умереть» и через три дня соборовался и приобщился.    

Гоголь умер мученической смертью. 20 февраля Толстой созвал консилиум из лучших врачей, которые сочли, что у Гоголя менингит, и приняли решение лечить его насильно, как человека,  не владеющего собой. Весь день, несмотря на мольбы умирающего не  тревожить его и оставить в покое, его сажали в теплую ванну и обливали голову холодной водой, ставили пиявки, мушки, горчичники, обкладывали тело горячим хлебом. 

Доктор Тарасенков, не принимавший в этом участия, считал, что эскулапы-палачи только  помогли Гоголю уйти из жизни. К  вечеру  Гоголь впал в беспамятство и вдруг закричал: «Лестницу, поскорее, давай лестницу!» Утром 21 февраля (4 марта) Гоголя не стало. 

Официально объявили, что великий писатель умер от простуды, но его  таинственная смерть породила множество толков, вроде того, что он заснул летаргическим сном. Этот слух опровергают воспоминания скульптора Н. Рамазанова,  снимавшего с Гоголя посмертную маску: помощник торопил его, потому что  появились следы разложения.    

Толстые, потрясенные смертью своего постояльца, вскоре покинули этот дом. В 1856 году Александр II  назначил А.П.Толстого обер-прокурором Священного синода, и они уехали в Петербург. Граф  пережил  Гоголя на 21 год и умер  в 1873 году в Женеве по пути из Иерусалима. Вдова тут же продала дом на Никитском дальней родственнице Лермонтова М.А.Столыпиной, а та отдала владение своей дочери Н.А.Шереметевой. В 1888 году она произвела капитальные перестройки с переменой печей, когда возможно, была утрачена подлинная печь, в которой сгорели рукописи Гоголя.

Первые планы почтить этот дом должным образом появились  к празднованию 100-летия со дня рождения Гоголя. Московская городская дума решила ознаменовать юбилейные торжества сооружением памятника Гоголю и учреждением  именной гоголевской библиотеки. Лучшим местом для нее  был дом на Никитском бульваре и Московская городская управа предложила Думе   выкупить  его у частных владельцев.  Однако из этой идеи тогда ничего не вышло.

После Октябрьской революции дом  был отдан под коммуналки, которые  сохранялись  в нем до 1964 года. Потом здание отвели постоянному представительству Киргизской ССР, чуть позднее  «добавилась» редакция журнала «Радио и телевидение».  Лишь  в 1971 году  решением Моссовета изувеченное здание было передано Городской библиотеке №2, рожденной  из передвижной библиотеки Наркомпроса. С этой даты ведет  отсчет и история гоголевского музея в Москве.

Сейчас почему-то утверждают, что музея Гоголя раньше не было, и в наше время он создается впервые. Однако мемориальные комнаты Н.В.Гоголя, приемная и спальня-кабинет, открылись в 1974 году. По описаниям современников была  частично восстановлена историческая планировка здания  на первую половину XIX века и гоголевская «половина» с обстановкой, какая была здесь при жизни  писателя. Оттого в 1979 году библиотеке было присвоено имя Н.В.Гоголя.  

Другое  дело, что мемориальные комнаты скромно находились при популярной библиотеке, и полноценного музейного  развития не было. Даже комната, где скончался Гоголь, была   рядовым библиотечным помещением. Лишь в начале нашего столетия решили расширить      музейный профиль в мемориальном здании и прежде всего, восстановить  комнату, в которой прошли последние дни гения. А потом явилась идея создать здесь полноценный гоголевский музей. В  2005 году решением Правительства Москвы  библиотека была преобразована в Центральную городскую библиотеку - мемориальный центр «Дом Гоголя». Перед его создателями стояли две  задачи:  по архивным  и эпистолярным документам восстановить здание с исторической планировкой  на период середины  XIX  века и сделать современный музей с мемориальной половиной и научно-исследовательским центром.  

Музей стал уникальным экспериментом - пока он выглядит непривычно, как и все новое, хотя  в нем вполне сохранен академический характер.  Здесь впервые опробована попытка применить на высшем уровне передовые  мировые  музейные технологии в сочетании с мемориальным профилем  и создать музей  XXI  века,  который призван помочь современному человеку  глубже понять Гоголя. 

Любой мемориальный  музей преследует три  глобальные цели. Посетитель  должен «впитать», почувствовать дух ушедшей  эпохи, ознакомиться с  мемориальной обстановкой и  лучше узнать о человеке, которому музей посвящен. В век компьютера и современных технологий оставить музейное дело на уроне  девятнадцатого и даже XX столетий невозможно. Просто выставить  экспонаты  строго в выявленном порядке и  разложить их под сукном теперь недопустимо, потому что результата от музея не будет,   учитывая, что туда призваны ходить не  только профильные специалисты, но и все желающие,  которые могут быть весьма далеки от исторических познаний. 

И главное  - дети, поскольку Гоголь остается в школьной программе, а современные дети, увы, с классической книгой не дружат. Времена,  когда экскурсовод расставлял  вокруг себя благодарных слушателей и тыкал указкой в фотографию на стене, мучительно долго рассказывая о данном историческом персонаже, давно прошли. Такой метод оставит современных слушателей неблагодарными, а Гоголя - неинтересным.  

Здесь  же свет, звук, движение, инсталляции  - все это заставляет  чувствовать Гоголя. Именно на эти «спецэффекты» пришелся основной удар критики, и оппоненты упрекают  авторов концепции  в создании «дискотеки» и «Дисней-лэнда». Напротив,  директор мемориального центра Вера Павловна Викулова повторяет, что нельзя ни в чем переборщить: «Вы добавите помпезности, а Гоголь скромно жил, и у нас  соблюдена эта скромность убранства. Вы добавите современности - будет гламур. Мы пока только учимся такому музею». Его концепция, может быть, со временем будет изменяться в  деталях, но уже сейчас ясно - музей, призванный осмыслить гоголевский феномен, состоялся.    

Мемориальный центр «Дом Гоголя» включает три группы помещений - прежние мемориальные комнаты Гоголя, восстановленную мемориальную половину на первом этаже  с «комнатой памяти» и по-новому решенные помещения второго этажа. Самая главная и самая удачная идея музея - показать Гоголя в  контексте его эпохи как традиционными средствами, так и современными технологиями.  Посетитель с первого взгляда видит  вполне классический  музей, привычный стиль мемориального убранства - кабинета, гостиной, прихожей, залы. Мановение руки  экскурсовода - и  экспозиция оживает за счет  прекрасно продуманных подсветок, фонограмм, световых пушек, инсталляций.  Второе новшество -   залы многофункциональны.

Кроме  экспозиции,  соответствующей залу по его прямому назначению, можно увидеть  «живого» Гоголя  в самых разных ракурсах, ознакомиться с его биографией  и творчеством с помощью   технологий, рассчитанных на визуальное восприятие. Это поможет и школьнику, и любому человеку  проникнуть в  атмосферу  времени Гоголя  и образно увидеть жизнь гения, которая протекала в этих стенах. Оттого  у некоторых залов два названия - мемориальное, и  второе согласно новому образу зала.  

Осмотр экспозиции начинается с прихожей, которая   теперь именуется и зал странствий.  Тут  рассказывают о Гоголе-путешественнике, а странствовал он за свою жизнь немало.  Наряду с вешалкой для одежды, шинелью, предметами, обычными для прихожей, здесь представлен его дорожный сундук, в новом решении  называемый «сундук странствий». И вот в зале раздается стук колес, на световой панели видно, как  «плывет» дорога,  создается живое ощущение  движения путника.  

В   гостиной  сохранен камин,  где погибли гоголевские рукописи, хотя при Гоголе здесь была печь. Не стали менять из страха, что строители развалят окончательно, а камин     вполне музеефицировался, и  теперь в нем  можно увидеть красивое мерцающее пламя.  На плазменном экране с помощью световых пушек оживают  современники Гоголя, которые бывали у него в этом доме  - Тургенев, Айвазовский, Щепкин.  И даже  кресло отбрасывает тень сидящего Гоголя - ведь в его музее должно быть что-то мистическое.     

В  спальне-кабинете центральной стала конторка - творческое  святилище Гоголя, где можно показать, как он работал. У стены старинная кровать. А на окнах -драпировка с изображением уличного пейзажа, который Гоголь видел здесь каждый день. Булыжные мостовые, извозчики,  кибитки, прохожие, усадебный двор. Звуковая фонограмма оживит этот пейзаж стуком колес экипажа, шумом разгружаемой повозки, лаем собаки...    

Очень интересна  новая музейная  экспозиция  в левой части здания, где раньше  находились библиотечные помещения. Там воссоздана анфилада. Первая комната - приемная графа Толстого, или «Зал Ревизора»  поскольку именно  в этой комнате  Гоголь читал  свою пьесу актерам Малого театра. Кресло у стола фрондируют фигуры: с правой стороны изображены слушатели - Щепкин, Шевырев, Данилевский, хозяева дома, а слева воспроизведена финальная  немая сцена из гоголевской пьесы.  Здесь представлен  театральный Гоголь, и  зал оформлен  в театральном стиле с применением бархатных драпировок, напоминающих убранство лож  Александрийского театра, где состоялась премьера «Ревизора». 

За ней следует главная в музее Комната памяти, где Гоголь болел и умер.  Главные экспонаты -  старинный диван и посмертная маска писателя. Руководство музея  часто обвиняют  в том, что в этом сакральном помещении была прорублена  стена, но это   не является новшеством. Это - воссоздание исторической анфилады, поскольку  во времена Гоголя  здесь была дверь, которую заложили в советское время. Ее и восстановили.   

А следующая комната - Зал Воплощений  - мемориального характера не имеет. При Гоголе здесь,  по всей видимости, были служебные помещения. Тут представлена многослойная  экспозиция о жизни и творчестве писателя  в разные периоды, темы, которые интересовали его, и нашли отражение в произведениях, например, Петербург, христианство. Все это придумано для более глубокого прочтения Гоголя в музее. Что видит тот же школьник помимо уникальных, но часто унылых для него чернильниц, сундуков, кресел и т.п.? Видит кареты за окнами, пылающий камин, конторку, заваленную бумагами, видит Гоголя, его современников и персонажей,  учится связывать эти вещи, анализировать, осмыслять великого русского человека и его  далекую эпоху.  Самый желанный  эффект -  чтобы сам Гоголь стал ему интересен.  Чтобы вернулся домой и захотел прочитать, а то и перечитать его книжку. Только ради одного этого Гоголя нельзя класть под старомузейное сукно.  

На втором этаже  -  жилая половина Толстых, где сейчас  находятся читальные залы.  Налево -  театральная гостиная графини Анны Георгиевны Толстой.  В ней располагается нотно-музыкальный читальный зал, но все библиотечные  интерьеры исполнены в стиле  классической городской усадьбы середины  XIX века. Здесь и хрустальный камин с имитацией огня, и портреты хозяев, и их дворянский герб. 

Направо раньше находились  апартаменты хозяев, в том числе и столовая, куда Гоголь часто приходил обедать.  Ныне здесь размешается   гуманитарный читальный зал, выполненный в стиле дворянской библиотеки. Пока тут проводятся научные конференции.  Когда полностью освободится второй, соседний флигель усадьбы (его арендатор имеет контракт сроком до 2012 года), туда переедет вся библиотека, а здесь   будет устроен полноценный выставочный зал. Экспозиция расскажет об истории этого дома, о Толстых, о странствиях по Москве «старого»,  первого памятника Гоголю, обретшему окончательный приют во дворе. 

Экскурсионное обслуживание не исключает возможность самостоятельного посещения музей  - к вашим услугам сенсорный радиогид на  четырех языках. Можно увидеть и настоящие реликвии: пуговицу с жилета Гоголя и фрагмент его захоронения. По словам известного гоголеведа В.А.Воропаева Московский Дом Гоголя  вполне может стать братом  петербургскому Пушкинскому дому. Искренне рекомендуем не пожалеть времени и посетить этот музей.    

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.6 (8 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...