Актуальный баян от Ива Новы. Интервью

Версия для печати Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Что нового можно ожидать от такого инструмента, как баян? Вечную «прописку» в ансамбле народных инструментов вместе с ложками и балалайками сделали баяну такие передачи как «Играй гармонь». Но пять решительных девушек из Санкт Петербурга уже шестой год успешно доказывают всему миру, что баян и аккордеон - это не только аккомпанемент сельскому хору.

Сугубо женская группа "Ива Нова" - это экстремальный девичий фольклор, который сочетает в себе славянские мотивы и панковский напор, танцевальные техно-ритмы и авангардные шумовые эффекты. Прибавьте к этому ураганную энергию живых выступлений и вы поймёте, почему «Ива Нова» так популярна на западе. С девушками, которые на данный момент находятся в очередном европейском туре, перед концертом в Словении, побеседовала Ксения Поточник.

ВОПРОС: Что даёт группе баян?

Инка Лишенкевич (гитаристка, в группе с самого начала): У него богатая палитра звучания, для этнической музыки он незаменим. Всем нам нравится этот прекрасный звук. Так уж сложилось, что баян появился, точнее плавно перетек из группы "Бабслей" в "Ива Нова", а теперь у нас аккордеон. Из исконно русских инструментов, кроме стиральной доски и горшков, мы в записи использовали жалейку - такой духовой инструмент.

ВОПРОС: Почему Ива Нова и почему только женщины?

Инка Лишенкевич: Во-первых, просто запоминается. Во-вторых, есть этническая составляющая. Иванова - простая русская популярная фамилия, разделив её надвое, мы получаем плакучую иву и латинское слово, обозначающее новизну.

Так сложилось исторически, что в группе только женщины. Это само по себе всегда интересно, ведь мало коллективов состоящих из одних дам. Получается несколько иная энергетика, отличная от мужских сообществ. Больше чувственности, нерва и пластики.

Наталия Потапенко (аккордеон, в группе с 2008 года): Имея опыт работы в смешанных коллективах, с уверенностью могу сказать, что чисто женский коллектив это особенный, очень тонкий организм!

Настя Постникова (вокал, в группе - с января 2005 года): Только женщины - этого вполне достаточно для развития творческого потенциала каждой из нас и бытия группы.

ВОПРОС: Часто вам мужчины говорят, что мол, ну ты как нормальный парень играешь? Как вы на такие заявления реагируете?

Ксения Васильева (бас, в группе с мая 2008 года): Такой комментарий рассматривается мной как комплимент. Потому что обычно девушка с бас гитарой не воспринимается всерьез.

Наталия: Я такого комплимента не слышала, но удивляться приходится. Чаще всего те, кто никогда нас не слышал, сразу же делают скидку на то, что в группе одни женщины. Сказывается стереотип, что за барабанами должен сидеть мужчина, быть бас гитаристом – тоже мужская профессия. И, в конце концов, аккордеон, с весом в 12 кг, тоже не совсем женский инструмент. Но вот после концерта, слушая комплименты, приятно осознавать, что стереотипы-то эти не совсем правомерны!

Инка: А стереотипы просто необходимо ломать, иначе скучно. Иногда слышу такое: "Ну бабы жгут!" Это проявление восторга и удивления. А удивлять приятно. Бывает ругают сильно: "Ваша музыка - дерьмо". Но на такие выпады мы не реагируем, ибо зачем тратить на пустое силы? Только конструктивная критика воспринимается нами серьезно.

Настя: "Нормальным парнем" меня называли всего лишь раз. Это был друг-музыкант, ну и, конечно, он шутил, говоря всего лишь о том, что о музыке мы с ним можем дискутировать наравне. Какие же мы парни? Посмотрите на фото?!

ВОПРОС: На сцене вы выглядите не просто хорошо, а сексуально. Это как-то продумывается заранее? Одежда, имидж? Или получается случайно? Вы в жизни одеты так же или это концертные костюмы?

Инка: Стилистически наши костюмы приближены к повседневной одежде. Мы редко когда продумываем костюмы очень тщательно. Стараемся, чтобы было максимально гармонично и удобно. Все мы разные, у каждой свои вкусы и привычки.

Ксения: Чаще всего наша повседневная одежда превращается в концертную.

Наталия: Обычно выбирается либо общая цветовая концепция, либо стиль. А далее каждая выбирает то, что ей по душе. Единственная наша попытка сшить себе общие концертные костюмы не увенчалась успехом.

ВОПРОС: Вам предлагали изменить имидж для того чтобы приобрести большую популярность? Или разыграть какую-нибудь фишку по принципу группы Тату?

Инка: Когда-то давно предлагали. Подошли и сказали: "Девушки, вы прекрасны, мы сделаем из вас звезд! Только надо переодеться, постричься и правильно покраситься. И еще сменить репертуар и надеть каблуки".

ВОПРОС: Почему не согласились?

Инка: Мы только рассмеялись. Идти в рабство к каким-то дяденькам, которые за тебя будут решать, что тебе петь и играть?

Настя: Мы любим дурачиться, шутить на сцене, смеяться над собой. Можем играть концерт в бабушкиных халатах, устраивать акции за «Свободу арбузов»! Мы готовы развивать эту линию, особенно с помощью финансовых вливаний. Но усреднять себя, нивелировать до уровня девочек из телевизора – скучно.
Наталия: Мы счастливы быть самими собой!

ВОПРОС: В одном из интервью Лишенкевич сказала, что группа отстаивает свою женскую жизненную позицию. Что это за позиция?

Инка: Прежде всего группа ломает стереотипы мужского мира. В этом и есть позиция. Женщина способна на многое. Она может делать вещи сама и для этого не обязательно опираться на мужское плечо. Кажется мы эту позицию уже доказали.

ВОПРОС: В группе профессиональных фотографов я как-то слышала громкий спор, кому легче женщинам фотографам или мужчинам и какая польза фотографу от его пола. А какая польза музыканту от того, что он женщина?

Инка: Ну… польза прямая. Мы, например, помимо обычных фестивалей, можем ездить на чисто женские. Ну и все на этом.

Ксения: Если ты профессионал, то не имеет абсолютно никакого значения какого ты пола.

Наталия: Хотя, конечно, женское обаяние добавляет впечатлений.

ВОПРОС: Состав группы поменялся. Это как-то связано с бытовыми/семейными
сложностями? Девушки переквалифицировались?


Настя: Смены музыкантов до последнего времени были связаны с рождением детей и невозможностью вести прежний образ жизни: концерты, поездки, репетиции... Лишь одна Катя Фёдорова с этим справилась. Наша сильная и энергичная "Мать". Уход последних двух участниц коллектива был связан с разногласиями более глубокого характера. Наши жизненные принципы и цели в жизни, а также представления о том, как их достичь, оказались непримиримо разными.

ВОПРОС: Значит мать в группе одна?

Наталия: Фактически – одна. Но в планах, конечно, пополнить эти ряды. У нас даже были разговоры сделать это в одно время.

ВОПРОС: Вызывало ли ваше творчество какое-либо порицание со стороны старшего поколения?

Инка: Я не помню такого. Наоборот люди старшего поколения принимают и воспринимают позитивно нашу музыку. Хотя я наверно сужу по западной публике. Наше старшее поколение, к сожалению, не ходит по клубам и альтернативным фестивалям. За исключением единиц.

Наталия: Моим родителям, конечно, пришлось привыкать к моему новому имиджу «панк-рок девы». А теперь они с удовольствием ходят на все наши концерты.

ВОПРОС: У вашей группы больше концертов в Европе, чем в России. Значит ли это, что российская публика менее готова к этно экстриму, чем западная?

Инка: Это значит, что нам пока проще выехать в Европу с концертами. Наличие европейского агента, небольшие расстояния, платежеспособность европейских организаторов - всё это в плюс. В России расстояния огромны, клубы зачастую не способны обеспечить нам условия, заплатить гонорар (ведь мы живем только музыкой). К тому же у нас нет пока агента, который бы смог организовать поездки по стране. А публика наша как раз готова к этно-экстриму, нас знают и хотят видеть и слышать во многих уголках России.

Настя: Это скорее значит, что Россия - огромная страна и охватить все её территории концертами - задача довольно сложная, требующая хорошо организованной системы менеджмента. А этники и экстрима в России хватает, особенно если уехать подальше от столиц.

Наталия: Наша публика готова ко многому.

ВОПРОС: Есть ли в России где играть некоммерческую музыку? За счет чего выживают музыканты? Предвидится ли золотой век альтернативной музыки?

Инка: Места для некоммерческой музыки есть, но в основном в больших городах страны. Но такая музыка не дает нормального заработка. Люди, играющие такую музыку, вынуждены "работать работу на работе". Иначе не выжить. Наш коллектив - редкое исключение. Мы умудряемся жить только за счет концертов. Хоть и с трудом. Глядя на то, как в стране снова "закручивают гайки", в золотой век верится не очень.

Наташа: Если честно, я пока не могу до конца оценить эту ситуацию. Поскольку до появления в моей жизни Ива Новы я жила в совершенно другом мире – мире классической музыки. Но там ситуация, думаю, что похожая. Поскольку наши средства массовой информации усиленно внедряют в сознание слушателей поп музыку, то круг слушателей и поклонников некоммерческой музыки очень ограничен, а в связи с этим ограниченно и финансирование. Наших музыкантов спасают гастроли на Западе. У многих, к сожалению, именно в связи с финансовыми проблемами музыка превращается в хобби. Хотя, мне кажется, наша профессия настолько богата внутренними ощущениями и приносит такое моральное удовлетворение, что такой физический атрибут жизни как деньги отходит на второй план.

Настя: Есть тяжелые группы, которые очень популярны в России, собирают стадионы и ездят в длинные туры по России. В связи с популярностью такой музыки создали канал на телевидении - А1. Первый альтернативный. Они пытаются стать сегментом масс-медиа, которые, как известно, и формируют вкусы публики и стимулируют популярность исполнителей. Соответственно, все, кто хотят быть услышанными, стремятся попасть туда. Вариантов развития в нашей стране не так много. Особенно если ты играешь специфическую музыку, которая не вписывается в формат.

ВОПРОС: В России на бис просят спеть Самокрутку, почему? А на западе?

Инка: Просят не только Самокрутку. Хотя её наверно чаще. А на западе просто просят сыграть еще, неважно что. Наши ведь понимают слова, значит в Самокрутке есть что-то такое, что особенно цепляет.

Настя: Самокрутка - самая древняя песня группы, её старый хит. У каждой группы есть такая песня. На Западе просто просят выйти на бис, без конкретики. Опять же, если есть русскоязычная аудитория, то от них чаще можно услышать просьбу спеть песню "Город" - она про Питер. Ностальгия…

Наталия: Мне трудно объяснить почему одни песни становятся хитами, их помнят, любят, их напевая уходят с концертов, а другие остаются жить только на альбомах.

ВОПРОС: Кто те люди, которые приходят вас слушать в России и в Европе? Больше женщин или мужчин? Насколько эта публика отличается?

Инка: К нам приходит поровну и мужчин и женщин. Это люди приблизительно от 20 и до бесконечности. Для западной публики мы немного диковинка. Но там, на мой взгляд, люди более подготовлены слушать и воспринимать то, что слышат. У нас зачастую смотрят "картинку", а уж потом вслушиваются.

Наталия: Особенно приятно то, что среди наших поклонников есть как молодежь, так и люди в возрасте.

Настя: Многое зависит от места, организации, смысловой подачи концерта. Это могут быть дни русской культуры в каком-нибудь европейском городе, и тогда приходит публика за 40. Это может быть панк-клуб, и тогда там в основном молодежь. Это может быть какой-нибудь феминистический фестиваль или акция и тогда, безусловно, на нём большинство женщины.

ВОПРОС: В группе есть музыканты с академическим образованием и
самоучки? Как такое уживается в одной группе?
Инка: Каждый вносит свои идеи, добавляет свой камешек в мозаику. А где он этот камешек нашел - не важно. Главное, чтобы он встал на нужное место.
Ксения: Поскольку наша музыка по сути не академична, а демократична, то никаких недопониманий не возникает. Тем более, что у основной массы есть начальное музыкальное образование.

Наталия: Я считаю, что это наш огромный плюс. В частности, по этому наша музыка лишена всяческих стандартов и стереотипов!

ВОПРОС: Вы игранете на сковородках, стиральных досках, колокольчиках. Что дальше?

Настя: Варган, джериду, кархабы, новые игрушки, новые звуки!

Фотографии, источник

Ива Нова - официальный сайт группы

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 5 (1 голос)

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код