Стеклянный дом

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Итак, свершилось. «Вброс» компромата, которого ждали всю неделю – с прошлого понедельника, когда Дмитрий Песков заявил, что Международный консорциум журналистских расследований готовится обнародовать какие-то сенсационные материалы о Путине, его друзьях детства и нынешнем окружении президента – состоялся. Кого-то он обрадовал, кого-то разочаровал – тем не менее, факт есть факт, и с этим фактом приходится считаться. В наше время информация формирует реальность, а не наоборот. «Войны не существует, пока ее не показали по CNN». Так и с нынешним компроматом – панамские оффшоры уже стали неудобной деталью международного ландшафта, несмотря на то, что речь идет о журналистском расследовании, результаты которого не подвергались верификации.

Вполне может оказаться, что архив в 2,6 терабайта информации, переданный газете Sueddeutsche Zeitung неким анонимным источником, содержит, наряду с точными данными, умело вплетенную в них дезу. Честно говоря, я бы удивился, если бы дело обстояло не так – уж больно велик соблазн. Но на самом деле, это не имеет никакого значения. Картинка создана, и мир вынужден под нее подстраиваться.

Поэтому вопрос не в том, истинна или ложна информация, представленная Консорциумом, а в том, что нам с этим теперь делать.

Старые волки

Пока что реакция интернет-сообщества (а другого общественного мнения у нас, похоже, и нет) довольно предсказуема: либералы восклицают: «это самое крутое расследование, когда-либо появлявшееся в истории журналистики!», патриоты твердят про «шантаж» и «месть Запада», а подавляющее большинство похохатывает и отпускает шуточки в духе «а что ж так мало – всего два миллиарда, когда говорили – сорок!».

На самом деле, ситуация куда серьезнее, чем может показаться на первый взгляд. И не потому, что два миллиарда – это не такой пустяк, как представляется интернет-экспертам. А потому, что России в лицо брошено обвинение – брошено, как тяжелая перчатка, и сделать вид, что этой перчатки не было, не получится. Надо отвечать. А как отвечать?

После сегодняшнего информационного артобстрела о России на Западе вновь стали говорить как о клептократии. Не как о сверхдержаве, потеснившей США на Ближнем Востоке, спасшей Асада и освободившей Пальмиру от головорезов ИГИЛ, даже не как об агрессивной империи, аннексировавшей Крым у юной украинской демократии. А как о насквозь коррумпированной стране, элита которой проворачивает какие-то темные делишки в панамских оффшорах.

С одной стороны, нас вроде бы не должно сильно задевать, что там говорят в западных масс-медиа. «Пускай клевещут!». С другой стороны, нам же не все равно, когда западные СМИ, пусть сквозь зубы, пусть скрепя сердце, но признают наши военные успехи в той же Сирии. И не потому, что «доброе слово и кошке приятно», а потому, что видим в этом первые шаги по положительному изменению имиджа России на международной арене. Стало быть, и на шаги в противоположном направлении мы тоже должны реагировать.

Реагировать, понятное дело, можно по-разному. Можно — как исландский премьер Сигмюндюр Гюннлейгссон — он просто ушел с интервью, после того, как журналисты задали ему вопрос об оффшорной компании, которой он, по данным Консорциума, владеет с 2009 г. «Что вы здесь пытаетесь устроить? Это совершенно неуместно!» — воскликнул исландский политик и покинул пресс-конференцию. А можно выступить с аргументированным опровержением – при условии, конечно, что аргументы будут действительно серьезными. Всего в «панамском досье» упомянуты 12 нынешних или бывших лидеров государств, 128 политиков и 29 миллиардеров из списка Форбс – разумеется, за исключением североамериканских (то, что Панама чуть больше, чем полностью контролируется спецслужбами США, объяснять, наверное, не нужно). Так или иначе, в ближайшие дни нас ждет много интересного – оправдываться либо опровергать инсинуации придется политикам почти со всего света. Но нас, конечно, интересуют в первую очередь обвинения, связанные с Россией.

Прозвучали официальные заявления (Пескова, Костина, etc.), из которых следует, что «панамское досье» было атакой лично на президента России. На мой взгляд – сразу оговорюсь, что выражаю исключительно свое мнение – это вовсе не так. Имя Владимира Путина — в отличие от имен многих и многих государственных деятелей разных стран – не упоминается в документах Консорциума. Основными фигурантами панамского досье являются некоторые друзья президента и, в значительно большей степени, «друзья друзей».

Таким образом, под ударом оказывается не столько президент, сколько его окружение, доверенные лица, и – в более общем смысле – вся система управления, выстроенная Путиным после 2003 г. Именно в этом году произошел целый ряд событий, обозначивших окончательный разрыв руководства России со «старым ельцинским режимом», главными из которых стали отказ Москвы от участия в войне США с Ираком, арест Михаила Ходорковского и отставка главы администрации президента Александра Волошина. Именно тогда закончился период «внешнего управления» российской политикой, и стартовал процесс становления новой, суверенной России – процесс, который в итоге сделал возможным и возвращение Крыма, и спасение Сирии.

Однако эта новая, суверенная Россия возникла не из внезапно сгустившихся облаков. Она росла из такого сора, за который было бы стыдно не только стихам Анны Андреевны. Из грязи и крови девяностых, из залоговых аукционов и чубайсовской «прихватизации», из социал-дарвинизма младореформаторов, из торжества надменных победителей в Холодной войне, из боли и бессильных слез, пролитых по разбомбленной и преданной Сербии. Поскольку «старый режим» не был свергнут в результате революции (как могло бы случиться в 1993), а, подобно старому волку, просто отошел в сторону, ворча и зализывая неглубокие раны, все это страшное наследство наложило свой отпечаток на черты новой России, которую Путин выстраивал с помощью своей команды единомышленников. Замечу, что и сама эта команда состояла вовсе не из ангелов, а из обычных людей со всеми присущими людям достоинствами и недостатками.

В итоге сейчас под ударом оказались именно они. Вполне возможно, что некоторые – или даже многие – из них действительно замешаны в каких-то мутных финансовых схемах, вскрытых журналистами Консорциума по наводке таинственного анонима, который – как подсказывает мне чутье – имеет непосредственное отношение к ведомству Джейкоба Лью. (Джейкоб Лью, напоминаю, это вовсе не директор ЦРУ или ФБР, а Секретарь казначейства, т.е. министр финансов, США). Но значит ли это, что с неких персон, которые пользовались в стране репутацией святых, вдруг сорвали белые одежды? Не смешите. Даже среди тех, кто черпает всю информацию о происходящем в стране из телеэфира Первого канала, немного найдется людей, верящих в непогрешимость ближнего круга Путина. Значит, дело в чем-то другом. В чем же?

А в том, что после разоблачений Салливэна и Ко, те, старые элиты, отодвинутые от кормила (прошу прощения за невольный каламбур) в начале двухтысячных, получили своего рода индульгенцию на уничтожение элит новых. Что речь пойдет именно об уничтожении – сомневаться не приходится. Ни благородства, ни гуманизма от старых волков ждать не стоит. Будут насмерть рвать соперников клыками и, урча от наслаждения, пить теплую кровь.

Вот для чего понадобились все эти разоблачения. Поддерживать разоблачителей — означает послушно готовить почву для прихода по-настоящему страшных персонажей. А то, что они идут, то, что они уже стоят в ожидании у дверей – очевидно всем, кто внимательно следит за заявлениями представителей экономического блока правительства (последний пример – беседа министра экономического развития с послом США Теффтом об участии американских корпораций в приватизации российских госкомпаний. По странной случайности, фамилия министра тоже фигурирует в «панамском досье»).

Означает ли это, что их победа неотвратима? Нет, не означает.

Живущий в стеклянном доме не должен кидаться камнями, гласит старая мудрость. Это актуально даже для жильцов тех стеклянных домов, которые построены на золотом песке.

В «панамском досье», насколько можно судить по обнародованным фрагментам, нет ни единого упоминания о коррупционерах из США. Это, кстати, еще одно косвенное доказательство того факта, что пресловутый «Джон Доу», сливший Sueddeutsche Zeitung компромат на клиентов панамских оффшоров, был представителем Казначейства этой страны. Однако можно ли сказать, что США – это некий земной рай, полностью свободный от экономических преступлений, в том числе, от вывода денег через оффшоры?

Увы, утверждать это – значило бы серьезно погрешить против истины.

Борьба оффшорных мальчиков

Еще в 2008 г., сразу после победы на президентских выборах, Барак Обама заявил, что собирается принять жесткие меры в борьбе с оффшорными юрисдикциями. Момент был выбран исключительно подходящий: финансовый кризис 2008 г. и вызванные им проблемы с бюджетом заставили налоговые службы западных стран, и в первую очередь, США, активизировать усилия по возвращению доходов своих граждан, выведенных из-под национальных юрисдикций.

Борьбу с оффшорами в Конгрессе США возглавили демократы. Одним из первых шагов стало продвижение законопроекта «О предотвращении злоупотребления налоговыми гаванями» (Bill S. 681 «Stop Tax Haven Abuse Act»), внесенного сенатором Карлом Левиным (ко-спонсорами законопроекта были Барак Обама, Норм Колеман, Кен Салазар и Шелдон Уайтхаус) в Конгресс еще в 2007 г. Тогда законопроект был торпедирован республиканцами, видевшими в нем покушение на принципы свободного рынка. В 2009 г. значительно переработанный (и смягченный) законопроект был вновь внесен в Конгресс (Bill S. 506 111) с рядом поправок. Он, в частности, предусматривал:

- установление более суровых требований для налогоплательщиков США, использующих оффшорные юрисдикции;

- предоставление Казначейству (Министерству финансов) США полномочий по осуществлению специальных мер против иностранных юрисдикций и финансовых институтов, препятствующих сбору налогов;

- введение налогообложения оффшорных трастов, используемых для приобретения недвижимости, предметов искусства и ювелирных украшений для граждан США, и признания лиц, фактически получающих активы оффшорных трастов, бенефициарами;

- увеличение штрафа для лиц, использующих налоговые убежища, до 150% от полученных ими от такой деятельности доходов.

Однако и в этой форме законопроект не удалось провести через Конгресс – его опять не пропустили республиканцы. Тем не менее, многие его положения были инкорпорированы в Акт США 2009 г. «О выполнении требований для целей налогообложения в отношении иностранных счетов» (HR 3933, S1934), который, в свою очередь, стал законом как часть Акта «О стимулах найма для восстановления занятости» (HIRE Act), изменяющего систему взимания налога при выплатах в пользу нерезидентов США.

В 2011 г. демократ Ллойд Доггетт внес в Палату представителей Конгресса США новый законопроект (Закон о международной налоговой конкурентоспособности – HR62), который, в частности, предусматривал отмену налоговых стимулов для американских компаний, инвестирующих за границу, и ограничения на использование оффшорных юрисдикций как компаниями, так и физическими лицами. Этот законопроект также был «похоронен» республиканцами, опиравшимися на ту часть бизнес-сообщества, которая была не заинтересована в ужесточении правил резидентности корпораций (прежде всего, разумеется, речь шла о крупных международных корпорациях, среди руководства которых преобладали американские граждане).

Наконец, в июле 2011 г. все тот же сенатор Левин вместе с сенаторами Биллом Нельсоном, Уайтхаусом и другими, внес на рассмотрение Конгресса новую версию законопроекта «О предотвращении злоупотребления налоговыми гаванями». Он мотивировал необходимость в новой редакции законопроекта следующим образом: «Дядя Сэм не может позволить себе оффшорные налоговые злоупотребления, которые отнимают у Казначейства ежегодно $100 млрд. и увеличивают налоговое бремя на честных, трудолюбивых американцев». Законопроект получил поддержку малого бизнеса и ряда общественных организаций, таких, как Американская федерация труда, Конгресс производственных профсоюзов и т.д. Тем не менее, и этот законопроект, как и предыдущие инициативы Левина на поприще борьбы с оффшорами, не получил статуса закона. Почему? Ответ лежит на поверхности. В Конгрессе США слишком влиятельны те силы, которым глубоко наплевать на «честных, трудолюбивых американцев», и которые сами получают немалую выгоду от использования оффшорных зон.

На Каймановых островах

На сегодняшний момент наиболее эффективным инструментом для борьбы с оффшорами является Закон о налогообложении иностранных счетов (The Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA), являющийся частью упомянутого выше Акта «О стимулах найма для восстановления занятости» (HIRE Act). Он был подписан Обамой еще в марте 2010 г., но вступал в силу поэтапно. И только в январе 2013 г. Минфин США опубликовал документ под названием «Окончательные правила» по применению FATCA, которые вступают в силу с 1 января 2014 г. Эти «Правила» гарантируют, что Налоговое управление Казначейства США может осуществлять обмен информацией, чтобы обеспечить принудительное взыскание налогов с других юрисдикций.

FATCA, в частности, требует, чтобы американские граждане, владеющие зарубежными активами, в совокупности превышающими $50000, предоставляли информацию об этих активах по новой форме, которая должна прикрепляться к годовой налоговой декларации. Помимо этого, FATCA устанавливает нормы отчетности и для иностранных финансовых организаций (оффшоров, коммерческих банков и т.д.). «Правила» требуют, чтобы любая иностранная организация, считающаяся финансовой институцией, выявляла вкладчиков-американцев среди своих клиентов и предоставляла Федеральной налоговой службе (она же Служба внутренних доходов США — IRS) всю информацию по их счетам. Если же банк откажется предоставлять такую информацию, США будут удерживать 30% налог на все доходы данного банка, полученные от американских источников. Сами же американские граждане, скрывающие зарубежные доходы от IRS, будут наказываться штрафом в размере 40% от скрытых сумм.

Эти чрезвычайные меры основываются на прецеденте швейцарского банка UBS. В 2009 г. последовательный борец с оффшорами сенатор Карл Левин и Постоянный подкомитет по расследованиям Сената США установили, что в этом банке держат средства, выведенные из-под американского налогообложения 52 тысячи граждан США. Минюст США потребовал от банка UBS раскрыть информацию об именах держателей счетов. Швейцарские банкиры сопротивлялись с упорством горных гномов, но в конечном итоге Вашингтон оказался сильнее, и UBS согласился выплатить американской стороне штраф в размере $780 миллионов. Также было заключено компромиссное соглашение о выдаче IRS более 4000 имен граждан США, имевших вклады в швейцарском банке. А в 2015 году именно данные, полученные в рамках выполнения FATCA, позволили арестовать в Швейцарии – по требованию США – ряд чиновников ФИФА.

Таким образом, FATCA представляет собой мощное финансовое оружие, используемое Казначейством США для возвращения в бюджет средств, выведенных из-под американского налогообложения. Но для реализации этого механизма необходимо, разумеется, заключить двусторонние соглашения с государствами, банки которых будут предоставлять США информацию о доходах американских граждан. Эти соглашения уже заключены с Великобританией, Данией, Мексикой, Ирландией, Швейцарией, Норвегией, Испанией, Германией. Согласие выразили Япония и Южная Африка. Однако согласны далеко не все. В ряде случае внедрение FATCA сталкивается входит в противоречие с понятием банковской тайны в тех или иных странах. Так, заместитель генерального директора Народного банка Китая по правовым вопросам Лю Сианмин заявил о невозможности прямого применения FATCA в КНР 3. Правда, несколько позже представитель Государственной налоговой администрации Китая Ван Вен Цин подтвердил, что Пекин заинтересован в заключении соглашения с США на двусторонней основе, однако, возможно, это было связано с нежеланием КНР участвовать в многостороннем соглашении США – БРИКС, на котором настаивали Россия и Бразилия.

Что же касается России, то ее позиция в отношении FATCA претерпевала значительные изменения. В сентябре 2011 г. МИД РФ и Банк России по просьбе Минфина РФ дали оценку этому Акту, в которой подчеркивалось:

— FATCA нарушает принцип суверенного равенства государств;

— Российское законодательство не предусматривает принудительного исполнения требований налоговых органов США;

— в Российской Федерации за разглашение банковской тайны, к которому приведет выполнение положений FATCA российскими организациями, предусмотрена ответственность, включающая возмещение ущерба. МИД РФ считал недопустимым «заключение российскими банковскими структурами каких-либо прямых договоренностей со Службой внутренних доходов США (IRS) относительно выполнения требований закона FATCA. А Минфин РФ в письме от 24.04.2012 № 03-08-07 отмечал, что взаимный обмен информацией с американской стороной должен строиться строго в рамках уже действующего Договора между РФ и США от 17 июня 1992 г. об избежании двойного налогообложения, а изменение российского законодательства ради выполнения требований FATCA абсолютно исключено. Однако затем отношение к FATCA неожиданно и довольно резко изменилось.

Летом 2012 г. был принят Федеральный закон №97-ФЗ, который внес нужные изменения для выполнения требований FATCA: российские налоговые органы получили право запрашивать у российских банков информацию по счетам нерезидентов и передавать ее за границу на основании международных договоров. А в мае 2013 г., выступая на форуме ОЭСР, российский министр финансов Антон Силуанов заявил, что в ближайшее время начнутся консультации с американскими экспертами по проблеме обмена налоговыми данными с США. И с этого момента российское законодательство стало активно подстраиваться под требования «американских партнеров».

Объясняется такая уступчивость просто: неучастие в FATCA для российских банков грозило обернуться рисками, связанными с возможными санкциями со стороны IRS и иностранных финансовых организаций — в частности, принудительным изъятием 30% от сумм международных банковских переводов. При этом сами неприсоединившиеся рисковали заслужить в международном сообществе репутацию потенциально рискованных контрагентов.

Стремление США использовать FATCA как «большую финансовую дубинку» для непослушных контрагентов – очевидно. В то же время, по мнению большинства экспертов, Акт представляет собой не столько реальную борьбу с оффшорами, как явлением, сколько попытку Казначейства США ограничить утечку американских капиталов в необлагаемые налогом зоны. Так, Ронен Палан, профессор Городского университета Лондона, считает, что «то, что делает FATCA – и то, к чему стремится американская политика – это то, что я называют «только не на моем дворе». Они (американцы) больше не стремятся прикрыть налоговые гавани, они просто говорят: если хочешь вести дела здесь, в США, или вести бизнес с любой американской компанией или банком, то ты должен предоставить нам информацию, которую мы требуем – невзирая на то, какие правила действуют на Каймановых островах, в Лихтенштейне или там, куда ты хочешь поехать».

Согласно Мэри Элис Янг, автору книги «Банковская тайна и оффшорные финансовые центры» 5, публичная риторика президента Обамы расходится как с реальной практикой, так и с позицией многих конгрессменов и сенаторов, не говоря уже об интересах крупных корпораций. В своей книге Мэри Янг комментирует сговор финансовых элит Запада с оффшорными центрами. «Хотя Запад поверхностно занимается тем, что борется с отмыванием денег, налоговым мошенничеством и финансовыми преступлениями, нет сомнений, что Запад (включая США) извлекает существенную денежно-кредитную выгоду от офшорных финансовых центров», — считает эксперт.

Выходит, трудная судьба законопроекта «О предотвращении злоупотребления налоговыми гаванями» и подобных ему, объясняется тем, что США на самом деле не слишком стремятся уничтожить оффшоры, а лишь стараются извлечь из них максимальное количество выгоды. Более того, США выгодно сохранить свои собственные оффшоры, потому что они в большинстве своем не ориентированы на обслуживание частных лиц. Так, на излюбленных американскими корпорациями Каймановых островах регистрируются тысячи хедж-фондов, а в штате Делавер – т.н. «шелл-компаний» (shell-company – фирма-оболочка, или фирма-ширма). Основные усилия администрации Обамы – и, в первую очередь, Казначейства, возглавляемого Джейкобом Лью — сосредоточены на борьбе не с корпорациями, а с индивидуальными вкладчиками, которые пытаются спрятать свои доходы от налоговой службы США – такими, как клиенты швейцарских банков.

В 2008 г. Барак Обама, бичуя оффшорную зону на Большом Каймане, заявил – «На Каймановых островах есть здание, в котором располагаются 12 тысяч американских корпораций, — заявил Барак Обама 5 января 2008 года — Это или самое просторное здание в мире, или самое большое мошенничество в мире. И мы выясним, что это такое». Тем не менее, решимость президента покончить с «оффшорным злом» не привела ни к каким серьезным последствиям – кроме того, что спустя шесть лет, в 2014 г., в пятиэтажном здании Аглэнд-Хаус на Большом Каймане было зарегистрировано уже 18 тысяч корпораций.

По ком звонит колокол

В мировых оффшорах спрятаны поистине гигантские суммы. В 2012 г. международная организация Tax Justice Network опубликовала исследование, согласно которому на счетах мировой финансовой элиты в оффшорах находится от $21 до $32 триллионов. При этом доля России в этом гигантском «теневом Эльдорадо» составляла (на 2010 г.), по данным руководителя исследовательского проекта, бывшего главного экономиста консалтинговой компании McKinsey & Co Джеймса Генри, ни много, ни мало $798 миллиардов. При этом, подчеркивает Генри, большая часть средств из России – около 700 миллиардов — была выведена на волне приватизации госактивов в середине 1990х годов.

Не вызывает сомнений, что нынешняя информационная атака направлена на нынешнее руководство Российской Федерации. Но не менее очевидно, что беспристрастная проверка оффшорных схем российских богачей и сверхбогачей может повлечь за собой крайне неприятные последствия для тех, кто намерен воспользоваться плодами этой атаки.

Ставки в этой игре высоки. Старые волки, ограбившие Россию в период первой приватизации и залоговых аукционов, рассчитывают с помощью тех же «партнеров», которые обеспечивали им безнаказанность в девяностые годы, вновь вернуться к власти. Некоторые из них, как МБХ, вынужденно находятся за пределами страны, другие ждут своего часа здесь, в уютных кабинетах с секретарями и охраной. Их привычно называть «либералами», но по сути это обычные беспринципные компрадоры, исповедующие древний принцип ubi bene ibi patria. Вполне вероятно, что сегодня, перечитывая статьи о разоблачениях Международного Консорциума журналистких расследований, они открывают шампанское и празднуют небольшую, но важную победу.

Однако радоваться им все же не стоит. Потому что они, как и владельцы оффшоров на Каймановых островах, до которых никак не доберутся сотрудники ведомства Джейкоба Лью, живут в стеклянном доме, где неловко или не вовремя брошенный камушек может спровоцировать настоящую катастрофу.

Информационная война против России идет уже давно, но со вчерашнего дня она вступила в наиболее острую фазу. Очевидно, что наши противники в этой войне будут поднимать ставки и дальше, используя свое значительное превосходство в ресурсах. Ответ должен быть мощным, эффективным и… асимметричным.

Согласно принципам айкидо, силу и энергию противника следует обратить против него самого.

Может ли Россия инициировать встречное журналистское расследование (расследования) оффшорных схем на Кайманах, используемых американскими корпорациями, особенно связанными с политическим истеблишментом США? Вероятно, может. Но понятно, что ресурсы и возможности для этого у нас меньше, чем у наших противников. Поэтому такой ответ необходим, но недостаточен.

Сейчас наступил удобный момент для того, чтобы проявить политическую волю и выйти из навязанного нам полуколониального режима FATCA, либо максимально сократить обязательства России в его рамках. В конце концов, мы и так уже два года живем под санкциями, нам не привыкать. Вероятно, банковский сектор понесет определенные потери, но цена независимости не может быть низкой.

И, наконец, нынешнюю атаку на российскую систему власти можно – и нужно – использовать для пересмотра итогов той грабительской приватизации 90х годов и чистки госаппарата от представителей «старого режима». Называя вещи своими именами — от агентуры нашего основного противника. Люстрации? Почему бы и нет?

Нас обвиняют в коррумпированности? ОК, это повод для того, чтобы серьезно присмотреться к бенефициарам режима «внешнего управления». Возможно, именно этого повода и не хватало власти для того, чтобы разобраться, наконец, с пресловутой «пятой колонной».

По крайней мере, хотелось бы на это надеяться.

Кирилл Бенедиктов, главный редактор сайта "Русская Idea"

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...