The Washington Post: Путин выиграл свою войну на Украине

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]
Украина корчится под контролем Владимира Путина, отмечает The Washington Post.

Война на Украине исчезла с первых страниц газет. 18 месяцев назад, когда Владимир Путин захватил Крым, а затем спровоцировал пророссийский мятеж на Донбассе, Украина была горячей новостью.

Теперь Украина, как европейский кризис, утратила свою актуальность. Одной из причин является поток других новостей. Но есть и иная, не менее важная причина. Путин, похоже, выиграл свою маленькую войну на Украине, и его западные критики в бессильной ярости наблюдают за происходящим со стороны.

Примерно год назад Путин столкнулся с одним из самых важных решений за время своего президентства: заключить компромиссное соглашение с президентом Украины Петром Порошенко или открыто направить на войну свои войска и танки. К большому удивлению многих наблюдателей, украинская армия и добровольческие отряды, казалось, вот-вот одержат победу над путинскими повстанцами. Оказавшись перед угрозой поражения, Путин удвоил усилия, приказал своим войскам перейти границу и остановить украинское наступление. Он явно хотел показать Порошенко и его западным покровителям, что в войне между Россией и Украиной, победит Россия.

Через несколько недель Путин и Порошенко договорились о шатком прекращении огня, которое предсказуемо не продлилось долго. В начале этого года канцлер Германии Ангела Меркель поспешила договориться об еще одном перемирии. Но она и президент Обама понимали, что успех перемирия в значительной степени зависит от того, признают ли Порошенко и его коллеги в Киеве лидеров повстанцев Донецка и Луганска и предоставят ли им статус автономии в составе Украины. Это оказалось очень горькой пилюлей, которую Порошенко приходилось и приходится глотать. Ему угрожает насильственное противостояние со стороны правых экстремистов, а управляемая им хрупкая страна оказалась посреди серьезных экономических и политических неприятностей. Более важно теперь, пожалуй, что он знает, что Германия и США не станут бороться за Украину. Да они будут произносить теплые слова поддержки, оказывать скромную военную и финансовую помощь, но, видимо, не более того.

В такой обстановке осторожности Путин медленно, но верно "заморозил" конфликт, также как он сделал это в 2008 г. в бывшей советской республике Грузии. Сегодня Путин в гораздо большей степени, чем западные лидеры, может влиять и, при необходимости, контролировать поток экономических, политических и дипломатических событий на Украине.

За свою "победу" Путин был вынужден заплатить высокую цену. Его экономика испытывает трудности, репутация пострадала, а Россия возвращается к внутреннему недовольству, которое становится все более реальным. Но пока это не оказывает никакого заметного влияния на позиции Путина в России. Он, кажется, вполне способен сохранить свой почти диктаторский контроль над политической властью.

Нравится нам это или нет, но Россия остается доминирующей силой в Восточной Европе, и ни одно решение нынешнего кризиса не случится, если Россия и Украина не выработают между собой приемлемое временное соглашение. Путин может терпеть независимую Украину, пока она будет "дружественна" национальным российским интересам, и как любой хороший деспот, он доверяет определять эту дружбу только себе.

Путин видит, как Украина корчится под его контролем, и он считает своих западных противников разобщенными, слабыми, коррумпированными, и при этих обстоятельствах, по его мнению, может быть, они готовы пойти на сделку на его условиях.

Цитаты: 

The war in Ukraine has slipped off the front pages. Eighteen months ago, when Russian President Vladimir Putin seized Crimea and then instigated a pro-Russian rebellion in the Donbas region, Ukraine was hot news.

Now Ukraine, as a European crisis, has lost its urgency. One reason is the rush of other news. But there is another equally important reason. Putin seems to have won his little war in Ukraine, and his Western critics watch from the sidelines, sputtering with helpless rage.

Roughly a year ago, Putin faced one of the biggest decisions of his presidency: whether to strike a compromise deal with Ukrainian President Petro Poroshenko or openly commit his troops and tanks to the war. Much to the surprise of many observers, the Ukrainian army and militias seemed a battle away from defeating Putin’s rebels. Putin, facing defeat, doubled-down and ordered his forces to cross the border and turn back the Ukrainian advance. He clearly wanted to prove to Poroshenko and his Western backers that in a war between Russia and Ukraine, Russia would win.

Within a few weeks, Putin and Poroshenko reached agreement on a rickety cease-fire, which predictably did not hold. Early this year, German Chancellor Angela Merkel rushed to negotiate another cease-fire, but she knew, as did President Obama, that it depended in large part on whether Poroshenko and his Kiev colleagues would extend recognition to rebel leaders in Donetsk and Luhansk and grant them autonomous status within Ukraine. This was and remains a bitter pill for Poroshenko to swallow. He faces violent opposition from right-wing extremists, and he runs a fragile country in serious economic and political trouble. More important, perhaps, he knows by now that neither Germany nor the United States will fight for Ukraine. Yes, they will offer warm words of support, modest financial and military assistance, of course — but apparently little more.

In this environment of caution and retreat, Putin has, slowly but surely, “frozen” the conflict, much as he did in 2008 in the former Soviet republic of Georgia. Far more than Western leaders, Putin can now influence and, when necessary, control the flow of economic, political and diplomatic developments in Ukraine.

For this “victory,” Putin has had to pay a heavy price. His economy has floundered, his reputation has suffered and Russia has experienced a return to domestic disorder and discontent that is real, even spreading. But as yet this has not had any discernible effect on his position within Russia. He seems perfectly capable of retaining his almost dictatorial grip on political power.

Whether we like it or not, Russia is the dominant power in Eastern Europe, and no solution to the current crisis can realistically emerge unless and until Russia and Ukraine work out an acceptable modus vivendi between them.

Putin can tolerate an independent Ukraine so long as it is “friendly” to Russian national interests, and, as any good despot, he trusts only himself to define this friendship. He has Ukraine squirming in the palm of his hand, and he sees his Western adversaries as weak, divided, corrupt and, maybe, in this circumstance, ready to strike a deal to his liking.

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...