Почему Египет не стал страной победившего шариата

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]
Наши спецкоры Александр Коц и Дмитрий Стешин разбирались, в чем причина стремительного восхождения исламистов во власть и их столь сокрушительного падения и многих других вопросах

Пройдут еще сутки, и от августовских боев в Каире совсем не останется следов. «Братья-мусульмане» ушли из большой политики назад, в андеграунд, откуда они так удачно вынырнули два года назад. Их боевики убиты или посажены в тюрьмы, лидеры задержаны. Сторонники «братьев-мусульман» перестали приходить на митинги. Все. Нынешняя власть не знает точно – нужно ли вообще вести диалог с этими политическими трупами?

Однако, почти каждый день, оживающие «зомби-мурсисты» напоминают о себе терактами, столкновениями с армией и полицией. В чем причина стремительного восхождения исламистов во власть и их столь сокрушительного падение? Почему свержением режима Мурси так недоволен Запад? И что ждет Египет после «Братьев-мусульман»? Корреспонденты «КП», работавшие на всех египетских восстаниях последних трех лет, попытались ответить на эти вопросы.

163 ТАХРИРА

«Демократия на Ближнем Востоке не работает, от нее только хуже», - эту мысль, выдаваемую за аксиому, мы слышали во многих странах, по которым с 2011 года хаотично носится смертельная буря «арабской весны». Началась она как раз с Египта - 25 января 2011 года, когда на площади Тахрир неожиданно для всех, в том числе и пришедших, собралось полмиллиона человек.

Во многом благодаря Интернету, ведь ту революцию так и назвали - «революция Фейсбука». Режим Мубарака пал, а младодемократы попали в свою интернет-ловушку. Из-за отсутствия лидеров организовать сколь-нибудь вменяемое политическое движение было невозможно. Зато в условиях внезапно свалившейся свободы квази-партии делились почкованием. В итоге через месяц после первого Тахрира в Египте насчитывалось 163 «Движения за свободу» имени этой площади. Названия их отличались незначительно, суть - тоже. У каждой такой партии был свой лидер, тянувший одеяло на себя. Раздрай был неизбежен.

- В этой ситуации братья-мусульмане начали перехватывать инициативу, скооперировавшись с Минобороны, - вспоминает лидер старейшей левой партии Египта Tagammu Рифаат Саид. - Военные тогда их считали крупнейшей и самой серьезной организацией. Да многие тогда так считали. И армейские пошли у них на поводу. Мы-то требовали сначала принять конституцию, потом провести парламентские, а за ними — и президентские выборы. А братья-мусульмане настояли на обратном порядке. В итоге они предали свой альянс с военными и отодвинули их от «руля».

В очень короткий срок братья-мусульмане умудрились расставить на всех ключевых постах своих соратников. С грубейшими нарушениями была принята новая конституция, наделившая президента небывалыми, если не сказать фараонскими полномочиями. Была объявлена программа 100 дней, в течение которых Мурси обещал решить основные социальные и бытовые проблемы. Ну, к примеру, убрать горы мусора с улиц. Или решить вопрос с продовольственным пайком для бедных.

Народ терпел. Но когда по истечении «стодневки» президент с экрана нагло врал о том, что гора проблем решена, с нее покатились первые робкие камешки возмущения. Чтобы спустя несколько месяцев превратиться в лавину. Если в 2011 году в лучшие дни на Тахрир выходили до 1 миллиона человек в сутки (учитывая отток-приток людей прим.корр), то в 2013-м на улицы Египта одновременно вышли более 30 миллионов.

«БУНТ» ПРОТИВ ХАЛИФАТА

- Началось все со вполне демократического процесса сбора подписей под требованием о досрочных выборах президента, - вспоминает Рифаат Саид. - Это общественное движение получило название «Тамарруд» (Бунт - Авт.), и за короткое время были собраны 20 миллионов подписей. А потом настало 13 июня 2013 года. Такого никогда не происходило в Египте. А может и в мире. На улицы страны вышли более 30 миллионов граждан. Это не субъективные цифры «Тамарруда», это данные сервиса Google Earth, который вел подсчет со спутников. При этом основное требование было не «Долой президента», а «Долой братьев-мусульман». Все понимают, что Мурси был не самостоятельным, он выполнял волю ихванов (братьев - Авт.).

- А чего вообще хотели братья-мусульмане, халифата?

- Ну не без этого конечно. Они считали, что могут начать строить его здесь. При этом планировали координировать эту работу с Хамасом и даже с Эрдоганом. У того ведь тоже мечта - восстановление османского халифата. Вы посмотрите на их основной литературный труд - программу движения, созданную Хасаном Аль-Баном (основатель братьев-мусульман - Авт.). Он сказал, что она полностью состоит из норм ислама. И ничего в ней не упущено. Если вы вдруг обнаружите, что там чего-то не хватает, значит, этого не хватает в исламе. Соответственно, если вы пытаетесь критиковать программу, вы критикуете Аллаха. С 1928 года «братство» стремилось к власти. Они не скрывали желание построить государство по исламской модели. Они сказали: «Мы принесем вам ислам - он будет решением всех проблем». Кто не согласен с ними, тот будет поражен в правах.

- Какие-то элементы этой модели вы можете назвать?

- Ну, поскольку у пророка Мохаммеда одной из жен было 9 лет, соответственно такого ребенка можно выдавать замуж. А значит девочка не может продолжать обучение, развиваться, реализовывать себя как личность. Она становится рабом. Не может выйти на улицу одна, без отца, брата или мужа. Они против равенства мужчины и женщины, мусульманина и христианина. Идеология терроризма.

ЕГИПЕТСКАЯ ПАЛЕСТИНА

Тема терроризма в Египте обострилась впервые с середины 90-х. После ареста Мухаммеда Мурси не проходит и недели, а то и дня без сообщения о ЧП на Синайском полуострове. То боевики атакуют полицейский участок, то нападут на колонну военных, то расстреляют безоружных солдат-отпускников. Пока эти столкновения происходят на севере Синая, а на юге, напомним, находятся популярные курортные зоны.

Военные отчаянно пытаются огородить туристические кластеры от проникновения террористов - объявляют север Синая закрытой военной зоной. Ситуация там очень запущенная. А запустил ее не кто иной, как Мухаммед Мурси, легализовавший здесь от трех до пяти тысяч настоящих головорезов. Кого освободил из египетских тюрем, кого вызволил из афганских и иранских застенков. Он небезосновательно ожидал какого-нибудь подвоха от военной элиты и потому хотел иметь свою, параллельную армию. Управлять которой оказался не в состоянии. На этом фоне поддержка братьев-мусульман Западом выглядит как минимум странноватой.

Мухаммед Мурси легализовал от трех до пяти тысяч настоящих головорезов
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
Смотрите фотогалерею: Мятежный Каир глазами корреспондентов «Комсомолки»

- На самом деле здесь все просто, - не видит странностей Рифаат Саид. - Во-первых, все хотят закрыть палестинский вопрос. Был план предоставить по всей протяженности границы с Газой и Израилем 20 километров вглубь территории Египта под новое государство палестинцев. А нам взамен - кусочек пустыни Накаб. Под это в новой конституции Мурси ввел статью 132, в которой оговаривалось, что президент при согласии большинства в парламенте имеет право менять границы Египта. Такого никогда не было ни в одной стране мира. Кроме того, он предложил им построить две военные базы. А сейчас вдруг все эти проекты закрылись. Поэтому Запад так бешено и поддерживает Мурси. Думаю, братья-мусульмане потеряют свое влияние не только в Египте. Это удар по всему террористическому подполью в регионе.

Лидеры братьев-мусульман, к слову, предупреждали власти, что страна семимильными шагами мчится в пропасть гражданской войны. Силовики вступать в диалоги и либеральничать не стали, «выбив» практически всю верхушку движения. Сейчас «духовные лидеры» и «наставники» сидят по каирским тюрьмам, а перспектива «сирийского сценария», почти осязаемо витавшая в воздухе еще в июле, сегодня выглядит скорее призрачно, чем реально.

- Мы живем на шести процентах территории страны и у нас централизованная национальная армия, - разъясняет нам Хашим Казим. - Не племенная, как у Каддафи, не алавитская, как у Асада. «Братство» попробовало нашу армию на зуб. Сколько это продолжалось? Три-четыре дня! Поэтому в будущее я смотрю с осторожным оптимизмом. У нас появилась определенная повестка. Есть внятная международная политика, появляется сильная полиция, ориентированная не на защиту чьих-то политических интересов, а на обеспечение безопасности. Да что там, у нас появился спикер от Минобороны. Вам смешно, но в последние десятилетия военным было запрещено появляться на телевидении и что-то говорить.

Локальные стычки, потери, к сожалению, еще наверняка будут. Бывают исторические периоды, когда тяжелые решения должны быть приняты. Но в первую очередь, конечно, надо отстраивать экономику. Мубарак опирался на макро-индикаторы, и у него неплохо получалось, но люди к концу его правления  стали искать еду в мусорных контейнерах. Мурси  распугал всех наших партнеров в Заливе, которые перекрыли всю экономическую помощь. Если ты строишь исламскую империю — это хорошо, но в Египте есть люди, которые не могут себе позволить есть больше одного раза в сутки. У нас живущих за чертой бедности - 40 процентов. И любой президент в первую очередь должен говорить сними и о них. Вместо этого он обрубает все возможности помочь беднякам, ведь он строит империю. Удивительно, что он продержался год.

- Каким должен быть следующий президент Египта?

- Сильный человек,  вне политических партий. Это долгий путь, и вам, россиянам, это прекрасно известно. Сначала вы разрушаете тоталитарный режим, а затем проходит время, прежде, чем выстраиваете демократию.

ЖЕЛЕЗНАЯ «МАМА ЕГИПТА»

Мы ловили 73-летнюю Шахинда Маклад по Каиру весь день. С небывалой скоростью она перемещалась из «Союза женщин» в «Союз журналистов», а оттуда - в «Коллегию адвокатов Египта». Шахинда, как положено профессиональной революционерке, была неуловима. С двадцати лет эта женщина занималась борьбой за права крестьян-арендаторов, самого бедного и бесправного сословия. Ее мужа убили киллеры, нанятые крупными землевладельцами.

С 20 лет Шахинда занималась борьбой за права крестьян-арендаторов
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

С семидесятых годов Шахинда, боролась с целыми режимами. Сидела в тюрьме за организацию вооруженного восстания в Александрии. Жан-Поль Сартр и Че Гевара приезжали в Египет и специально встречались с Шахиндой. Президент Садат называл ее «Мой любимый враг», но не постеснялся взять ее детей в заложники. Два года назад, она была в первых рядах демонстрантов пришедших на Тахрир в «первую египетскую».

Именно она собрала в 2012 году сто тысячную демонстрацию женщин не согласных с введением в Египте шариатского права, выступив уже против «братьев». Корреспондентам КП «железная леди арабских революций» представилась скромно: «правозащитница». Она, окруженная поклонниками и оппонентами, сидела за столиком в местном «жан-жаке». В знаменитом каирском кафе «Рич», дизайн которого не менялся с колониальных времен. Первое, о чем мы попросили собеседницу – составить антирейтинг режимов, которых она пережила:

- На третьем месте - Садат, на втором - Мубарак. Но худший - «ихваны». Религиозный фашизм - худший из всех возможных. Это если говорит о притеснениях личности. Экономика же Мурси работала не в интересах простых людей, а во благо отдельных элит из политиков и бизнесменов. Получился такой капитализм с религиозным оттенком.

Впрочем, наша собеседница с теплотой вспоминает президента Насера:

- Именно он превратил монархию в республику и провел беспрецедентную сельскохозяйственную реформу. Земли были изъяты у богатых и розданы бедным. При Насере было очень много гигантских совместных проектов с Советским Союзом, взять хотя бы Асуанскую плотину. Появились фабрики, заводы, крупные промышленные производства. Египетский народ сможет преодолеть этот сложный период, инспирированный главной мировой силой - Соединенными Штатами. Они хотят разрушить Ближний Восток, чтобы здесь не осталось сильных государств. Только Израиль. Их план очевиден. Посмотрите на Афганистан, Ирак, Ливию, Сирию... Но, у нас есть надежды, мы их связываем с Владимиром Путиным.

- Подождите, но 1,6 миллиардов долларов вам дает Вашингтон, а не Москва! - удивляемся мы.

- Да не нужны нам эти деньги! - машет рукой Шахинда. - Американцы дают гроши, а отбирают миллионы - бизнес.

- Чего же вы ожидаете от России?

- Мы знаем, что Россия с Китаем лучше понимают, что здесь происходит. И они на нашей стороне. Мы помним, что они наложили вето на резолюцию по Сирии, спасли ее. Как минимум мы знаем, что у вас есть своя твердая позиция. Мы это видим. И мы надеемся, что Россия сможет перевернуть этот однополярный мир и сбалансировать его. Поверьте сердца и умы египтян сейчас больше с Россией, чем с Америкой.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Египет нам не чужой по всем параметрам. Для нас он – всероссийская здравница, для египтян мы – значительный сегмент государственного бюджета из статьи «доходы». И не случайно большинство проблем журналистов КП, работающих на массовых беспорядках в Каире, заканчивались в том момент, как в них опознавали граждан России. С Россией здесь связано множество надежд, которые появились после того, как наши дипломаты отстояли Сирию. Возможно, это была единственно верная линия поведения.

Никаких поставок военной техники в кредит. Никакой братской любви и лобызаний, мирных советских теплоходов класса «эсминец» в Суэцком канале, танковых клиньев и ковровых бомбардировок под чутким руководством русских инструкторов. Вместо этого, несгибаемая как лом из карбида вольфрама дипломатическая позиция – «руки прочь от суверенных стран». И с Китаем мы через Ближний Восток заодно сблизились, осознав общность наших интересов в квази-однополярном мире.

И можно предположить, что в эти годы на наших глазах выстраивается новый геополитический треугольник – Россия-Китай-Ближний Восток. Система сложная, но именно сложные системы отличаются устойчивостью и саморегуляцией. В отличие от одномерных «пупов всей планеты» возлежащих на горе из зеленых фантиков.

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...