Маятник истории: Юг России строит новые казачьи линии, чтобы русских не выгоняли с Кавказа

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Спецкоры «КП» Дмитрий Стешин и Александр Коц совершили знаковую экспедицию по восточным районам Ставропольского края.

В декабре 2010 года спецкоры «КП» совершили знаковую экспедицию по восточным районам Ставропольского края. В Степновском, Нефтекумском, Левокумском районах стремительно менялась «этническая картина».

Русское и русскоязычное население вытеснялось жителями соседних республик - Чечни и Дагестана, которые переживали самый настоящий демографический взрыв. Ставропольские чиновники в разговорах благодушничали и делали вид, что ничего страшного не происходит. А на востоке края нас встречали надписи на заборах «Продаю дом» и душное ощущение тревоги.

Местные жители говорили: «Нужно выровнять этнический баланс, приезжим доходчиво разъяснить устав чужого монастыря и пожелать жить в мире на новой малой родине». Но как провести эти миротворческие операции, не предусмотренные ни Конституцией, ни УК РФ?

И тогда межнациональным миром в крае занялась православная церковь, может быть, впервые за последнюю сотню лет.

Встречный поток

Разорванный снарядом колокол из звонницы грозненского храма Михаила Архангела немым укором прошлому встречает прихожан ставропольского собора Андрея Первозванного. Его вывезли из столицы Чечни в разгар боев и установили здесь как символ трудности служения и страданий за православную веру. Из расположенной рядом семинарии идут необычные студенты - неславянского вида. Некоторые прикладываются к иконе с негасимой лампадой у церковного кладбища. По договоренности с местной ФМС приезжие из закавказских республик, Средней Азии и даже Афганистана проходят здесь курс русского языка. Им еще предстоит экзамен в СКФУ, но после «церковного» обучения вероятность успешной сдачи практически 100-процентная. Без этих тестов сегодня мигранты не смогут получить в Ставрополе ни гражданства, ни разрешения на работу, ни временную регистрацию. Преподаватели подчеркивают, что вопросов религии не касаются. Но отдельные слушатели начинают захаживать в храм на службы.

- Недавно было заседание с общественными организациями - выясняли, какую помощь можно оказать мигрантам, - встречает нас в своем просторном кабинете митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл. - Прозвучала такая мысль - церковь в первую очередь должна заниматься трудовыми мигрантами. Они попадают в категорию людей, требующих социальной и духовной поддержки.

Владыка Кирилл возглавляет синодальный отдел РПЦ по взаимодействию с казачеством. Неудивительно, что именно к нему и обратились наши соотечественники из Киргизии и Казахстана - представители Семиреченского казачьего войска.

- В Средней Азии казаки начинают испытывать проблемы, - признал митрополит. - Азиатские страны все больше закрываются от русского мира. Вот семиреки на меня и вышли. Они прекрасно знают реалии края, вызовы, которые здесь есть.

- Что вы имеете в виду?

- Главная проблема - отток русского населения. И еще - наша бездуховность. Отсутствие стержня. Это позволяет бежать со своей земли, чего-то бояться. Нет такого стержня и у народов Северного Кавказа - это позволяет им так нагло вести себя и с русскими девушками, и со стариками. Традиции уходят в прошлое, и на Кавказе появляется новый человек, у которого нет ничего святого.

- Вы думаете, приезжие из Средней Азии укрепят стержень?

- Из края идет отток русскоязычного населения, и тут русские приезжают! А почему приехали? Может быть, не все так плохо у нас? И потом, приедут люди, у которых есть определенный иммунитет к жизни среди нерусского и неправославного населения. Этот иммунитет позволит им здесь себя комфортно чувствовать.

Церковь впервые за последнее столетие активно включилась в межнациональные процессы. На базе семинарии в Ставрополе организованы курсы русского языка для мигрантов.
Церковь впервые за последнее столетие активно включилась в межнациональные процессы. На базе семинарии в Ставрополе организованы курсы русского языка для мигрантов.
Фото: Александр КОЦ

Казаки-пожарные

На нашей памяти, митрополит Кирилл, пожалуй, первое официальное лицо, которое озвучило проблему замещения национального состава края. Местные чиновники признают, что в том же Нефтекумском районе уже выросли шесть аул­о­­в, где русских практически нет. Однако по инерции о национальном вопросе говорят стыдливо и осторожно.

- Одна из геополитических задач переселения - это, конечно, предотвращение оттока русского населения с этих территорий, - признает глава комитета по делам национальностей правительства края Александр Якушев. - Этническая составляющая должна решаться в рамках соответствующих программ. Но, по данным переписи населения, с 2002 по 2010 год количество русских в крае даже немножко прибавляется.

- Это в целом. А что с восточными, «пограничными» районами?

- Есть экономические причины. Люди ищут лучших условий для работы и жизни.

- Может, надо создавать эти условия там?

- Мы этим и занимаемся. Есть инвестпроекты по созданию сельхозпредприятий, где потребуются рабочие руки. Есть программа развития востока края. Предполагается, что семиреченцев включат в нее. Но должна быть подведена правовая база. В федеральную программу переселения сооте­чественников мы пока не входим. Но мы не ждем, пока все эти этапы будут пройдены. Приехать уже готовы около 400 семей - все они финансово готовы к переезду. Остальные (всего около 2000 семей) уже будут переселяться по программе. Сейчас берем определенные точки, например - Сенгилеевка в Шпаковском районе, где уже проведено межевание земли. Хотя там не без проблем все проходит.

Земля обетованная

Сенгилеевку ставили казаки-переселенцы в уникальном месте с уникальным климатом. Всего в 30 километрах - Ставрополь, заваленный снегом и окутанный туманом. А здесь бьет по глазам солнце и отражается в бирюзовой воде огромных озер. Пустой земли вокруг много, но взять ее мудрено. По закону, если подаешь заявку на получение земельного участка, ты должен сообщить об этом в газеты. А на Кубани и Ставрополье уже много лет работают полупреступные группы, вымогающие деньги с участников земельных аукционов. Выходцы в основном из северокавказских республик отслеживают объявления в газетах и подают встречную заявку на тот же участок. Если заплатишь отступные липовым латифундистам, земля - твоя. Нет - задерут цену до уровня Рублевки.

С Александром Куликовым, главой Шпаковского района и руководителем администрации Сенгилеевки, мы стоим на краю поля, разбитого на 43 участка. Он сам из казаков, но одет по модному на Кавказе фасону - в патриотично-спортивную куртку с надписью Russia.

- Мы дали 43 объявления в газету. Сразу же на каждый участок вылезли по три-четыре человека. Я эту проблему обозначил в правительстве края. Попросил помочь решить вопрос со спекулянтами с помощью силовиков. Понимаете, двадцать человек весь край на уши ставят! Землю не купить!

Мы идем по селу к храму. Его строят на народные деньги - один житель села, бизнесмен, сделал окна-стеклопакеты. Котлован выкопали школьники с учителями. Продавали именные кирпичи - такая форма благотворительности.

- Мне важно, кто приедет сюда, - говорит нам Александр Николаевич. - Я много общался с семиреченскими казаками. У этих людей есть стержень. Особый. ТАМ они выживают в недружелюбной среде. И у них есть потребность быть во всем лучшими. Иначе тебя задвинут на вторые роли. Мы понравились друг другу, сговорились. Решили вплотную заняться переселением. И хорошо, что я не один с этим бьюсь, меня владыка поддерживает, и власти все понимают.

- А местные жители не будут ревновать?

- Поначалу, конечно, насторожились. Каждый по-своему это процесс себе представил. Мне даже мама позвонила: «Сынок, я к себе домой только двух человек могу подселить. Больше - никак, даже не уговаривай». Объясняем, что никого подселять в их дома не будем. Да и большинство осознает, что это не только ментально близкие люди, но и ценные кадры.

Глава рассказывает, как они составили базу по имеющимся вакансиям и профессиям переселенцев. И оказалось, что почти всех удастся трудоустроить. Пытаемся поговорить с главой о межнациональных проблемах - иносказательно, осторожно. Проблемы эти, как выяснилось, прописаны в истории села. Когда в 1848 году сенгилеевская сотня ушла в поход, село вырезали и сожгли. В память об этом на гербе бывшей станицы язык колокола в виде капли крови. Как напоминание о вечной войне на Кавказе.

Этот израненный колокол - из Грозного, из храма Михаила Архангела. Он был вывезен в разгар боев.
Этот израненный колокол - из Грозного, из храма Михаила Архангела. Он был вывезен в разгар боев.
Фото: Александр КОЦ

Исторический противовес

В последние пару лет ставропольские власти стали уделять казачеству невиданное доселе внимание. По примеру Кубани здесь созданы казачьи дружины. Причем с зарплатой - до конца года на получку дружинникам выделены 35 миллионов рублей. Терцев зовут работать в полицию, ставя их на первое место среди соискателей красной корочки (большинство желающих защищать народ, кстати, почему-то приезжие из южных республик). Похоже, именно из казаков здесь решили создать силовой противовес в межнациональном урегулировании.

Хотя сами они из политкорректности заверяют, что никакой национальной проблемы в крае нет. Как и исхода русских. При этом стремительная мобилизация казачества в изложении главы службы безопасности Терского казачьего войска Вадима Стадникова больше похожа на подготовку как минимум к локальному конфликту регионального масштаба. С недавних пор здесь даже реестровые удостоверения выдаются в военкоматах.

- Мы - православные воины. И всегда находились и находимся в состоянии войны, - с ходу расставил точки над «i» казачий безопасник в черных военных брюках и черной же водолазке. Пистолет в кобуре как бы подтверждал его слова. - Она была, есть и будет на Кавказе - формы разные. Скрытая - открытая, с кровью - без крови. И мы готовы к отражению опасности, если понадобится. Но только законными способами. Есть тренинговые программы по огневой подготовке, тактико-специальные курсы, рукопашный бой. Проходят специальное обучение по подготовке частных охранников, дающее право ношения и применения специальных средств и служебного оружия. Переводя их в статус ЧОПов, это все можно использовать. Все казаки вступили в охотничье общество, приобретают травматические пистолеты, гладкоствольное оружие, у кого есть стаж - нарезное. И мы это жестко контролируем.

- Прям к войне готовитесь...

- Если тут вдруг что-то начнется, полиция все это оружие изымет, повесит таблички и спрячет на склад. В 91-м году такое уже было. Был и другой прецедент, когда в 95-м году банда Басаева напала на Буденновск, из казаков были созданы территориальные отряды самообороны. Всем выдали СКСы (самозарядные карабины Симонова. - Авт.). Полтора-два года они хранились, а потом забрали.

- Переселение казаков из Средней Азии все-таки выглядит более предпочтительным вариантом «урегулирования».

- Им там с азиатами жилось несладко. А здесь им надо будет кормить семью, их надо обеспечить работой, жильем. Если мы наших славян, которые оттуда сбежали, не смогли обеспечить, то с какого перепугу с этими казаками по-другому выйдет? Без поддержки федерального центра - вряд ли.

ЗВОНОК В БИШКЕК

Атаман Семиреченского казачьего войска Геннадий БАЖЕНОВ: Здесь у нас будущего нет

- Желающих переехать из Средней Азии на Ставрополье, конечно, много. Но дело в том, что федеральной программы переселения пока нет. Нет и проекта договора с губернатором Ставропольского края. Как только он будет согласован, на совете атаманов решим, кто, куда и как будет переезжать.

Сейчас в Киргизии русский язык фактически притесняется. Мы в этой республике не занимаем никаких должностей ни во власти, ни в силовых структурах. В парламенте пара человек русских. Выживают нас потихоньку националистически настроенные элементы. Я не вижу никакого будущего здесь ни для нас, ни для наших детей.

Мы прекрасно понимаем, что на Ставрополье тоже будет нелегко. Но наши прадеды там были не по своей воле, а по указу государя императора о защите южных рубежей России. Так что не привыкать. И поедут не только люди из Киргизии, но и из Казахстана. Причем и казаки, и другие русские.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

После громкого летнего заявления губернатора Краснодарского края соседи-ставропольцы страшно обиделись на его слова. Губернатор тогда честно признал, что на Кубани из-за бесконтрольной внутренней миграции с Северного Кавказа и Закавказья нарушен этнический баланс, что кое-где русские чувствуют себя неуютно и даже бегут. Задел и своих соседей: «Между Кавказом и Кубанью был фильтр - Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет». Ставропольцы посердились, поогорчались, но быстро сделали выводы. Горькие слова пошли на пользу. У них вдруг оказались развязаны руки. Просто Александр Ткачев публично рассказал то, о чем говорить было не принято - «чтобы не разжигать». О новом, великом переселении народов - с гор на равнину.

Любой, государственно мыслящий человек понимает, что пущенные на самотек миграционные процессы заканчиваются междоусобицей. А часто - и гражданской войной. Других вариантов нет. Для Ставрополья слова соседа стали сигналом - он, по сути, легализовал попытку навести миграционный порядок и в крае, и в регионе в целом. Оказалось, что привычные государственные институты с этим в одиночку не справятся, а проблема назрела настолько, что никого уговаривать не пришлось - ни чиновников, ни казаков, ни церковь.

Дмитрий СТЕШИН

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...