Михаил Щеглов: Федералы нас, русское население, просто сдали

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

4 ноября полиция Казани задержала несколько десятков русских активистов, обвинив их в проведении несанкционированной акции. Сейчас многим из задержанных грозят астрономические - по новому закону о митингах - штрафы. Мы публикуем интервью с главой оргкомитета НДП-Татарстан Михаилом Щегловым, который стал одной из жертв полицейского произвола.

-Расскажите, пожалуйста, о событиях 4 ноября в Казани

-В прошлом году мы подавали заявку на проведение в Казани шествия в рамках Русского марша. Я был одним из заявителей, наравне с движением "Русские за здоровый образ жизни" и движением русских родителей. Мы долго переписывались с властями, несколько раз меняли маршруты шествия. В конце-концов нам однозначно сказали, что разрешения не дадут и предложили провести митинг. Как позже мне передали, Минниханов, глава Татарстана, бросил такую реплику: "какой может быть Русский марш в Казани?"

В этом году казанская молодежь подала заявку на проведение Русского марша - тем более что в Татарстане  сейчас формируются русские партии, так что заявители решили до конца отстаивать свое право на организацию Марша. Заявку подал один из местных лидеров Российского общенародного союза Витольд Филлипов. Власти долго тянули с ответом, однако прямого отказа не давали.

В среду организаторы казалось бы достигли договоренности - шествие должно было пройти 4 ноября с 7 до 8 утра (в 12 должен был начаться митинг у памятника Федору Шаляпину). Хоть время и было назначено издевательское, но решили Марш проводить.  А уже в четверг Витольду позвонили из мэрии и сказали, что все договоренности разрываются - у организатора есть ограничения по административным штрафам, которые ему были выписаны после одной из ранее проведенных акций (митинга против пыток в ОВД "Дальний" - прим.). Властям города предложили другого заявителя и услышали, что срок подачи заявки вышел. Несомненно мэрия припрятала в рукаве этот козырь на самый последний момент, намеренно затянув с ответом. Организаторы предупредили, что не отвечают за молодежь, потому что информация о Марше успела распространиться, и возложили ответственность за возможные беспорядки на власти. Однако в пятницу, во второй половине дня, пришел окончательный отказ.

Возвращаясь с Крестного хода, я подошел к станции метро "Кремлевская", месту сбора, указывавшемуся в заявке - полагая, что все равно какое-то число людей туда подойдет. У станции стояло множество сотрудников полиции и группа молодых людей, туда же пришли заявители Русского Марша -  оповестить людей, что согласование получено не было.

Я сказал собравшимся, сказав, что разрешения на проведение митинга нет, и если они сейчас устроят шествие, то Витольда Филлипова и других заявителей оштрафуют на очень высокие суммы, а самих участников задержат. Я шел к Дому дружбы народов на концерт, посвященный Дню народного единства, и предложил пойти со мной всем, кто хочет. Попросил идти без лозунгов, без зарядов -  молча.

Напомню, что я возвращался с Крестного хода, и у меня в руках был освященный образ Христа Спасителя (тот, с которым Дмитрий Донской шел на Мамаево побоище) с надписью "Русь Святая, храни веру православную". Фактически хоругвь. Для Крестного хода это принято, когда граждане несут образы таким способом. Образ я освятил года два назад.

Мы направились к Дому дружбы народов, молитвы по дороге пропели,  было много взрослых, был профессор из Технологического университета, мой знакомый, бабушки с иконами к нам присоединились. Я предложил молодежи, чтобы потенциал общественной активности был как-то реализован, у памятника Шаляпину наклеить белые пластыри на рот и  сфотографироваться с ними. Сделать это мы не успели - у памятника нас встретил полицейский кордон, там, кажется, Единая Россия проводила свой митинг. Начальник полиции Котников остановил нас и сказал, что мы якобы что-то нарушаем. Нас посадили в полицейские машины.

-Сколько примерно активистов подошло к памятнику Шаляпину и сколько человек полицейские забрали?

-Точно затрудняюсь сказать, но думаю, что нас там было примерно 70 человек. Забрали у памятника 40 человек, а остальным почти дали дойти о Дома дружбы народов и там забрали еще 35 человек. Меня увезли в отдел полиции "Япеево", 40 человек -  в отдел полиции "Вишневский", остальных -  в "Гвардейский", где служит Котников. Как мы потом поняли, была выдержана  пауза в два часа, в течение которой полиция никаких действий не предпринимала. Я ожидал в дежурной части своей участи, запертые в "Вишневском" ребята - своей, у "Гвардейского" в автозаках ждали остальные задержанные, которых даже не выпускали  туалет. Видимо, полиция в это время консультировалась, что делать дальше, как набрать фактуру, чтобы нас наказать по суду. Ведь если суд нас оправдает, то любая жертва незаконного задержания может написать жалобу, и будет следовать санкция вплоть до уголовного наказания. Свидетели слышали эмоциональные слова одного из сотрудников полиции - "Что я скажу суду - за что я их забрал?". В ответ был окрик: "Делай, что тебе говорят!".

-То есть указание о вашем задержании давалось сверху?

-Да, очевидно, что сверху. Мне накануне сказали, что была установка - забрать побольше народа. Власти города хотели соблюсти эдакий баланс. У прихожан фундаменталистской мечети Аль-Ихлас в воскресенье будет митинг, сначала его согласовали, но потом, когда народ стал возмущаться двойными стандартами, отказали (отметим, что полиция Казани в воскресенье не стала задерживать вышедших на несанкционированную акцию исламистов - прим.). Мы-де здесь боремся с исламистами и татарскими национал-радикалами, а тут - с русскими национал-радикалами. Хотя мы не можем быть им симметричны, у нас совершенно другие установки. Националисты национальных республик - русофобы и ненавистники России.

-В каком состоянии сейчас находятся дела задержанных?

-7 ноября мы пришли в мировой суд. Но если массовые задержания были спланированы, то массовые решения суда обеспечить так же легко не удалось.  Дела задержанных достались двум судьям, у одного из них на двери значилось время рассмотрения административных дел - с 9:10 до 9:15. Этого мало. Когда из отдела в суд принесли все бумаги, в отношении меня было вынесено определение - вернуть дело назад ввиду неполноты первичных документов. Дела остальных просто вернули курьерам и отправили в отел без расписки. Судья отказалась рассматривать это, извините, фуфло. Ребята написали ходатайства, чтобы им хоть какое-то определение вынесли. Так что сейчас у полиции два пути - либо все протоколы похерить, либо идти до конца. По нашей информации, они выбрали второй путь и будут переоформлять все первичные документы.

-Скольким задержанным грозит штраф?

-7 числа у мировых судей я насчитал 25 человек, включая меня.

-Вы 9 ноября побывали в Госдуме на заседании комиссии по межнациональным отношениям. Расскажите, пожалуйста, об этом поподробней

-Пригласили нас, представителей Татарстана, на заседание секции по Совершенствованию законодательства в сфере языковой политики и удовлетворения этнокультурных образовательных потребностей народов России экспертного совета комитета Госумы по делам национальностей (от Татарстана в работе участвовали также руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов. Он и  социолог, председатель казанского Общества русской культуры Александр Салагаев были избран членом этого совета - прим.).

Там были люди из совета, в частности Бигуаа Батал Геннадьевич, зампредседателя этого комитета, заместители Плетнева Тамара Васильевна, Сироткин Сергей Никанорович. Дали выступить всем. Меня приятно удивило, что, не смотря на  стандартные слова о межнациональном согласии, все оказались за добровольность изучения татарского языка.

Замечу, что эту тему уже сложно спокойно обсуждать, сложно себе представить, что такое чуждый язык, не просто чужой, долбить по 6 часов в неделю. Между тем, татарский язык - язык татарских деревень, Казань - русскоязычный город. И при этом процентов 30 жителей республики татарский язык не понимают.

Раис Сулейманов предположил, что единственное, на на чем основана позиция чиновников, требующих, чтобы все жители республики в обязательном порядке учили татарский - это страх, что если уроки станут добровольными, то очень много самих татар откажется от его изучения. Закон отвел языку жалкую роль - сохранения силой у самих его носителей, как и не носителей.

Татарстан  - единственный регион России (за исключением Тувы, где местный язык действительно широко распространен), где законодательно закреплено насилие над русскоязычным населением. В Башкирии президент Хамитов недавно заявил, что башкирский будет изучаться на добровольной основе.

Но, конечно не стоит ждать, что Дума сразу решит проблему обучения татарскому. В нашем парламенте серьезное татарское националистическое лобби,  очень четко работает связь с ним казанского Кремля, тут целая система воздействия. Да и мне уже ни один раз говорили, что федералы нас, русское население, просто сдали.

-А какой резон им сдавать?

-Хорошие результаты голосования. Эксперты говорили о договоренности на 82% по последним выборам, в Татарстане сделали все 83%. Так же, как на Северном Кавказе. Так что тут все построено на лукавых цифрах и нежелании видеть реальные проблемы.

Интервью взяла Настасья Иванова

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...