Госдума закроет «кормушку для МВД»

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В Госдуме собираются переписать статью 159 Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за мошенничество. Об этом «Известиям» рассказал член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству единоросс Рафаэль Марданшин.

— Эта статья не менялась со времен Советского Союза. Из-за несоответствия статьи реалиям наши правоохранительные органы постоянно используют ее с целью поживиться. Эту статью уже называют «кормушкой для МВД», — негодует парламентарий.

По его словам, сейчас статья о мошенничестве широко применяется для вымогательства и с целью выжить конкурента.

— Законопроект в первую очередь предложит ввести определение мошенничества, поскольку в нынешней редакции нет даже его, — рассказывает Марданшин.

Кроме того, чтобы всерьез сузить возможности «оборотней в погонах», законопроект предложит преступления данной категории описать детально.

— На данном этапе мы готовимся к обсуждению грядущих изменений с экспертами и знакомимся с законодательным опытом других государств. Смотрим, как эти статьи прописаны в Америке, Китае, на Кипре. Вот, например, в киприотском законодательстве отдельно описано даже мошенничество в сфере ипотечного кредитования, в Германии — создание и хранение программ для компьютерного мошенничества. Все разбито по составам, что мешает использовать закон как «дубинку» для бизнеса. Так же должно быть и у нас, — считает Марданшин.

Эксперты с необходимостью изменения статьи 159 согласны.

— Правоприменение данной статьи дошло уже до того, что судят за прибыль, — рассказывает председатель правозащитной организации «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева. — Наценку называют корыстным интересом и подводят под мошенничество. Мы как раз едем разбираться с таким делом в Астрахани. Дела заводят безо всякого зафиксированного ущерба и наличия пострадавших. И вот это в статье точно нужно менять.

— Примеров у нас масса, 159-я статья сплошь и рядом применяется для административного и коррупционного давления на бизнесменов, для рейдерства, с целью захвата имущества, вытеснения с рынка бизнесменов и вымогательства, — рассказывает глава секретариата Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» юрист Сергей Таут. — Например, один предприниматель по фамилии Поляков открыл расчетный счет в банке, чтобы получить банковскую гарантию. У него был спор с налоговой инспекцией, и сумма выставленных претензий была меньше, чем на счете. И органы наши предположили, что он открыл счет, намереваясь совершить мошенничество, — увести деньги со счета. В итоге — реальный срок, семь лет лишения свободы. Сам Поляков утверждал, что у него вымогают деньги.

Согласно другому примеру Таута, костромской предприниматель Малов взял в Росссельхозбанке кредит на 30 млн рублей. Прибавив к ним свои 30 млн, он расширил мясо-молочное производство. А по программе поддержки сельхозпроизводителей получил субсидию на погашение процентов по кредиту. После того как выплаты по субсидии достигли 1 млн рублей (это уже особо крупный размер по статье 159), к нему явились правоохранительные органы и стали проводить оперативные мероприятия.

— Возбудили дело, якобы он использовал деньги не по назначению, получив их мошенническим путем. Хотя все проценты были погашены, суд решил, что неизвестно куда он дел деньги, а значит, он — мошенник. Реальный срок составил 5,5 года лишения свободы. Предприниматель заявлял, что у него пытаются отнять бизнес, — рассказывает юрист.

— По 159-й статье предпринимателей сидит в России в 130 раз больше, чем по всем статьям экономического блока в Уголовном кодексе, — утверждает Таут.

С необходимостью поправок в закон согласна глава центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Елена Панфилова, но на грядущие инициативы она смотрит без оптимизма.

— Со 159-й статьей мы сталкиваемся крайне часто, — говорит Панфилова. — На предпринимателей, когда хотят отнять бизнес, как раз дела по этой статье в части 3 и 4 заводят. По статистике она в большинстве случаев используется не в целях верховенства закона. Но мне кажется, что остановить злоупотребления можно, только остановив правоприменителя. Иначе недобросовестные исполнители закона даже самую чистую формулировку могут поставить на службу личному обогащению.

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции генерал-полковник МВД Владимир Васильев также смотрит на инициативу скептически.

— У нас борются с рейдерством и коррупцией, ужесточая ответственность, а одновременно стараются сократить количество приговоров с последующим тюремным заключением. И мы в итоге должны лавировать между этими Сциллой и Харибдой. А при этом послабления в виде запрета на досудебное заключение по экономическим преступлениям фактически не работает, — уверен депутат.

Работу над законопроектом планируют завершить в ближайшие два месяца.

Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...