Без сопромата

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

1

Образ «гуманитария» в глазах «технаря» выглядит примерно так. Гуманитарий — это какая-то дрянь человеческая. Учёным себя называет, а на самом деле — стручок мочёный. Строем не ходит, сопромата не знает, а туда же — очки нацепил. Чертить не умеет, паяльник в руки не брал. Вообще безрукий, не умеет розетку починить, от бачка унитазного шарахается. Спирта технического приборного не пил, на морозе установку не налаживал. Стругацких не читал, Булычёва, а всё какие-то свои кислые фильмы смотрит, плесневые книжки нюхает, непонятно кем написанные. Про эти книжки свои книжки пишет, искусствовед, типа. И сам — кривляка, не мужик. Вот такие-то СССР и развалили.

Интеллигенция состоит из дрянных работников умственного труда, которые не столько трудятся умственно, сколько фарцуют импортным товарцем, только не материальным, а духовным

На взгляд «гуманитария», «технарь» — прокуренный мужик в растянутом свитере, обычно двух слов связать не может, но держится дерзко, потому что математику знает. Или там эту, как её, биологию. Говорит в основном о непонятном, чтобы фрустрировать и показать, кто тут главный. Если вдруг начинает говорить по-человечески, гуманитарий радуется: ой, говорящий технарь, и им, знать, не чуждо человеческое. Но вообще технари опасны и брутальны, от них нужно держаться подальше, а не то зашибут интегралом и гаплогруппою прихлопнут. Говорить с ними не о чем, их надо сторониться.

Мне, конечно, сейчас скажут, что это я карикатуру намалевал, а на самом деле всё сложнее. У некоторых гуманитариев даже есть друзья-математики, а то и физики. Которые нормальные ребята, хотя и не без своих закидонов, и помнят, что СССР развалился не без участия академика Сахарова, ни разу не искусствоведа. А некоторые технари, скрепя сердце, признают, что и среди гуманитариев есть приличные люди, которые, может, интегралов с неба не хватают, зато языки знают и поболтать с ними любопытно. Так что ты, Крылов — как типичный гуманитарий.

Ну, понятно. Это из серии «у меня тоже есть друзья-…» Если такие разговоры ведутся, значит, есть проблемки.

И они есть. Хотя, прошу заметить, не симметричные. «Технари» «гуманитариев» презирают и третируют, а те их скорее побаиваются. Потому что у «технарей» — это гуманитарии знают точно — есть преимущество. Они занимаются настоящим делом. Наука и техника — это тебе не филология всякая или история какая-то там. История была давно и неправда, искусствоведение — вообще лажа, а закон Ома — вот он туточки, настоящий. И гуманитарии это где-то как-то признают, даже когда хорохорятся.

Присмотримся же к культу «сопромата». И начать рассмотрение придётся с тех времён, когда сама тема «ненужных гуманитариев» и всепобедительных «технарей» вообще возникла. То есть с советских времён, укромных и былинных.

2

Известно — у кого чего болит, тот о том и говорит. Советская идеология постоянно воспроизводила рассуждения о «борьбе классов». Образованные люди пропускали эту классовую тему мимо ушей, как очередную дурь начальства. И были в корне неправы. Просто нужно было правильно понимать говоримое.

А именно. «Классовые антагонизмы» приписывались растленному Западу. На самом деле они были характерны именно для советского общества. Которое было выстроено именно как общество антагонистических классов, групп, прослоек и страт, где все были поставлены в такие отношения друг к другу, чтобы иметь причины для взаимной ненависти, презрения и других негативных чувств. Поставлены — не каким-то естественным порядком вещей, а самой советской властью. Имеющей огромные возможности для социального конструирования и ими вовсю пользующейся.



Тут прошу внимания. На Западе люди тоже стравлены между собой. Но они стравлены там на индивидуальном уровне, как конкуренты в конкурентной системе. Однако социальные группы западного общества не находятся друг с другом в «вечном антагонизме», а, наоборот, более или менее осознают, что нуждаются друг в друге. Это не значит, что ни у кого ни к кому нет претензий. Напротив, они есть, и их очень много. Однако это именно что ПРЕТЕНЗИИ, то есть рационально оформленные требования, исходящие из осознания собственных интересов. Рабочий может крайне скверно относиться к владельцам завода — но не за то, что они владеют заводом, а за то, что у него нет страховки и низкая зарплата. Заводовладелец может скверно относиться к биржевому спекулянту — но не за то, что он биржевой спекулянт, а за то, что он обваливает акции его завода. Народ не любит чиновников, но не за то, что они чиновники, а за то, что в таких-то казённых учреждениях неразбериха и волокита. И так далее.

«Сова» ссорила целые социальные слои. Причём именно те, которые должны, по идее, друг дружку поддерживать и «естественным образом совокупляться». Ссорила так, чтобы люди ненавидели друг друга не за дело, а за одно то, что человек принадлежит к другому слою. Драться всерьёз, разумеется, не давали — а вот антагонизм разжигали всячески. Идеологически-организационными методами.

Не следует в этом видеть какое-то специальное злодейство ради злодейства. Скорее, здесь удачно совпали некоторые идеологически-пропагандистские посылы и чисто практические задачи.

Начнём с идеологии. Которая имела отчётливые ницшеанские обертона. В частности, она проповедовала любовь не к ближнему, а к дальнему, отчаянно боролась с человеческой привязанностью к реальной общине (Gemeinschaft), а саму энергию привязанности пыталась перевести в «пролетарскую солидарность» с какими-нибудь мифическими «голодающими берлинскими рабочими», к «мировому пролетариату» и прочим фикциям. Любовь к родным и близким не то чтобы прямо отрицалась (хотя в двадцатые годы было и это), но, скажем так, не поощрялась. Советский человек должен был любить мечту — «крестьян Гренады» или «поколения, которые будут жить при коммунизме», но при этом бдительно подозревать соседа по коммуналке и при малейшем поводе сигнализировать на него в компетентные органы.

Заметим, что и озабоченность берлинскими рабочими, и донос на соседа считались проявлением одного и того же свойства — так называемой «сознательности». Которая в своей позитивной части кончилась плохо: советские таки нашли того дальнего, которого полюбили, и это был Запад. Перестройка была логически неизбежным финалом именно советских идей. Это отдельная и очень интересная тема, но мы о другом.

Что касается практики, речь идёт о банальном divide et impera в чистом виде. Люди, не доверяющие друг другу и не умеющие договариваться между собой, являются идеальными объектами управления — каждый из них является «единицей-вздором, единицей-нулём», как выражался пролетарский поэт Маяковский. А против него — миллионнопалая рука государства.

Подчеркнём — в этом нет ничего нового. Новизна подхода была именно в массовидном стравливании: не человек против человека, а большая группа против большой группы. Чтобы люди били друг друга по площадям.

Несколько примеров.

В советское время возникла противоестественная с управленческой точки зрения практика раздельного руководства городом и пригородной местностью, с сознательным противопоставлением «города» и «деревни» — причём «деревни» именно самой ближайшей, которая в радиусе ста километров. Хотя по идее город и пригород должны образовывать единую систему полисного типа, особенно в условиях российских «расстояний». Но нет, нельзя. Даже на уровне начальства: чтобы областной начальник городскому завидовал и ненавидел его, а городской — побаивался.

Или вот совсем из другой оперы. Советский Союз был единственной в мире страной, где официанты не просто ненавидели и презирали посетителей (это везде есть), а ещё и демонстрировали эту ненависть и презрение в открытую. То же касалось дворников, уборщиц, швейцаров: их хамство не просто терпелось, но и поощрялось. Чтобы человек даже в дорогом ресторане садился не за первый попавшийся свободный столик — а «куда соизволят посадить», и чтобы боялся лишний раз кликнуть гордого официанта, вышагивающего как страус. Право на внешние (хотя бы внешние!) знаки уважения получали только крупные советские чиновники. А простой человечишка со своими рублишками должен был ощущать классовую ненависть обслуги. И ни на секундочку не смел почувствовать себя «уважаемым господином».

Или знаменитое — «у нас рабочие получают больше профессоров». На самом деле и тут всё было сложнее, но и рабочие, и профессора в это верили. Более того, образованное сословие подвергалось постоянным ритуальным унижениям перед «чумазыми». Чего стоит та же практика «помощи колхозам» — когда учёные корячились на полях или перебирали гнилую картошку [1]. Делалось это, ясен пень, не из хозяйственных надобностей, но и не просто для того, чтобы лишний раз цукнуть образованцев. А для того, чтобы выставить образованных людей в унизительном и нелепом виде перед «народом»: кверху задом на раскисшем поле. И чтобы обе стороны накрепко запомнили это унижение: простому народу — чтобы относились к образованных людям как к опущенцам, а образованцам — чтобы они на подсознанке относились к «народу», как к свидетелям их позора, и боялись даже и близко подходить.

И так далее. И тому подобное [2]. Заметим, что технология всегда использовалась одна и та же: тем, кто объективно находится «ниже», дозволяется мнить о себе как о соли земли и расхамливаться, чуть приподнятых пугают «яростью народной».

Разумеется, и «гуманитариев» с «технарями» именно что СТРАВИЛИ. И на это были, кроме общесоветских, ещё и особенные причины.

3

«Гуманитарных наук» в нормальном смысле этого слова в СССР, разумеется, не было. Потому что важнейшие сферы гуманитарного знания были абсолютно табуированы. Не говорю даже о вершинах — скажем, запрете теологии (имеющей огромное значение для мышления как такового). Но, например, были запрещены послемарксистская философия вообще и политическая философия в частности. Усечено было и изучения новой и новейшей истории. А социальная и политическая философия, а также новейшая история — это основа гуманитарного знания. Запретить это — всё равно что физикам запретить дифференциальное исчисление. «Фсё, приехали» [3].

Но некоторые вещи можно расчухать и без дифуров, на чистой геометрии. Или, касаемо нашей темы — на Плутархе, Макиавелли, раннем Марксе и здравом смысле. То есть гуманитарий, даже пользуясь устаревшими инструментами анализа, может составить в своём уме более или менее внятную картинку общества, в котором живёт, и что-то в нём понять. Разумеется, если знать факты о собственном обществе.



Поэтому «гумов» держали вдали от реальной информации о советском общественном устройстве. Они не видели и не знали важнейшей части советской жизни — а именно, советского материального обеспечения. Например, не существовало адекватных описаний того, как устроена советская производственная машина, военная машина, управленческая система. И всё такое прочее.

Делалось это очень просто. Интеллектуал черпает знания либо из книг, либо из личного общения, либо из опыта. Из опыта — 10%, из общения — 30%, остальное из книжек. Достаточно лишить интеллектуала книжек и затруднить общение с людьми, знающими тему. Желательно, чтобы общение вообще не шло. Тогда даже самый умник будет блуждать в трёх соснах, не видя пути. Потому что ему подсовывают ложную информацию или вообще не дают никакой.

Вот тут-то мы и начинаем понимать, откуда растут ноги у физико-лирической темы. Потому что «технари», если бы могли нормально общаться с гуманитариями, и сами бы нахватались базовых знаний по общественным вопросам, и информацию дать могли бы. Ибо «технари» на то и технари, чтобы присутствовать — хотя бы на правах квалифицированной обслуги — практически везде, кроме разве что управляющей системы. Но всё остальное они ВИДЯТ.

Поэтому «технарям» всячески внушалось презрение и ненависть к «гуманитариям».

Как именно? Да как обычно. Начиная с демонстративно более жирного пайка «технарям» («физикам повышенная зарплата и молоко за вредность») и кончая специальным «йумором». «Гуманитарный склад ума» = «идиот», этого я ещё в школе наслушался. В целом — обычные советские приёмы, подлые, но безотказные. Для «технарей» даже слабали специальную культурку, довольно уродливую и противную, но именно что «для технарей». «Стругацкие», «окуджавка», культ туризма, водка-гитарка и прочие забавы для ребятни. И, конечно, вливались тонны яда в уши. Презрения к ненужным, жалким уродам, слабакам и дурачкам, которые этот свой греческий язык учат и историю Месопотамии, потому что не умеют интегралов щёлкать и в походы ходить. И сопромата ни в жисть не выучат, а ведь на сопромате вся цивилизация стоит. Потому что куды ж без сопромата, да никуды, ни туды и ни сюды. И неча тут.

Разумеется, «технарей» держали в полнейшей изоляции от каких бы то ни было гуманитарных знаний. То есть именно в полной: советские технари НИЧЕГО не понимали в социальных вопросах и подходили к ним совершенно по-детски. Буквально — на уровне детских представлений о сексе. Когда ребёнок где-то слышал, что такая штука есть и она как-то связана с пиписьками, но вот реальных знаний о физиологии и технике процесса (не говоря уже о всякой «психологии») у него никаких нет. Я очень хорошо помню, как доктора физматнаук рассуждали о вопросах общественных. Как я теперь понимаю, люди не видели и самых элементарных вещей, происходящих буквально у них под носом и затрагивающих их лично. «Начальники дураки», «всё вроде правильно, порядка только нет», «у нас есть такие приборы», и прочий ментальный мусор. В крайнем случае они дорастали до банальной антисоветчины — то есть той же хрени, только со знаком минус. «У них есть такие приборы», «их начальники умные», «у них не всё правильно, но порядок зато есть». Но уровень разговора оставался ровно тем же самым.

4

Напоследок придётся напомнить об особой роли так называемой интеллигенции.

Интеллигенция не равна интеллектуальному классу, а по сути ему противоположна. Состоит она из людей, скверно справляющихся со своей профессией и набирающих социальные очки своего рода подработками. Ну примерно как советский спекулянт: числится в конторе, иногда даже туда ходит, работник никакой, держат потому, что достаёт бабе начальника югославские сапоги. У него на самом деле работа — сапоги доставать. Такая специальная работа.



Интеллигенция состоит из дрянных работников умственного труда, которые не столько трудятся умственно, сколько фарцуют импортным товарцем, только не материальным, а духовным. Об этом я уже писал, стоит только добавить, что и эта контрабанда шла под внимательным надзором соответствующих инстанций. Так, дешёвый и глупый «антисоветизм» можно было завозить сюда почти беспрепятственно, западную русофобию — так даже и желательно, это всячески поощрялось. Русский купит за всю зарплату книжку самиздатовскую, придёт домой, дождётся, пока все заснут, и с фонариком под одеялом, трепеща, раскроет — вот сейчас он всю правду-то узнает. И прочитает — «русские от природы рабы, коммунизм — это русский шовинизм, евреи — свет в окошке». ХОРОШО. А вот всяких западных социологов — или, тем паче, советологов — даже и понюхать не давали.

Особо интересную в этом отношении роль играла публичная часть интеллигенции.

Тут опять-таки прошу внимания. В перессоренном, ненавидящем друг друга до боли и дрожи социуме была одна категория людей, которых ЛЮБИЛИ ВСЕ. Это было можно и даже желательно. Можно сказать, это была единственная точка, единственная социальная группа, которая и держала весь социум вместе.

Я имею в виду АРТИСТОВ. Ну, киношных и театральных исполнителей ролей, музыкантов, певцов с певичками, эстрадных комиков-хохотунчиков e titti frutti. Замечу — не писателей, даже не поэтов. Потому что писатели были поделены на «лагеря» и разные социальные группы потребляли своё, а на чужое плевались. Даже поэтов принято было любить «своих». Но вот когда речь шла о развлекательных людях — тут дозволялась и поощрялась именно что межклассовая и межсословная любовь, не знающая преград и расстояний. Пугачёва, Райкин, да хоть какой-нибудь Гафт — то были всеобщие кумиры, их почитали все, от академика до сантехника. Люди слушали Жванецкого как пророка, записывали в тетрадочку слова одесского мудреца. Над песнями Окуджавы или Визбора рыдали взахлёб. Про Высоцкого не говорю — это был воистину всенародный любимец. Ну а про Борисовну вообще сочинили анекдот. «Энциклопедия будущего: Брежнев — мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачёвой» [4].

Так вот. Этих-то самых артистов «технари» до сих пор и принимают за образец «гуманитарной интеллигенции». До сих пор, повторяю.

То есть. Обычный «технарь» подсознательно убеждён, что какой-нибудь историк или социолог — это такой же «жванецкий», только глупее и хуже, потому что Жванецкий смешной и умный, и всё правильно говорит, а историк или социолог выглядит примерно так же, только бубнит под нос что-то несмешное и непонятное. Гуманитарий — это такой артист разговорного жанра, причём неудачливый, провалившийся. Которого не взяли на сцену, как Райкина, но вообще-то это одна порода.

Разумеется, я говорю именно о подсознанке. Доказывать такие вещи сложно, а отрицать легко. Но я рекомендую добросовестным и благонамеренным читателям проделать такой мысленный эксперимент. Попробуйте представить Дугина или Павловского в телевизоре, а потом на это место мысленно посадите Жванецкого, или, того лучше, покойного Аркадия Райкина. А потом попробуйте проделать то же самое, только посадите Райкина на место, скажем, интервьюируемого федерального чиновника. Во втором случае воображение забуксует, а вот в первом — вряд ли.

5

Сейчас, конечно, все эти темы — далёкое прошлое. Техническая культура СССР находится в процессе демонтажа. Гуманитарка переживает что-то вроде псевдоренессанса — публикуется много книжек, которые некому читать. Сколько-нибудь серьёзных профессионалов, занимающихся гуманитарными науками в западном смысле слова, у нас как не было, так и нет — и, «учитывая тренды», никогда не будет.

Тем не менее, эти фантомные боли всё ещё эксплуатируются. Последние «физики» всё ещё кривят физии, видя последних «лириков». Те платят им всё той же опасливой неприязнью глубоко забитых, фрустрированных людей, которым внушили, что самое важное в жизни — сопромат, который они, ничтожные, не знают.

На самом деле этот самый «сопромат» не стоит вообще ничего без гуманитарных знаний, которые позволяют построить успешное общество и управлять им. То есть без истории, психологии, социологии, правоведения и прочих не очень точных, но очень нужных наук. Советское общество управлялось в некотором смысле извне, поэтому оно было этих знаний лишено по определению. Но вообще-то только знания о человеке и обществе имеют самостоятельную ценность. «Сопромат» становится нужен, когда решены вопросы общественного устройства, власти, собственности, стабильности и тому подобное. Если всё это налажено и есть кому поддерживать систему — можно строить стоэтажные небоскрёбы. Нет — и сарай построить оказывается невозможным, за отсутствием досок, гвоздей и людей, которые вместо того, чтобы строить сарай, взяли доски и пошли бить этими досками друг другу морды. И тут уж хоть обсчитайся, толку не будет.

При этом, повторюсь, готовых специалистов у нас нет. Гуманитарные науки у нас нужно создавать заново, начиная с банальной задачи изучения нашего собственного социума (который практически не исследован).

Но начинать надо именно с этого. И здесь предубеждения против «гуманитариев» могут сыграть не самую лучшую роль.

За этим и пишу.

 

[1] Эта практика была настолько важна, что в своё время даже специального человека Владимира Высоцкого, «артиста для русских», которому дозволялось и предписывалось держаться подальше от чисто советского дискурса, чтобы не растерять популярности — и того подрядили на написание и исполнение невероятно гнусной песенки «Товарищи учёные», прославляющую издевательство над «профессоришками».
Весьма рекомендую освежить в памяти этот уникальный в своём роде текст, вдумываясь и вчитываясь в каждую строчку. Глотать такое без соли и без лука могли только забитые советские люди, не понимающие и даже боящиеся понимать, что над ними глумятся. Впрочем, знаю людей из научного сословия, которые даже тогда от этой мерзотины кривились — но «володе» прощали, списывая дело на незнакомство народного барда с реалиями. У нас люди добрые.

[2] Разумеется, эти рассуждения сами по себе не оригинальны. Искусственно-антагонистический характер советского общества — общее место классической советологии. Забавно, что даже советские люди имели возможность ознакомиться с этой доктриной: в СССР был переведён фантастический роман Станислава Лема «Эдем», где изображался именно такой социум, с откровенными намёками на «первое в мире государство рабочих и крестьян».

[3] Понятное дело, в небольшом количестве полноценной гуманитарки начальство всё-таки нуждалось. Хотя бы чтобы вовремя осваивать новые социальные технологии. Поэтому на практике проводилась политика контролируемой терпимости — как во Франции XIX века к проституции. Некоторое явление не дозволялось официально, но при этом регулировалось. Так и здесь: всякий «немарксизм» официально не разрешался, на практике же определённое количество людей было допущено до настоящих, непропагандистских книжек. Однако этот слой людей был отделён от остальных особо толстыми стенами.

[4] Думаю, не нужно объяснять, что эта среда была (и остаётся) сугубо номенклатурной. Нельзя стать популярным или лишиться популярности. В артисты НАЗНАЧАЮТ, и назначенные могут быть уверены в своём положении — «пой-пляши, дорогой, хоть до могилы, зал всегда будет полон».
Всем, например, понятно, что та же Пугачёва в ЛЮБОЙ стране давным-давно вышла бы в тираж. Но мы будем иметь счастье видеть её саму и её приживал «в самый прайм-тайм» ещё лет двадцать, пока она, наконец, не умрёт, а потом её место займёт дочь-преемница, потом внучка, и так до бесконечности.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.9 (30 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Провальная статья. Бессмысленная, по сути неверная. По статистике носителей гуманитарного образования больше, чем «технарей». Не секрет: болтать о чем-то всегда легче, чем что-то точное миру поведать. Например, есть такие «историки». То есть специалисты, получившие диплом на исторических факультетах вузов. Вот они и изображают прошлое в манере летописцев: ничего конкретного. А ведь, как думается, высшая ступень историков – это человек, умеющий связать настоящее с прошлым, чтобы понять и дать рекомендации на будущее. Не было в стране историков, но все-таки были инженеры (куда-то ездили, куда-то летали и пр.). Победила гуманитарная составляющая. Вот и начали болтать, а не дело делать. И оценивать вождей не по конечному результату, а по его благим намерениям. Сейчас нет и «технарей» – все порушено.

[ответить]

Вопрос совсем не в том нужны ли гманитарии вообще, а в том что нужны настоящие, а не фальшивые. Также как и технари, но быть фальшивым технарем куда труднее.

[ответить]

Почему Крылов придирается только к артистам которые имели явно антисоветский уклон, а не всяких известных любимцев "настоящей" советской эстрады, которые были максимально далеки от всех возможных "самиздатов" или даже и намека на критику режима?

[ответить]

написано настолько абстрактно, что возникает ощущение, что читаешь не о реальной жизни,а каком-то параллельном мире.

А вообще если абстрактно, наша страна развалилась по простой причине, по той же, по которой развалился Древний Рим когда-то, всем на все было наплевать, как верхам, так и низам, сидели на жопе и думали - у страны потенциал большой, что наверху кто-нибудь, что-нибудь сделает. Вот эти 2 слова "кто-нибудь" и "что-нибудь" всегда отдают неконкретностью и бессистемностью. причины такого мышления разбирать можно бесконечно. Плохо то, что люди до сих пор сидят на жопе и думают, когда-же у нас будет мудрое и сильное правительство, которое "что-нибудь" этакое сделает.

[ответить]

Дааа, г-н Крылов, выражаясь вашим же языком, обосрались вы не по-детски с этой статьёй. Смешать в одну кучу интеллигентов и интеллектуалов (якобы попытавшись их друг от друга отделить), Высоцкого и Пугачёву, Дугина и Павловского со Жванецким и Райкиным - и кроме этого ничего путного-то и не сказать... Скуденько. В СССР, судя по этой статье, вы сидели бы на кухне и ловили голоса - доказали.

[ответить]

"... только знания о человеке и обществе имеют самостоятельную ценность".

Вы бы хоть ссылки на первоисточники давали, а то опять скажете, что сами додумались :)

В протоколах еще много чего написано, давайте, грузите уж страницами. Зачем отдельными фразами дергать.

[ответить]

krasev, поздравляю! Теперь-то вы видите, какое счастье вашему полку привалило в лице автора, как лихо он расписал "антагонистические противоречия" советского социума, как ярко противопоставил стоэтажный Запад сараеобразному СССР, как обнаружил "тонны" ядовитого презрения к интелям вообще и к гуманитариям в частности со стороны "чумазого" необразованного народа.

[ответить]

Закувыркались унылые прапорщики в комментах.

[ответить]

Первый текст Крылова с которым во многом согласен. Конечно сейчас набежит масса "товарищей", которые обвопятся о том, что хотят "детей превратить в быдло", "лишить народ достижений науки" и т.п. красный бред. Самое смешное, что они сами же не понимают, что это их пристрастие к технарям и ремесленникам от гуманитарных наук привело к краху их разлюбезную Совдепию.

[ответить]

"Теперь вот маленькая история про то, что представлял собой советский технарь" грузили мы как-то раз какую-то здоровенную байду на пароход. старпом (он же грузовой помощник) бегал по палубе, размахивал руками, кричал что он такой груз не возьмёт ибо в море сорвётся, одним словом - кипишевал. наши стивидоры сначала жевали рукава, потом привели какого-то инженера - невзрачный такой пожилой мужичок в потёртом плаще. тот не повышая голоса объясняет старпому: шпангоуты у тебя здесь и здесь, рымы приварим здесь и здесь, вот здесь положим сепарацию и т.д. старпом пару раз хватанул воздух ртом как рыба на льду и заткнулся. вот что значит технарь.

[ответить]

кстати: если бы речь шла о гуманитарии, я бы сказал "плюгавый" :-)

[ответить]

Вы думаете ваши слова противоречат моему посылу? Ваш инжинер это обычный простой работник, много лет пахавший на одном месте и понимающий свой труд - вряд ли он бы вдруг возомнил себя "вершителем человеческих судеб", ибо свою важную роль на своем месте он знал прекрасно.

Та же самая бодяга идет и сейчас, только вместо чистых технарей идут их подвиды - экономисты/менеджеры и примкнувшие к ним юристы. Веду я с одним таки беседу на тему военной реформы, как там с традицией, с вооружением, с обучением, с доктриной - а он мне - прежде всего надо определить экономическую эффективность структуры, а потом заниматься разной белибердой. Вот и все. :(

[ответить]

"привело к краху их разлюбезную Совдепию. " в начале 90-х через Владивосток перегружали в Китай электростанцию - начиная с трансформаторов по 300 т и кончая небольшими ящичками. я видел тот груз - сделан был по всей совдепии, кроме РСФСР запомнились Белоруссия и Узбекистан. грузили года два, ну пусть полтора. как закончилось оборудование - лес, лес, лес. металлолом. корабельные винты - подозреваю, как лом цветных металлов.

[ответить]

А техническая интеллигенция, оккупировавшая все эти НИИ ни о чем, что не была причастна к развалу? Совсем?

[ответить]

А гуманитарная интеллигенция, оккупировавшая все эти НИИ ни о чем, что не была причастна к развалу? Совсем?

[ответить]

У гуманитариев НИИ не было почти, было еще много НИИ естевственников вроде биологов и т.п. типа пресловутого НИИ в "Гараже". Ну партийных тоже, но разве партийный и гуманитарный равны?

[ответить]

на Фоменко свет клином не сошёлся. он хоть и неправ, но проблему поставил: человечество собственную историю не знает. да и не в Скалигере дело. я вот приверженец креационизма, вполне допускаю, что возраст Земли 7 тыс лет.

кстати: геологи - гуманитарии? технарями их как-то не назовёшь. а геологическая колонна - умозрительная абстракция.

интеллигенция  - вообще-то бранное слово. а потому техническая интеллигенция вполне могла участвовать в развале Союза (наравне и одновременно с гуманитарной, кстати), а вот технари, специалисты, занимались своим делом. например, производили оборудование для упомянутой э/с. можно совок нелюбить и ненавидеть, но э/с он строил, в отличие от Верхней Вольты или там Нижнего Ома.

экономист - разве технарь? это же такая же конторская крыса, не могущая рассверлить посадку 8Н7.

[ответить]

1. Вопрос Фоменко архиважен ибо это пример того, что могут технари натворить со своей "логикой" в науке - ведь все выводы Фоменко с технической точки зрения кажутся логичными, а раз так то весь массив источников и артефактов отбрасывается. Вопрос кстати не столько в Скалигире, а в том, что сознательно выкидываются целые эпохи человеческой истории, причем явно с осозноваемыми целями - например опус "Библейская Русь" можно посмотреть.

2. Вопрос не в смыле слова, а том насколько велико влияние той или иной группы, согласитесь для технарей с их "логикой" и т.п. перспективы получения колдбасы являются более привлекательной и логичной целью. :)  Правильно Крылов написал - в нашем обществе гуманитарии ассоциируются с клоунами - "творческой интеллигенцией" - вот они и виноваты. 

[ответить]

конкретно Фоменко раскритикован в пух и прах и, кажется, высмеян. но ,повторяю, вопрос поставлен: человечество совей истории не знает.

если кто-то выкидывает "целые эпохи" - это не от технического либо ещё какого скалада ума, а с умыслом. кому и зачем это надо - не знаю, но заговоры WTC 9/11 и "высадка на Луну" весьма красноречивы.

во всяком случае, историю переписывали во все времена и при всех режимах. в этом смысле Фом. не оригинален.

хотя, "кому и зачем надо", наверно, мог бы сказать, но не хватает слов правильно сформулировать. позже надо будет попробовать.

[ответить]

1. Знаетили не знает это еще тот вопрос, но Фоменко уводжит от знания истории еще дальше чем обвиняемый им Скалигер. :)

2.  Выскажу мысль по отношению к развалу страны в катастройке - технари и не подозревали о том, что наличие колбасы связано с определенной политической системой и государственной позицией, гуманитарии знали, что колбаса от режима не зависит и искали в изменениях нечто другое - то же пресловутое "почирикать".

[ответить]

1. не знает. на ветке УС2 я уже предложил не поминать Фом. всуе

2. о качестве жизни или качестве вообще отпишусь позже. давайте разговаривать где-нибудь на одной ветке.

[ответить]

Давайте здесь, не хочу делать просмотры статье "гуры", там и так фанатская клака подтянулась - сделают любимому "Учителю" кассу. :))

[ответить]

Дааа автор. Подобной чуши не читал давно. Если воспользоваться таким разделом гумманитарных наук как психоанализ, то, помоему "Вы хотите поговорить о технарях? Они Вас тревожат?" Нелюбовь технарей к гумманитариям складывается не из презрения, что они не знают математику. Она проявляется по причине того, что, по мнению "технаря", "гумманитарий" это глупый болтун. Глупый, т.к. думает медленно, не видит задачи в целом, не формирует путей решения. А болтун, т.к. говорит слишком много очевидного.

[ответить]

Если сформулировать попроще, то гуманитарий, в понимании "тенхнаря", есть человек, не владеющий элементарной логикой.

[ответить]

гуманитарий, в понимании технаря, "не налаживал установку на морозе", а корчит невесть что.

[ответить]

Именно так. И логикой не владеет, и "установку на морозе не налаживал", и невесть что корчит, и тормозит не по детски.

Вот стандартная проблем взаимодействия "технарь-гумманитарий": Две компании разрабатывают единый продукт - програмное обеспечение. Проводится совместная встреча по согласованию протоколов информационного обмена, систем кодирования сообщений и т.п. С обейх сторон технари - технический руководитель проекта и ведущий програмист проекта. Итого 4 человека. А также гумманитарии - манагеры руковдства проекта, манагеры продвиженцы продукта, юристы. По 10 человек с каждой стороны, итого 20. Технари на совещании садятся рядом, 20 минут решают технические вопросы и их работа заканчивается. Гумманитарии достают договора и начинают меряться кто кому и чего должен. Этим они занимаются часа 2.

[ответить]

Подписуюсь под кажным словом.:) Я, правда, предпочитаю, если есть возможность, усаживать всех этих юристов, аудиторов, бухгалтеров и манагеров отдельно, чтобы они выговорились до посинения, а потом коротенько доложили мне суть противоречий и нерешенных проблем. Тогда я быстренько принимаю решения по спорным вопросам, т.е. выстраиваю общую логику процесса, определяю ответственных в тех точках, в которых никто её самостоятельно брать не хочет, и "картина мира" проясняется.:)

Но... на что справедливо (хотя и почти бездоказательно) намекает автор - из того факта, что у нас ещё хватает приличных технарей и очень мало приличных гуманитариев, ещё не следует, что сие положение отражает объективную необходимость.

[ответить]

Архитипичнейший пример того до чего могут додуматься технари это теория Носовского и Фоменко. На большее они не способны. Из формул не вытекает мыслей, из таблиц не рождаются идеи - они рождают только формулы и таблицы.

[ответить]

"Вслед за Хайдеггером Гадамер рассматривает понимание не в теорети­ко-познавательном, а в онтологическом плане: понимание предстает не в качестве инструментально-логического акта, а в качестве способа человеческого бытия. Это влечет за собой радикальный пересмотр содержания и целей герме­невтики. Если у Шлейермахера последняя служила «учени­ем об искусстве понимания», а у Дильтея—специфиче­ским методом гуманитарного познания, то у Гадамера герменевтика становится исследованием условий возмож­ности понимания как модуса существования. Развивая хайдеггеровский тезис о «пред-истолкованности» мира в дорефлективных структурах его данности человеку, Гада­мер ведет речь о «предпонимании»; последнее конкре­тизируется им как «пред-рассудок» (букв, пред-суждение, Vorarteil)."

в источнике, скорее всего, опечатка. грамотно Vorurteil

[ответить]

Приложил. Ричпект и уважуха.:)

[ответить]

Простите, а что тут непонятного? От установленного в новое время и особенно Кантом понимания познания как внеонтологического акта конструирования представления, после Хайдеггера произошел новый поворот к платоновскому пониманию структур знания как структур бытия, и к представлению о познании как припоминании того, что уже заложено в человеке, первичных логосов. Гадамер делает следующий шаг, предполагает, что в нашем предпонимании бытия записаны не отдельные "файлы", не отдельные представления о вещах, а проошитая база данных, целостная картина мира. Возможность понимания смысла заложена в самом факте нашего существования.

[ответить]

Гадамер не был первым. гештальт-психология возникла ещё в 1912 г.

[ответить]

Ну намёки автора понятны слабо. Хотя мысль здравая. Просто автор совершенно точно не понимает, кто такие технари, зачем нужны, и, утрируя, почему пьют водку и играют на гитаре. Также отмечу, что на "крик души" похоже, как Вы сказали ниже. Но, создаётся такое впечатление, что автор пишет не столько о проблемах общества, сколько о своих собственных комплексах.

А про посадить эту эээ "тусовку" отдельно - хорошая мысль. Только Вы, вероятно, руководитель? А я ещё не дорос. Поэтому сам посадить никого не могу :). Вынужден сидеть там, где посадили меня :). И терпеть. Единственная радость состоит в том, что я такой не один. Сидим с другими технарями и грусно смотрим друг на друга :))).

[ответить]

И ещё автор. У Вас полная каша в голове по части экономики и общественных течений. Значит настучать на соседа это плохо? Западло сообщить что он бухает и жену бьёт? А в Вашей любимой Европпе это гражданская сознательность, когда с немцем кружку пива выпиваешь, а потом, подождав часок, за руль садишься. И он уже трубку держит - в полицию звонит. Это у Вас что? Чистое раздвоение личности.

[ответить]

фотографии книг - это уважаемый мной Холмогоров и болтунишка Галковский меряются библиотеками. у них нет кое-чего, что есть у меня :-)

[ответить]

Не переживайте, Илья, вместо комментов читайте новый журнал, отредактированный Крыловым, видимо столь же интеллектуальный, как и данная статья.

[ответить]

"Мамы всякие нужны, мамы всякие важны" - или как там?

[ответить]

У автора, я так понимаю, "крик души" вырвался. И во многом он прав, а именно в том, что как гуманитарий, не обладающий основами логики и естественных наук, неспособен постичь, осознать действительное значение общественных явлений, так и технарь, не знакомый с основами гуманитарных наук, становится легким объектом манипуляций в общественном смысле. И академик Сахаров тому ярчайший пример. Но беда в другом. В том, что не видит он действительных, объективных причин такого положения в России и СССР, а потому преувеличивает субъективные. А потом и вообще скатывается к абсолютизации, универсализации гуманитарного знания.

Но я, по привычке, буду отбиваться классиком.:)

[ответить]

К.А. Крылов, вообще-то сначала закончил МИФИ, а потом Философский Факультет МГУ. Так что кому, как не ему сравнивать?

[ответить]

Не человек выбирает профессию, а профессия выбирает человека.

[ответить]

Ну да, у кого-то бытие определяет сознание, а у кого-то сознание - бытие.

[ответить]

Гогость! Я о Фоме, вы - о Ереме.

[ответить]

Да нет, об одном и том же. Просто у меня формулировка другая.

[ответить]

Да нет. Просто у меня формулировка точнее и по теме.

[ответить]

А я вашу формулировку обобщил. Вам обобщение, похоже, не по нраву?

[ответить]

Вот вообще-то не ему. Я то выстрелил в воздух, а в самолёт почти попал - пару метров промахнулся. Я думал, что автор филолог какой нибудь. Уж слишком размазано и бессистемно. Оказался физик-философ.

Так вот. Вы странно считаете, что физики и математики это "технари". Вообще данное деление - "технари"-"гуманитарии" не совсем верно. МИФИ, помоему, должен был выпускать физиков-прикладников. Может в этом я и ошибаюсь. А вот выпускал он физиков-теоретиков. Это то, что называется "общее техническое образование". А чистый "технарь" - это "специальное техническое образование".

[ответить]

Ещё вчера хотел, но забыл отметить, что Крылов занимается апологетикой гуманитарного знания как 100%-й технарь, то есть предельно рационально, а потому и неубедительно. У этой задачи другие методы решения.

[ответить]

Ему-ему. Он понимает и то, и то. Ему не надо объяснять математику и физику. Да, он, скорее всего, не может, сам спаять какой-нибудь АЦП, но это и не нужно. Технари паяют, теоритики рассуждают "в целом". У всех своя специализация.

[ответить]

А вот появляется такой "физик" или "математик". И дисциплину он свою знает и понимает, а цели нет. И системности подхода нет. Не инженер он. А если поверх ещё и филосовское образование накрутить - стоп, тушим свет.

Я помню, когда сам учился в институте. И вот преподаватель по матану выдаёт: "Мы переходим к рядам Фурье. Хотя зачем они вам нужны? Вы же радисты". Т.е. вся Теория цепей и сигналов на рядах Фурье зиждится, а эдакий "чистый математик" об этом не догадывается. Так какой он технарь, простите? Для него математика это цель жизни, а для технаря - инструмент. Вот Вам аналогия - технарь берёт молоток и стучит по гвоздю, пока не загонит, а подобные физико-математико-теоретики всю жизнь изучают молотки, их виды, типы, методы изготовления. И при этом ни разу молоток по прямому назначению не используют.

[ответить]

А какая цель у инженеров?

Ну и что? Ваша история доказывает лишь то, что математики - это математики, а инженеры-радисты - это инженеры-радисты. Инженеры тупо используют то, что развили математики. А математикам совершенно неинтересно, кто и где будет использовать их аппарат. Вы, например, в курсе, что математически принцип неопределенности Гейзенберга тоже следует из преобразования Фурье? А вам в вашей работе это нужно? Уверен, что нет.

Математики, инженеры, физики-теоретики, философы, политологи и т.п. занимаются разными вещами. Эти вещи кое в чем могут пересекаться, но в целом они самостоятельны и даже дополняют друг друга. Спорить не о чем, нужно сотрудничать! Но вот "чистые технари" из-за каких-то непонятных понтов этого не понимают.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...