Смерть! Где твоё жало?!

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Страстная неделя в Москве началась с терактов, приведших к трагической гибели сорока человек. Казалось, что город должен был погрузиться в панику. Но нет, иностранные журналисты с каким-то обиженным раздражением (перемешивающимся у более порядочных плохо скрываемым восхищением) описывали удивительное непрошибаемое спокойствие, проявляемое москвичами. Мы ехали спокойно на работу, приносили цветы, свечи и иконы на место взрывов, пекли куличи, делали, в общем, что угодно, только не боялись.

То же самое свойство русские не раз и не сто раз, а гораздо больше, демонстрировали в истории. Непонятно зачем, я, не вовремя заболев на Страстную, взялся перечитывать допотопную «Историю XIX века» Лависса и Рамбо. Труд был составлен в эпоху русско-французского союза против Германии, а потому панегирики Наполеону авторы волей-неволей должны были уравновесить похвалами русским союзникам, которые они решили ввести, расточая, прежде всего, похвалы невероятной храбрости и стойкости русского солдата.

«Первая встреча с русскими произошла у Амштеттена; сначала русские опрокинули несколько французских кавалерийских эскадронов, необдуманно выдвинутых в лес. Кавалеристам Мюрата и гренадерам Удино пришлось несколько раз повторять упорные атаки, прежде чем они справились с отчаянною храбростью русских солдат, о которой французы не имели представления (передержка, конечно, разгром французов при Треббии Суворовым и его швейцарский поход давали достаточно информации об этом «секрете» — Е.Х.). Раненые, безоружные, опрокинутые на землю русские продолжали нападать и сдавались только под ударами штыка или ружейного приклада. Наполеон надеялся принудить Кутузова к решительному сражению между богатым Мёлькским аббатством и Санкт-Пёльтеном. Но русский полководец ускользнул от него, перейдя Дунай по Кремсскому мосту, который затем разрушил за собой...»

И таких картин из русской истории можно привести неисчислимое множество. Русофобы наверняка заявят тут о «вековом пренебрежении русских к человеческой жизни», приводящем и к нечувствительности к боли, смерти и человеческим потерям. Но на то они и русофобы, — бесноватые в этом мире были, есть и будут, а некоторые даже в быстро прибывших к месту терактов скорых увидели свидетельство «заговора Кремля». Их не вразумишь, — как писал классик. Другие будут пространно рассуждать о северном спокойствии русских и их нордической природе, или же об особой выносливости нашего крестьянского характера, не замороченного чрезмерно ценностью своей уникальной личности (впрочем, этот мотив встречается еще у Толстого в «Войне и мире»).

Но расскажу вам тайну. Всё это тут ни при чем. Загадка исключительной русской стойкости перед лицом смерти, загадка того, что для русского животный трепет перед смертью (который характерен для каждого живого существа) практически не переходит в «экзистенциальный ужас», порождающий рационализированную трусость, связана с пасхальным мировоззрением, лежащим в основе русского строя, русской цивилизации. Каждый русский, и верующий, и думающий, что не верует, твердо и точно знает, что смерти нет. Смерть уже опрокинута, побеждена, уже отогнана от человеческой сущности и от жизненного сердца нашего мира.

Публицисты любят говорить о той разнице, которая существует между «рождественским» культом Европы и европейской цивилизации и «пасхальным» культом русского строя. При всей затасканности этой темы, её обсуждение имеет смысл. Сделав центром своего христианского мировоззрения (в той степени, в которой оно еще христианское, а не переросло в обычный карго-культ) Рождество, европейцы сосредоточились на радости от освящения Богом жизни. Сын Божий вошел в наш грешный мир и освятил его от дна и хлева до храмов и дворцов. Он преобразил и преобразовал наше существование, сделав его светлым и радостным, став истинным царем и вседержителем нашего бытия.

Но вот пасхальный смысл Евангелия (а надо понимать, что в центре древнецерковного мировоззрения изначально и всегда лежала именно Пасха) оказался для Европы скрыт. Познав тайну жизни, познав даже тайну жертвенной смерти Христа за наши грехи (если говорить о пасхальном цикле, внимание европейцев не случайно сосредотачивается на Страстной Пятнице), европейский мир так до конца и не познал тайну воскресения, тайну истинной победы над смертью.

Уже распятый Христос есть для иудеев соблазн, а для эллинов безумие. Воскресший Христос есть для всех сынов века сего абсурдная бессмыслица. Не случайно, что и мудрецы Ареопага в Афинах благосклонно слушали апостола Павла, пока он рассуждал о неведомом Боге, который есть дух, но немедленно с насмешками заградили ему уста, едва он стал проповедовать воскресение мертвых: «Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время» (Деян. 17:32).

Смерть не случайно названа в Писании последним врагом. И в самом деле, — именно она, именно она, а не, даже, зло, является самым радикальным, самым мучительным искажением и извращением нашего мира, созданного для жизни и преуспеяния в жизни. Закон греха чудовищен, но он побеждается покаянием. Закон смерти вроде бы естественен, но превозмочь его не в силах даже самая чистая человеческая душа. С тех пор как грех вошел в мир, закон смерти тяготеет не только над теми, кто познал зло, но и над теми, кто познал добро: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:17). Смерть есть последний враг жизни, глубочайшая порча всякого бытия и, особенно, бытия человеческого. Смерть — высший страх человека.

Насмешники по-разному защищаются от своего страха. Кто-то говорит о смерти, как о чем-то естественном, не заслуживающем внимания — пытается с нею смириться, растворить свое протестующее против уничтожения я как частичку всемирного эволюционного пути. Кто-то уверяет себя, что смерти нет, что она — лишь иллюзия, что она скачок между мирами и биографиями в нашем вечном жизненном путешествии. Кто-то пытается увидеть в смерти шаг в некий «лучший мир». Такие, в частности, надевают пояса смертников и идут убивать нас, ибо верят в своё алмазное небо, сочащееся щербетом и населенное гуриями. Их вера велика, и современному боящемуся смерти миру нечего, по большей части, им противопоставить. Для них смерть — торжество, для сынов века сего — болезненная мука.

До христиан на свете жил лишь один народ, который воспринимал смерть достаточно честно и серьезно — это древние греки трагической эпохи. Они не пытались обмануть себя, представив смерть лучше, справедливей, разумней и красивей, чем она есть. Они видели её как нечто всеобщее, страшное, роковое и подлинно сотрясающее основы бытия. Отсюда и ставшее символом высочайшего смысла смерти слово «трагедия». И не случайно, что именно воспитанным на Эсхиле и Софокле грекам было вручено нести слово и смыслы, «логос» Евангелия...

Христианство — единственная мировая религия, которая относится к смерти вполне серьезно, видит в ней такого масштаба трагическую проблему, которую видит в смерти само человеческое существо, воспринимает боль и ужас смерти с той же болью, которую воспринимает её человек. Христианство, настоящее, истинное христианство — не кормит человека утешительными сказками о сладости и благородстве смерти, о её легкости, и о привлекательности наслаждений рая. Христианство осознает подлинную трагичность события, раздирающего надвое богосотворенный состав человека, разлучающего душу и тело. Этому страшному событию, внесенному в мир грехом, но ставшему метафизически даже тяжелее греха, не находится ни «извинения», ни «оправдания». Последний враг — это и есть последний враг.

Всё, что можно сделать с врагом -— это его победить, уничтожить, убить. Пасхальная весть, пасхальная радость — это радость о победе над смертью. Смерть не рационализована, не осмыслена, не «упорядочена» и не приручена. Она именно побеждена. Упразднена. Её более нет. Она поглотила ипостась воплотившегося Сына Божия вместе с Его человеческой природой, но не смогла Его удержать, подавилась, огорчилась, убита была тем, что вместе с человечеством прикоснулась и к Божеству и от этого прикосновения разрушилась. «Прият тело, и Богу приразися. Прият землю, и срете небо. Прият еже видяще, и впаде во еже не видяще».  Разрушение разрушено. Разрыв бытия разорван. Трагедия взорвана немыслимым катарсисом.

Смерть умерла и влачит теперь на земле жалкое несуществование в облике собственного призрака, как прежде его влачила убитая смертью жизнь. Её приговор уже вынесен, оглашен и лишь немного отсрочен. Буквально на минуту, которую представляют две-три тысячи лет по сравнению с вечностью. Христос разрушил врата ада и посрамил смерть, "воздвигнув Себя бессмертным, как бы некое Семя и Начало вечного мира, являя в Себе пример и наглядность воскресения, на которое мы неложно надеемся" (свт. Григорий Палама. Омилия 4).

И люди, тем паче — Христовы люди, уже не умирают, но усыпают. Не умирают, но сеются в землю как семена будущего воскресения. "Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе" (Колос. 3, 3-4).

«Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут? Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. Но то скажу [вам], братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою» (1 Кор.15:35-54).

Это ощущение победы над смертью лежит в основе, в центре русского пасхального мировоззрения. Того мировоззрения, которое в своих внешних проявлениях так поражает внешний мир. Это мировоззрение семени, которое сеется в землю для того, чтобы там, по слову Писания, умереть, воскреснуть, и дать плод сторицей. Может ли семя бояться смерти, если оно само есть зачатие новой жизни? Может ли семя страшиться земли, если знает, что оно — ничто без чудесного преображения в этой земле? Может ли оно роптать на Сеятеля, Который сеет его, да и сеет ровно, не роняя ни на камень, ни при дороге?

В Рождество мы празднуем поворот к миру Солнца Правды, свет и тепло Которого — залог нашего воскресения. Пасха, день первого ростка, есть обетование, новый завет, что ни одно павшее в землю семя не умрет. Она — день Христовой и нашей победы не только над страхом смерти, страх смерти можно победить многими способами, и в этом смысле Сократ ничем не умалится перед многими христианскими мучениками, но победы над смертью самой.

Христос воскрес! И смерти уже нет. Христос воскрес! И вслед за Ним пробиваются новые ростки вечной жизни. Жизни не только духа, но и тела духовного. Христос воскрес! И никакая временная смерть не сможет превратиться для нас в вечную, если по нашей воле мы сами не превратим её в «смерть вторую». Враги могут убить наше тело, они могут заливать нашей кровью поля, леса, горы и города. Мы можем сами жертвовать бессчетно жизнью за други своя. Но что это будет, если не посев семян по ветру жизни. Христос воскрес! И нас могут мять, крошить и молоть. Перемелется — мука будет. А мука — это хлеб. А хлеб — это Тело Христово. А Тело Христово — это жизнь вечная.

Христос воскрес! И мы — навсегда соучастники Его пасхальной Победы.

Можно победить народ, который не боится смерти и презирает её. Но народ, который знает, что смерти нет, что она побеждена, умерщвлена и рассеяна, победить нельзя.

Смерть! где твое жало?
Ад! где твоя победа?

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (66 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

По теме статьи. На слуху у иностранцев чаще всего Толстой и Достоевский: первый масштабен, второй нервичен. Тургенева же они не читают. А в письменном наследии русского классика есть рассказ, как умирают русские: очень спокойно, очень достойно.

[ответить]

Однако, нельзя сказать, что Тургенев (как и всякий европеец) понимает причины описываемого явления. Но описывает честно, как Кипплинг индусов.:)

[ответить]

Х.В. С Праздником! Текст 5 баллов.

[ответить]

Спасибо за замечательную статью! Христос Воскресе, братья и сестры !!

[ответить]

Христос воскрес!

[ответить]

мой предыдущий пост не относится к террористам и правозащитнегам - сие их не касается. кстати, о шахидках. что там им приготовлено? 70 трепетных юношей?

[ответить]

Обещают лучшего из мужей или юношу, много красивых тряпок и бесплатную косметологию: http://otvet.mail.ru/question/23399321/

[ответить]

как!? всего одного? явная дискриминация. где феминистки!?

[ответить]

На проповеди в Великий Четверг Патриарх сказал, что террористы, пролившие невинную кровь совершили преступление хуже чем преступление Иуды и не будут прощены Богом никогда. Какого названия заслуживает существо заявляющее, что "террористов нужно понять"?

[ответить]

"...отчаянною храбростью русских солдат, о которой французы не имели представления " конечно же передержка: "русского солдата мало убить,его надо повалить" сказано Фридрихом Великим ещё 14 (25) августа 1758 г. кстати: ту деревню Zorndorf можно перевести как "яростная деревня" - напрашивается некий символизм. осталось ответить на риторический вопрос: какого рожна нужно было русскому мужику в Семилетней войне, тем более что союзнички там были то Даун, то Лаудон.

[ответить]

Если бы Петр III не сдал результаты войны, то в 1914 не было бы катастрофы под Гумбиненом, в 1941 немцы штурмовали бы Кенигсбергскую крепость, а И. Кант был бы известным русским философом немецкого происхождения. :)

Как  раз территориальные интересы России в семилетней войне были очевидны. А вот зачем Александр I полез в разборки с Бони - это, конечно, большой вопрос. 

[ответить]

Петра III-го мы уже обсуждали в контексте самодержавия. пришли к выводу, что это исключение, подтверждающее правило.

[ответить]

вчера, пока шашлык-машлык, подумалось: до 1МВ ещё полтораста лет, не Пётр 3-й, так какой-нибудь Горби появился бы. так что вся ваша альтернативная история яйца выеденного не стоит. тем более что все доступные мне энциклопии трактуют Семилетнюю войну то как 3-ю войну из-за Шлезии, то как агл-франц колониальный конфликт.

деревня ярости. в энц. Брокгауза и Ефрона пишут: "сражение не имело решительных последствий... в особенно блестящем виде проявилась тут стойкость русской пехоты..."

Советская военная энц.: "В Ц.с., несмотря на крайне невыгодные условия, рус. армия проявила высокое мужество, стойкость, и удержала свои позиции"

а вот в энц. Брокгауза (совр.нем.) просто и ясно: "Фридрих победил русских при Цорндорфе" вот вам и весь Кант.

отдельное спасибо форумчанину Имя за дополнение о Фридрихе.

[ответить]

Причем тут альтеррнативная история? Россия уже заняла Восточную Пруссию. Жители Кенигсберга уже принесли присягу Императрице Елизавете. Иммануил Кант уже подал государыне прошение о предоставлении ему должности профессора.  Пруссия после Кунерсдорфа была разгромлена полностью, так что Фридриху пришлось бы отдать Кенигсберг России. Его спасла только смерть Елизаветы и более ничего.

[ответить]

как это при чём?

написал в прошлом посте, подумал и стёр, но придётся повторить: у нас то Пётр 3-й, то рэволюция, то Горби, то эти... едва ли не каждый раз приходится начинать сначала.

кстати. Кожинов говорил о некоей естественной границе, и она была по линии сов-польской границы. и оглядываясь на нашу многотысячелетнюю историю, положа руку на сердце: на хрена нам земли в Европе?

[ответить]

Ну как видите - это как раз у Вас альтернативная история. Был бы Горбачев, не был бы Горбачев. Этот вопрос тот еще. А то, что в ХХ веке пришлось с трудом и кровью завоевывать то, что было отдано сумасбродом в XVIII - это факт.

 А зачем нам Вост. Пруссия? Масса оснований. Начиная с того, что она не у немцев и немецкая шпага не наставлена нам в грудь. И до морской базы, рыбы, янтаря, и того, что теперь это наш пистолет смотрит в грудь НАТО. Только сухопутный коридорчик бы туда пробить...

[ответить]

В любимой мной МТВ-2, после того как под твоим управлением оказывается большее, чем у остальных, число провинций, тебе приходит поздравление, содержащее в том числе предостережение: не забывайте, что чем длиннее ваши границы, тем сложнее их охранять.

Теоретически, чем больше ты захватил земель, тем ближе ты к мировому господству. Практически надо думать, есть ли возможность удержать захваченное. Петр Третий, конечно, нехороший человек и все такое, но в целом, полагаю, Витек полностью прав.

Касаемо Цорндорфа - его результат примерно аналогичен Эйлау, или, чтобы было понятнее, Бородино: битва закончилась без явного перевеса одной из сторон, соответственно все желающие приписали победу себе.

[ответить]

Никаких проблем с удержанием Кенигсберга у России никогда бы не было. Так что это всё чистое теоретизирование.

Даже сейчас, когда Калининград отрезан, его удержание не является большой проблемой.

[ответить]

Кожинов свою гипотетическую границу провел оттого, что эта была советская граница, он другую и представить себе не мог. Некоторые наши тру-националисты думаю видят русскую границу по границам Великого княжества Московского образца века так 15...  А еще в 1939 году в ходе освободительного похода солдаты РККА хотели и Варшаву занять - ведь это "наше русское слово".

В хозяйстве все пригодится - и Аляска, и Порт-Артур, да и островов не помешало бы каких-нибудь в южных морях что-бы отдыхать. :)

[ответить]

Кстати о Цорндорфе, если вдруг кто не читал:

http://www.borges.su/deutsches-requiem/

Считаю сей рассказ крайне полезным для прочтения кем бы то ни было.

[ответить]

Он (Фридрих) ещё сказал тогда же "Я вижу мёртвых русских. Не вижу побеждённых." А все средства каловой информации пищат, что "все подавлены! все напуганы!" В том, что у них штаны полны я не сомневаюсь. Но испуганных мусулями русских как-то я не видел.

[ответить]

"Русофобы наверняка заявят тут о «вековом пренебрежении русских к человеческой жизни»" между прочим, из заповеди "не убей" никак не следует "чел. жизнь - высшая ценность" ибо "кровь мученников - семя Церкви".

[ответить]

Хороший текст. +1000

Всех со Светлым Христовым Воскресением!

[ответить]

Автор внушает себе, что смерти нет. Что мешает этому православному шахиду поехать и доказать это на деле?

Или это он нам внушает?

[ответить]

Предлагаете взорвать себя среди чеченцев? Автор не имеет ни малейшего уважения к подобному времяпрепровождению. Так что если боитесь смерти от терактов в метро, езжайте в чеченские горы, там шахиды точно ничего не взорвут... ;-)

[ответить]

Yuriy, вы не врубаетесь. православный воин воин выполняет задачу и остаётся жив для выполнения следующей. а шахид что? пум-м - и всё? это дезертирство.

[ответить]

Вообще весь этот шахидизм от бессилия мне кажется, и направлен он против тех кто боится потерять лишнего человека. В средневековье были конечно мусульмане сектанты-ассасины, которые после выполнения акции гибли стопроцентно, но их акции были точечными убийствами видных лиц, да и сами они были сектантами наркоманами.

[ответить]

я не занимался историей камикадзе, но насколько знаю, они появились в конце войны, когда явно чувствовался кирдык.

[ответить]

Японцы язычники, что с них взять. И все равно ударить самолетом по авианосцу это несколько иное, чем взорвать бомбой на себе двух милиционеров как сделал сегодня террорист. Ну и противник соответствующий, очень боящийся потерь в личном составе.

[ответить]

"Семи смертям не бывать, а одной не миновать" (русская народная мудрость). Какая, к черту, паника?!

[ответить]

Красота! Надеюсь дожить до тех времён, когда такое понимание станет господствующим в русском медийном пространстве.

Христос воскресе!

[ответить]

моим собеседникам: почему столько скепсиса от "естественной границы"? некий лорд Керзон провёл свою линию совершенно независимо от Кожинова и задолго до него. а на востоке? экспансия дошла аж до Калифорнии, и вернулась назад за Берингов пролив. за естественную границу, надо полагать.

сейчас навряд ли могу копаться в кожиновской "Россия. век 20-й" ради цитаты, но ближе к вечеру, вероятно, сподоблюсь. или завтра. или забуду. :-)

[ответить]

1. Некто Прохожий, витёк, 16122005 или админка сайта тоже могут взять карту и провести на ней некие границы, которые по их мнению что-то там представляют. Не понятно почему мнение некоего лорда Керзона должно иметь такое значение. :)

И к слову о последнем - даже белорусские националисты считают передача района Белостока ("исконной земли белоруссов/литвин") полякам предательством московитов. 

2. Крылов говорит по сути тоже самое, только он вынужден мимикрировать ибо понимает неприятие этой идеи. Но стремление его к "маленькому уютному государству" подразумевает разбрасывание землёй. А Широпаеву после его "если есть анальный оргазм, значит есть языческие боги" уже все равно.

3. Я уже писал - от нашей Чукотки до Аляски ближе чем от нее до Камчатки или Магадана. 

[ответить]

1. на вскидку http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%9A%D0%B5... граница была проведена в основном по оной линии, смею предположить, благодаря доброй воле "твоих ляхов" (не в смысле ваших, это цитата)

если бы я взялся проводить какие-нибудь границы, то наломал бы дров. потому и не провожу. среди аглицких лордов дураков не держат, как минимум, я ни одного не знаю.

2. никогда не встречал у Крылова "маленькое государство".

некоторые действительно говорят об изгнании Кавказа, и их логика мне понятна: ресурсов туда уходит как в бездонную бочку, а взамен перманентная война.

3. Чукотка - ещё один анклав. но здесь я вас не понял.

[ответить]

1. Ключевое слово - "англицкий" не наш, среди них дураков обычно не держат это верно - но не в интересах Англии делать нормальные русские границы.

2. В ветке про русских на Северном Кавказе я об этой гипотетической сецессии говорю. Это только начало.

3. Это к тому, что с Аляской проблемы связи с общей территорией не было, а ее проблемы были в точности такими же как проблемы всех азиатских владений империи. Ее отдали из-за политической ошибки. :(

[ответить]

линия была предложена в 19-м, могу предположить, что лорды обустраивали послевоенную Европу и решили сделать одним геморроем меньше: "Линия в основном соответствует этнографическому принципу..." (вики)

обстоятельства вынуждают меня пока покинуть форум. ненадолго.

[ответить]

упс. насчёт "доброй воли ляхов" я прогнал, думал о 20-м годе.

это граница 45-го была устанговлена по доброй воле Сталина, почти по линии.

[ответить]

Прохожему: я тут обещал цитаты, но увы. если хотите, можете засчитать слив. тем не менее выложу кое-что: "Словом, та геополитическая граница Польши – и Европы в целом – с Россией, которая установилась еще в Х (!) веке, а позднее неоднократно нарушалась, была в очередной раз восстановлена в 1939 году. В высшей степени показательно, что поначалу намечалась иная, проходившая намного западнее граница – по рекам Сан и Висла,– но по воле СССР этого не произошло... Становление границы Руси и Запада в древнейшую эпоху происходило не столько в процессе «дипломатических переговоров», сколько как бы естест­венно, стихийно, само собой. Складывался не политико-дипломатический, а геополити­ческий рубеж между Русью и Европой. И именно он лежал в подоснове решения о границе в 1939 году...

[ответить]

Я не читал Кожинова (это видимо из его концептуальной книги про Россию), но с этим пассажем знаком. Я ничего не буду возражать, но скажу - Кожинов исходил из советских и постсоветских реалий. Даже для Джугашвили реалии были в общем совершенно иными - отсюда его возвращение под эгиду СССР Порт-Артура, запоздалые попытки получить базы в проливах и попытки присоеденить азиатскую Армению с Араратом. Мы живем в такое поганое время, когда идея о возвращении того, что всегда было нашим уже кажутся нам чуть ли не планами глобальной экспансии. Конечно тяжело и глупо рассуждать например об Аляске, когда "мать городов русских" находится в руках врага - но помнить надо о том, что было нашим и было от нас несправедливо отобрано надо всегда.

А про поляков вот кусочек:

[ответить]

цитаты действительно из "Россия. век 20-й", но где-то я встречал более "компактное" высказывание, не могу найти. однажды я поговорил с одним поляком, он хорошо говорит по-русски (жил в Киеве - сам сказал), и шо вы думаете? он весь такой из себя, на сраной козе не подъедешь. поэтому надо сначала ихнюю "перманентную русофобию" уменьшать, а потом уже об этнической общности говорить. кстати: в Киеве он научился говорить по-русски, а не по-украински. "вы поезжайте в Киев, и всё."

[ответить]

простите великодушно ,я невольно приврал. тот неподъезжаемый был какой-то начальник, а там же я пообщался с 2 "простыми", те действительно попроще. общались жестами и писали карандашом на старых обоях.

[ответить]

Не знаю, Пасха ли, не Пасха, но думаю скорее, чем страх, у людей возникает угрюмая глубинная сияющая злость, сопровождающаяся ростом внутренней силы, ЯРОсть. И я лично в этом чувствую нечто большее, чем сознательное отношение к смерти с точки зрения того же христианства. Наоборот, очищенная от иллюзий религии десятилетиями СССР, наждачкой последних 20-ти лет, РУССКИЙ начинает очищаться и светить внутренней силой, мирной доколе. Во что это выльется - предугадать не берусь.

[ответить]

У Русских есть качество, отсутствующее у других народов - способность "присоединять к себе других как часть себя, не теряя личности" и, соответственно, вливаться в другого по такому же принципу.

Другие народы так не могут: для них подобное слияние либо подавляет личность (азиаты, также примитивные нации), либо невозможно в принципе (европейцы, американцы).

[ответить]

Христианство- ментальная болезнь, ты заражен, но и других хочешь заразить. Чтобы они свою жизнь потратили не на борьбу за бессмертие, а на твой бред. Вот почему тебе не стыдно, а? Попы разрешили не стыдиться?

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...