...мы жить будем долго и вместе взорвемся в метро...

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В результате двух терактов в московском метро погибли 37 человек, пострадали более 70-ти. 30 марта 2010 года объявлено днем траура по погибшим. Путин пообещал, что виновные во взрывах будут уничтожены, а Медведев распорядился усилить меры безопасности на транспорте по всей стране. Эксперты «Русского Обозревателя» скорбят по жертвам инцидента и делятся своими мнениями о произошедшем.

Александр Елисеев

Терроризм и геополитические игрища

Очень важно разобраться, с каким врагом мы столкнулись. Понятно, есть рядовые террористы, есть организаторы. Но что есть терроризм как таковой? Меня вот, в первую очередь, интересуют внешние связи террористов. Как-то слабо верится в то, что есть всего лишь кучка «злодеев с Кавказа» и она никак не связана с международными террористическими структурами.

Вот, на Западе много говорят о международном терроризме, правильно подчеркивая его глобальный характер. Но при этом часто замалчиваются связи между радикалами-террористами и западными структурами. Хотя уже давно ни для кого не секрет, что «Братья-мусульмане» создавались при активной поддержке английских спецслужб, а пресловутая «Аль-Кайеда» -американских. То есть, «исламский радикализм» использовался Западом как некое орудие достижения геополитических задач. Это, конечно, не значит, что он полностью контролируется Ми-6 или ЦРУ. Скорее, наоборот, речь идет  потере контроля. Но какие-то завязки должны остаться.

Сегодня мы видим, что у США и НАТО не очень-то складывается в Афганистане. И не исключено, что «западники» оттуда скоро побегут. А это вызовет гигантский энтузиазм со стороны «исламских радикалов». И вот, чтобы они не развернули партизанскую войну на Западе, их могут попытаться натравить на Россию, которую тоже будут готовить к столкновению с «исламским радикализмом».

Не исключаю того, что нынешние взрывы как-то вкладываются именно в формат западных геополитических игрищ. Хотя что-то определенное утверждать здесь пока еще нельзя.

Игорь Джадан

 

Антитеррористическая политика России нуждается в ревизии

Новые теракты в московском метро показывают, что антитеррористическая политика России нуждается в очередной ревизии. После "Дубровки" и "Беслана" российские спецслужбы, судя по информации, просачивающейся в открытую прессу, значительно усилили агентурную составляющую. Политическая стабилизации в Чеченской Республики помогла мобилизовать для этой цели необходимый человеческий ресурс. Путём координации дипломатических и разведывательных усилий были перекрыты каналы финансирования. И, наконец, возросшая грамотность и техновооруженность российских спецслужб позволила ликвидировать наиболее значительные фигуры сепаратистского подполья. Всё это вместе позволило наладить в России новую систему "профилактики" терактов – систему, которая работала исправно, позволяя предотвращать, судя по отрывочным сообщениям: более 80% готовящихся терактов.

Однако, как видно, за последние пару лет появились какие-то новые факторы, позволившие террористам провести ряд новых крупных терактов, так что речь уже не идёт о случайном успехе террористов, а приходится говорить о системной слабости "иммунной защиты", которую им удалось нащупать. Такой слабостью может быть, например, практически открытые границы с соседними государствами, на страже которых поставлены абсолютно коррумпированные таможенники и пограничники. Ярчайший пример – граница с Украиной, через которую контрабанда течёт рекой при активном содействии таможни и пограничников (именно так обстояли дела при "оранжевом" президенте). Налаженные коррупционные связи легко могут быть использованы для инфильтрации террористов, это очевидно… Тут следовало бы потребовать очень жестко: Россия должна контролировать де факто обе стороны своих границ, если соседи желают, чтобы либеральный режим пропуска там продолжался.

Возможно, следует свести антикоррупционное и антитеррористическое законодательство в одно, поскольку коррупция открывает двери исламскому террору. Без всякого снисхождения судить всех без исключения чиновников-коррупционеров, как потенциальных колаборантов террористов, с соответствующими сроками наказаний и условиями содержания. Возможно, также, настало время более внимательно прислушаться к советам Кадырова, который неоднократно призывал Москву действовать в вопросе борьбы с террором более жестко, более полно и уважительно учитывая кавказскую специфику.

Фактором активизации терроризма может быть и политический фактор: приход к власти в США президента мусульманского происхождения, который не скрывает своих симпатий к исламскому миру, мог подтолкнуть всевозможные центры идейного инспирирования террора к большей активности. С тем, например, чтобы попытаться воспользоваться удобным моментом, рассчитывая на трудности взаимодействия России с США в этой сфере. Признаки активизации боевиков на Кавказе появились сразу после прихода Обамы к власти, так что трудно избавиться от впечатления, что связь между этими ними неслучайна.

Следует тщательно проанализировать и такой вопрос: почему, несмотря на жесткую вовлеченность Европы в конфронтацию с исламскими радикалами в Афганистане и Ираке, в странах Еврозоны практически нет последние годы громких терактов. И это при том, что там проживают миллионы мусульман, границы достаточно прозрачны и спецслужбы достаточно малозаметны. Возможно, европейцы применяют какие-то тайные методы политического сговора, а может быть – все объясняется просто: большей эффективностью и техновооруженностью европейских спецслужб. Все это надо вначале понять, для того, чтобы, поставив точный диагноз последним провалам, приступить к правильному "лечению"


Павел Данилин, политолог



В метро сегодня было страшно

Теракты в метро всегда угнетают грандиозное число жителей мегаполиса. Это объясняется тем, что метро пользуется несколько миллионов человек в день, и по сути человек чувствует себя там незащищенным. Несмотря на то, что в метро погибает в сотни раз меньше людей, чем за рулем автомобиля, водители имеют ложное чувство уверенности, что они сами управляют своей жизнью, а в метро, напротив, есть ощущение, что от тебя ничего не зависит.

Вот и сегодня после взрыва, когда я ехал по Серпуховско-Тимирязевской линии, народу было непривычно мало для этого времени (люди массово отказались от необязательных поездок или воспользовались наземным транспортом), все смотрели друг на друга с подозрением, у многих на глазах были слезы. Это ощущение подавленности будет продолжаться еще порядка двух недель. Потом останется месяца на три повышенная подозрительность. Затем все забудется. Так уже было на нашей памяти в 2004 году. Но, конечно, в метро сегодня было страшно.

Эрвин Лангман, военный обозреватель

Теракт был ожидаемым

Теракт в Москве стал неожиданным, с одной стороны, и, к сожалению, ожидаемым с другой. Террористы нанесли рассчитанный удар по столице страны, привыкшей к спокойной жизни. Вопрос, кто они, и чего добиваются, но задачу минимум – возродить беспокойство в душах – они выполнили.

Грубейшей ошибкой было бы начать поиск обвиняемых заранее. Учитывая современную обстановку в мире, за терактом может стоять весьма широкий набор сил, враждебно относящихся к России и желающих ее ослабления либо изменения ее политики. Кто в действительности организовал эту акцию, покажет только время.

 

Владимир Бурматов

У террориста нет ни национальности, ни вероисповедания

Те, кто взорвал мирных людей - мрази, пособники которых должны быть найдены и уничтожены. Я уверен, это будет сделано.

Те, кто стояли за организацией этих взрывов - нелюди, цель которых - паника и страх. Своей цели они вчера не достигли. Я надеюсь, они не уйдут от возмездия.

Те, кто помогал эвакуировать людей, спасал жизни раненых в больницах, сдавал и сдает свою кровь, прочесывал метро, чтобы не допустить повторения трагедии и обеспечивал поиск сообщников террористов, бесплатно подвозил попутчиков до работы - это люди, которым хочется сказать огромное человеческое спасибо. Кто-то из них выполнял свою работу, свой служебный долг. Для кого-то это был долг человеческий. Думаю, что любая помощь вчера была неоценимой.

Те штатные кликуши, которые разводили вчера истерику в интернете, отрабатывая свой мелкий прайс воплями "Долой" (с разной степенью изобретательности) для меня ничем не лучше пособников террористов. С одной лишь разницей - никакого ответа за свои действия они держать не будут. Хотя занимались тем же самым. Только оружие у них было другим. Вместо гексогена - ложь и отработанная истерика. А цель - опять же паника и страх. Их имена хорошо и давно известны. Любой трагедии или катастрофы они ждут как праздника и повода поживиться. Они питаются горем и зарабатывают на нем. А вопль "в отставку!" рефлекторно срывается с их губ, как только на лентах информационных агентств появляется первая подходящая им информация. К счастью, мы уже хорошо знаем цену (в самом буквальном смысле) этим воплям привычно танцующим на костях выродков.

Те, кто рассчитывал вчера на панику, на то, что удастся сыграть на этой ситуации, срубить очков на беде, остались ни с чем. Общество продемонстрировало свое единство и однозначную оценку ситуации. Мы не привыкли к терактам и не собираемся к ним привыкать. Наше спокойствие другой природы: терроризм можно победить только вместе. Ни одна самая высокопрофессиональная спецслужба, никакая самая сильная власть не решит эту проблему, не будучи поддержана гражданским обществом, всеми нами.

Те, кто надеются сегодня на другой профит - с националистическим и ксенофобским окрасом, я уверен, также обломаются. Потому что у террориста нет ни национальности, ни вероисповедания. Есть только заказчик, цель и несколько килограмм взрывчатки.

Те, кто выйдут завтра на Триумфальную площадь на митинг "Поколение против террора", те, кто выйдут на аналогичные мероприятия в других городах страны, те, кто мысленно будут с нами - знают: только вместе - победим.

И победим - обязательно.


Павел Святенков, политолог, член «Русского клуба», автор книги «Машина Порядка»    



Сегодняшние теракты в московском метро — удар по престижу, прежде всего, ФСБ. Теракты, по моему мнению, и были нацелены именно на это. Взрыв на Лубянке, произошедший недалеко от центрального здания нашей главной спецслужбы, свидетельствует о том, что с безопасностью дела у нас обстоят не лучшим образом. Надо, конечно, подождать результатов расследования, чтобы стало ясно, кто стоит за этим терактом, однако, полагаю, что это месть за недавние спецоперации на Северном Кавказе, в ходе которых был уничтожен ряд боевиков.

Вопрос в том, кто может такой ситуацией воспользоваться. Возможно, на фоне терактов поднимется вопрос об отставке московского мэра. По горячим следам прокомментировать, кто стоял за боевиками, сложно. На первый взгляд, под удар попадает ФСБ и появляются возможности для отставок в этой спецслужбе. Другое дело, что пока ничего этого делать не будут, чтобы не дезорганизовывать работу по поиску преступников и предотвращению новых терактов.

Константин Крылов, политолог

Террористы хотят запугать народ

Я не буду повторять благоглупостей по поводу того, как ужасен террор. Террор на то и террор, чтобы быть ужасным, суть террора — запугивание. Поэтому важно понять, чего хотят запугивающие.
Если коротко, тот, кто пугает, хочет добиться одного: чтобы испуганный повёл себя неправильно. Не обязательно чтобы он упал на колени перед пугающим и сделал всё, что тот требует. Это всего лишь один из вариантов, в наше время — далеко не самый распространённый. Гораздо чаще террористы пытаются спровоцировать запугиваемых на какую-нибудь стандартную, предсказуемую, но неправильную реакцию.

Поэтому поговорим о предсказуемых реакциях. И попробуем сделать какие-то выводы.

Наша власть, как и всякая другая власть, делит все происходящие на вверенной ей территории ужасы, кошмары и преступления и на две категории. Первая — беда угрожает самой власти. Второе — случившееся касается «вверенной территории».

В первом случае реакция следует быстрая и безжалостная: виновные должны быть найдены и наказаны любой ценой, уже неважно, какой. Во втором случае цена становится важна. Поэтому власть обычно пытается откупиться от непосредственных виновников неприятностей («это, в конце концов, безопаснее для нас») и, с другой стороны, начинает превентивно прессовать всех тех, кто, по её мнению, этими неприятностями готов воспользоваться, чтобы властям навредить.

Массовое убийство простых людей непосредственно властям не угрожает. Это не те люди, которые ездят на метро. Поэтому сегодняшний теракт попадает во вторую категорию. И реакция на него будет, скорее всего, стандартная: с одной стороны, выплата отступных господам-товарищам из регионов, которые в основном и поставляют нам террористов, и, с другой, превентивные репрессии против всех политических сил, которые могли бы и хотели бы (по мнению властей) поймать волну, чтобы раскачать лодку. Или, чтобы было совсем понятно — сейчас потоки денег ринутся на Кавказ, поддерживать там режимы, которые якобы «сдерживают экстремистское подполье», а в самой Москве начнётся бешеный закрут гаек, запрет какой бы то ни было гражданской активности и так далее. Под предлогом борьбы с террористической угрозой, разумеется.

На подобную реакцию террористы и рассчитывают. Потоки денег, которые Кавказ регулярно выбивает из «федерального центра» идут, в том числе, и на финансирование плохих парней. Это знают и понимают все, включая и сами наши власти. Но увы — стереотипная реакция никуда не делась. Власть предпочитает откупаться, хотя всем видно, что политика откармливания сепаратистских окраин ведёт только к усилению сепаратистских настроений, а задабривание террористов только умножает число террористов.

С другой стороны, вечный страх перед политически активным народом лишает власть того единственного союзника, который у неё в данной ситуации остаётся. Если что и способно объединить власть и оппозицию, в том числе радикальную — так это отношение к террору. В России не существует политических сил, которые стали бы открыто поддерживать убийства российских граждан. Более того, самые неприятные для властей оппоненты — русские националисты — менее всего способны радоваться смерти русских людей.

Другое дело, что российские оппозиционеры могут задать властям неприятные вопросы. Например, чем занималась всё это время огромная, пожирающая людей и средства структура, именуемая центром «Э», созданная якобы для борьбы с экстремизмом? Смерти москвичей он предотвратить не смог, и, похоже, даже не ставил себе такой задачи. Чем таким важным занимались сотрудники этой конторы? Известно чем — фабрикацией дел против русских организаций, поисками запрещённой литературы «русского направления», провокациями против русских активистов и прочим в том же роде. Увлечение этими лёгкими и приятными занятиями привело только к тому, что ситуация с реально опасными политическими силами оказалась упущенной. А что будет дальше? Москва будет гореть, а доблестные сотрудники центра будут искать на стенах горящих домов экстремистские лозунги?

То же касается и пропагандистской политики властей. Нам уже много лет моют мозги темой «русского фашизма». Борьба с этим воображаемым чудовищем привела к тому, что русским (да и вообще всем) затыкают рот, как только они пытаются хоть что-то сказать — превентивно, во избежание. Люди боятся высказываться, даже общаться. Общество атомизируется. Кому-то кажется, что это и хорошо: спокойнее будут. Пусть лучше дома сидят, смотрят телевизор и друг друга боятся.
Но именно атомизированное и запуганное общество является идеальной мишенью для терроризма. Люди, боящиеся вообще всего (и больше всего — властей), лишённые права на солидарность, испуганные и забитые — это как раз то самое, чего террористы хотят. В социальном вакууме любое сколько-нибудь сплочённое сообщество начинает раздуваться. В конце концов оно раздуется до размеров, сравнимых с кремлёвскими. И Кремлю придётся с ним считаться — что он, впрочем, и делает.

А дальше ему придётся нагибаться, нагибаться и нагибаться. Ниже, ниже и ниже.

Наталья Андросенко

«…и вместе взорвемся в метро»

Сегодня с утра Земфира с песней про то, как «чувством и долгом мы жить будем долго и вместе взорвемся в метро» была как никогда актуальна.

За прошедшие несколько спокойных лет мы практически забыли о терактах в метро, да и пожалуй о терактах вообще. Норд-Ост, взрывы в Печатниках, в переходе на Пушкинской — они остались где-то в начале 2000-х, вместе с who is mr Putin, второй чеченской кампанией и «Братом-2».

Усиленные меры безопасности вроде ставших повсеместными рамки с металлоискателями уже стали восприниматься как деактуализировавшиеся декорации. За эти 7 лет мы действительно привыкли к понятной и безопасной жизни и практически перестали с опаской коситься на забытые вещи в общественном транспорте.

С тех пор, как цифра десятков на календаре сменилась с нуля на единицу, мы все чаще говорим о прощании с нулевыми. И вот теперь они действительно заканчиваются — нас ждет новое время, новые правила и новые вызовы.

 

Фото - Reuters, РИА «Новости»

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (17 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Все ссылаются на Кавказ странно ... вроде силовиков на Кавказе достаточно вроде все республики под колпаком и все равно Кавказ. ( Я считаю что Народ как "ребенок" хочет есть, пить ну в туалет а не будет слушаться то придет большой дядя с Кавказа и "ТЕРРОР" грустно ... А теперь только дядя Путин на спасет !!!!!

P.S. Искренни сочувствую все кто был в этой жуткой ситуации. Мне очень жаль что государство нас опять обмануло

[ответить]

Вышлю все-таки нашему нано-президенту подарочное издание дневников генерала Ермолова...Он уже тогда нашел безошибочные рецепты борьбы с нелюдью. Почему от нелюди должны постоянно погибать русские люди?

[ответить]

Интересно и сколько из 37 человек погибших "русских людей" и сколько "нелюдей"...? Может "Террор" не там ищут?

[ответить]

а почему шахидки? ведь можно было как-то по другому заминировать-активировать. Но шахидки как раз и нужны, чтобы поражение было адресным: как можно больше неверных и меньше правоверных. Не так ли?

[ответить]

разжигать ничего не надо - давно уже горит.

[ответить]

//Может "Террор" не там ищут?// Там-там, не морочьте нам голову.

[ответить]

Если каждому менту можно заплатить и провезти, в любой город России, все что угодно ... Если на руководящие посты, всех уровней власти, назначаются бандиты а бандиты потягиваю своих пасынков то может "Терроризм не ТАМ ищут ?"

[ответить]

Одно дело продажные менты и бандюки и совсем другое - террористы с Кавказа. Первым, при всей их отвратительности, никогда не прийдёт в голову взрывать метро, а вторые занимаются этим профессионально. То, что в былые времена первых вероятно привлекли бы к стене как пособников вторых, сути дела не меняет. Повтряю, не морочьте нам голову.

[ответить]

А чем занимался Центр Э ?! - с русскими воевал, конечно.

[ответить]

Крылов прав, пока центр "Э" не прекратит просто отрабатывать свое жалование на теме "русского фашизма", а не будет заниматься поиском настоящих экстремистов, ничего не изменится.

[ответить]

В качестве помощи пострадавшим хотя бы сдайте кровь!!!

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...