Право на отчество

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Есть слова, очень не подходящие к предмету. Например, у нас очень нехорошо со словами, выражающими нерасположение. Обычно к ним прилагают греческое «фобия», что означает «страх». Типа «арханофобия» - человек боится пауков. А вот «юдофобия», например, уже не очень удачное слово: люди, относящиеся к евреям скверно, не обязательно их боятся. Некоторые, наоборот, страдают юдоманией - то есть страстью к «поиску евреев под кроватью». Поэтому нейтральное «антисемитизм» всё-таки лучше.  Человек «против», а в чём это «против» выражается - надо уже смотреть. Русофобия - скверное отношение к русским и ко всему русскому вообще - тоже неудачное слово. Скорее тут можно говорить о мании. Только она заключается не в поиске русских. Русофоб довольно часто склонен отрицать само существование русских как нации. Это не мешает ему предаваться маниакальному и неустанному выискиванию в русских (а также в русском языке, в русской культуре, истории, географии и те пе) чего-то мерзкого, скверного. Таковым в конечном счёте объявляется абсолютно всё, что отличает русских от других народов, любая оригинальная деталь. Если русские едят блины, а другие не едят, русоман начинает исступленно хулить блины за их маслянистость, недиетичность и отвратный дизайн. Если вдруг выяснится, что блины едят и французы, он тут же найдёт сто отличий - французский блин выйдет прекрасным, а русский - невообразимо мерзостным. И так во всём.

Недавно мне попался на глаза очередной образчик жанра. Известный своим либерализмом публицист Денис Драгунский обратил внимание на наличие у русских такого гадкого пережитка, как... отчество.

Конкретно, написал он вот что:

«Говорят, русскому народу свойствен патернализм. То есть поклонение авторитетной силе. Стремление спрятаться за Отца, прислониться к Отцу, уповать и надеяться на помощь, руководство, суждение Отца (в самом широком смысле этого многозначного слова).

Сомневаюсь, что это свойственно только русскому народу. Но русскому именованию - точно. Речь идет об отчествах. Их употребление постоянно и настырно указывает на несамостоятельность человека. На то, что есть кто-то старше, главнее, важнее, «изначальнее» данной персоны.

Ну, скажите, почему, обращаясь к Наталье, я должен подчеркивать, что она - дочь Николая? А обращаясь к Петру, всячески напоминать себе, ему и окружающим, что он - сын Ивана? Вежливость? Но в чем здесь заключается смысл и содержание вежливости? Что это прибавляет к моему хорошему отношению, как это увеличивает мое уважение к Наталье и Николаю?

«Как вас зовут? - Сергей меня зовут. - А по батюшке? - Да нет, не стоит, что вы, зачем это. - Да уж скажите уж, а то как-то неловко... (и вцепляется клещами, и пока не вынет, не успокоится, и потом удовлетворенно) - Так, значит, дорогой Сергей Васильевич...»

Близкие отношения: Сергей (Сережа, Серега, Серж, Серый) - ты. Дружеские отношения: Сергей - вы. Формальные отношения - господин Андреев. Разве мало? Разве не достаточен диапазон социальных дистанций?

Отчество - пережиток ранних стадий социального развития. Когда про человека непременно надо было знать - чей он? каких он? кто его родители? Когда благородство происхождения подчеркивалось с помощью «-вич», а простолюдин был «-ов».

Патернализм как эмоциональное переживание свойствен любому человеку, любому народу, любому обществу. Но именование по отчеству настойчиво воспроизводит главный патерналистский стереотип - обесценивание (недооценку) данной конкретной человеческой личности. Так мне кажется».

Публицисту, конечно, тут же напомнили, что отчества имеются и у многих других народов, а у некоторых в высшей степени цивилизованных европейских наций оно так даже заменяет фамилию. Публицист особо не смутился: мысль, посетившая его, была ему дорога. Он даже развил её, обрушившись на уменьшительно-ласкательные суффиксы, в коих тоже углядел ненавистный патернализм.

Однако ж ладно Денис Викторович, у которого, может быть, сложные отношения с родителями. Но я всё чаще замечаю, что неплохие, в общем-то, люди, относятся к отчеству примерно как к аппендиксу - вроде и вырезать жалко, но вообще-то ненужная вещь. Хотя сами этой вещью пользуются, и даже пользуются правильно. Но всё рано не понимают.

Поэтому я решил написать маленькое эссе об отчестве.

В любом сколько-нибудь развитом языке существует такая штука, как «уважительное обращение». Одно дело - «эй ты, смерд, подь сюды», другое - «ваше высокопреосвященство, позвольте мне, ничтожному, похитить минуту Вашего драгоценного времени». Ну и всякие градации, как без них.

Передаётся всё это особыми словами и грамматическими конструкциями, которые называются адрессивными - передающими отношение к собеседнику. Адрессивы делятся на гоноративы (подчёркивающие почтение к собеседнику, а также уровень этого почтения) и деприциативы (почёркивающие скромность обращающегося, его самоуничижение перед лицом собеседника). К адрессивам следовало бы причислить также формы демонстративного неуважения (например, пейоративные), а также возвеличивания говорящего (то, что называется «понты»). Такие формы в любом языке тоже есть - см. выше пример со «смердом».

Так называемый «уровень культуры» того или иного сообщества обычно определяется - на глазок, точнее, на слух - тем, сколько в речи говорящих употребляется гоноративов, как используются деприциативы, и особенно - насколько часты «негативные адрессивы» и каков объём пейоративных высказываний.

В целом можно сказать, что существует несколько типичных вариантов речевого поведения тесно связанных с социально-экономическим положением данного общества.

Так, общество, где пейоративные обращения приняты за норму (попросту, все постоянно обкладывают друг друга матом, а самое распространённое обращение - «ну ты бля») - это общество, лишённое культурного и экономического капитала, общество угнетённых, подчинённых, рабов, опасных друг для друга, но слабых по отношению ко всем остальным. Это помойка, бомжатник, вытрезвитель, трущоба, гетто. Если такие нравы приняты среди «типа приличных людей», это означает, что опущено всё общество в целом, «ан масс».

Общество, где в ходу гоноративы разных уровней - это, наоборот, «общество истинных хозяев жизни». То есть собрание людей состоятельных, во всех смыслах этого слова. Там все вежливо кланяются друг другу, соблюдают сложный этикет и называют «уважаемыми дамами и господами». Опять же, если столь утонченные нравы приняты даже среди бедняков, это означает, что всё общество в целом находится на очень высокой ступени развития. И если лондонские нищие говорили друг другу «сэр», это повод сделать определённые выводы о мировом значении Великобритании в ту славную эпоху...

Общество, где формы обращения демонстративно нейтральны - это, как правило, «общества индивидов», которые сознательно не хотят «устанавливать слишком тесные отношения». Например, работники фирмы с большой текучестью кадров. У всех официальные рожи, все называют друг друга «по корпоративному стандарту» (в чём бы он не заключался), почтительность держится в предписанных нормах.

Общество, где в ходу деприциативы (то есть собеседники публично унижаются, и это считается нормальным) - это общество слуг, пусть даже и высокопоставленных (например, чиновничья среда). Где с вышестоящими разговаривают с пришёптываньями, через слово подпуская словоёрик, а те, наоборот, выёживаются и всячески демонстрируют свою стать. «Вашбродь, извольте-с...» - «Пшёл, дубина!»

Наконец, общество, в котором все только и делают, что понтуются, но никто ни к кому не выказывает уважения - это, как правило, криминальные или полукриминальные сообщества, а также общество нуворишей, скоробогачей и прочих субъектов такого свойства. Живут такие сообщества недолго, поэтому грамматические формы понтов обычно не успевают устояться - тут всё держится на интонации. «Да чё, да я...» - говорит вован в малиновом пиджаке, надеясь, что ему никто не ответит в рифму.

Итак, отметим главное. Общество «уважающих друг друга дженльменов» - это и есть «культурное общество», в хорошем смысле этого слова.

Теперь о том, как выражается уважение.

Гоноративы весьма разнообразны. Более того, чем богаче язык, тем разнообразнее гоноративы.

В целом их можно разделить на две категории. Это гоноративы личные и безличные.

Безличный гоноратив - это демонстрация уважения не столько к человеку, сколько к его статусу или занимаемому месту. Как правило, он используется при обращении к незнакомому человеку, или к сильно превосходящему по статусу.

В первом случае, когда речь идёт о статусе, довольно часто используются приставки к имени, добавляемые в обязательном порядке. Начиная от титулов и званий и кончая специальными словами, маркирующими уважение как таковое (к возрасту, к положению, к заслугам) - от «светлейшего князя» и кончая всякими азиатскими «почтеннейший» и «ата».

Не нужно думать, что это архаизмы - например, в советском обществе с его почтением к науке существовал титул «академик», который все признавали именно за титул, и даже в устной речи говорили - «академик Амбарцумян». Сахаров вызывал всеобщее почтение по той же причине - и, заметим, все называли его именно «академик Сахаров»: «Андрея Дмитриевича» могли себе позволить только личные знакомые.

Что касается уважения к должности, тут обычно гоноратив использовался при обращении. Классический пример - это американское «да, сэр!», официально принятое в армии при обращении к старшему по званию, распространённое в разного рода фирмах при обращении к начальнику, и «в хорошем обществе» при обращении к незнакомцу, чьё имя неизвестно.

Простейшим безличным гоноративом является «вежливое Вы», имеющее место во всех европейских языках. В английском тоже - там вышло из употребления «ты», «thou», что опять-таки характеризует уровень и статус этой замечательной во многих отношениях страны. «Вы» применимо в любой ситуации, в которой нужно обозначить уважение к собеседнику и хотя бы минимальную дистанцию.

Оборотной стороной безличных гоноративов являются презрительные наименования, не связанные с человеком лично - начиная с подчёркнуто неуважительного «ты» («ну, ты, я кому говорю»), и всякими «эй, мужик», «ну ты, чмырь».

Впрочем, бывают и забавные казусы. Например, типичный гоноратив «гражданин» в советском речевом узусе приобрёл неуважительный оттенок, так как стал восприниматься исключительно в контексте задержания милицией - знаменитое «пройдёмте, гражданин».

Также существуют и личные гоноративы. Они подчёркивают уважение к человеку лично, как таковому. Для того чтобы его использовать, нужно что-то знать о человеке, продемонстрировать минимальную компетентность.

Так вот. Универсальным личным гоноративом в русском языке служит отчество.

Совершенно очевидно, что отчество - это форма вежливого обращения. Ни к какому «патернализму» она, понятное дело, не имеет отношения.

Нельзя сказать, что отчество оригинально. Во многих восточных применяется тот же механизм - всякие «бен» и «оглы». Но именно в русском отчество стало гибким, мощным, универсальным инструментом, который позволяет передавать очень тонкие оттенки отношения к человеку. Хотелось бы тут добавить, что не только к человеку, но и к его семье, роду - но увы, чего нет, того нет. Отчество - штука абстрактная. Оно воспринимается не как имя предка, а как второе имя самого человека. Во всяком случае, так обстоит дело сейчас.

Классическое, нормативное использование отчества - его полная форма. Типа «Алексей Степанович». Она выражает полное уважение к именуемому. Полное, хотя и чуть холодноватое.

Есть также и производные формы. Например, можно подсократить отчество, смазать его - «Алексей Степаныч». Это выйдет проще - в русском значении слова «проще», с оттенком «ближе». Очень явно оно проявляется, когда два человека обращаются к тому же «Алексею Степановичу» - один хочет неофициальным путём решить проблему, у другого официальное важное дело. Первый непременно назовёт его «Степанычем» («Алексей Степаныч, тут такая хрень случилась...»), второй обязательно скажет «Степанович» («Алексей Степанович, подпишите ведомость»).

Совсем особый случай - употребление отчества без имени (просто «Степаныч»). Обычно это выражает нечто вроде добродушной иронии к самой идее «уважухи» - но, заметим, именно что добродушную. «Степаныч опять накладные забыл».

Интересное свойство отчества - оно исключает использование сокращённой формы имени. Нельзя назвать человека «Лёшей Степановичем» или «Сашей Петровичем»: в таком случае отчество начинает звучать как фамилия.

Очень своеобразно отношение «полного именования» и русских «ты» и «вы». Обычно отчество предполагает «выканье». Но бывают совершенно особые коллективы, где принято «ты» - и при этом отчества. Обычно это хорошо сработанные профессионалы, решающие вопросы большого значения. «Ты, Сергей Никитич, неправ относительно того месторождения».

Значим и отказ от использования отчества. Это не обязательно синоним неуважения. Если кого-то называют «Алексеем Петровым», без полагающегося «Степановича», это может означать очень разное - от сакраментального «молод ищщо» до подчёркнутого евротизма («Alexey Petroff», так сказать).

Одно время этот самый евротизм - желание стать Alexey Petroff - проел мозги офисному планктону. В поздних девяностых среди этой поросли распространилась манера сокращать имена на американский манер, да ещё и выделять отсутствие отчества этакой перечислительной интонацией. Подбегает к тебе этакий в сереньком костюмчике и галстучке с зажимчиком, трясёт руку, представляется, голосом выделяя точки: «Алекс. Петров. Пимбанк». Типа «Бонд. Джеймс Бонд».

На это всегда хотелось сказать что-то вроде: «не Алекс ты гордый еси, но Лёшка-холоп окаянный, безотцовщина, из чёрного люда пимбанковского, значицца». Протяжно так окая.

Сейчас этого стало, кажется, меньше: «Алекс» - как человеческий тип -  не то чтобы совсем повывелся, но несколько ужался. Тем более, что начальник «Алекса» как представлялся «Виктором Евгеньевичем», так и продолжал представляться, а на юркого «Алекса» смотрел именно как на холопа, что тому было как бы обидно.

И в конце концов, доросши до менеджера вышесреднего звена, Алекс становился Алексеем и примерял отчество.

Это я тоже помню. Вид у товарища, вновинку представляющегося «Алексей Степанович», был такой, какой бывает у человека, впервые в жизни продевающего запонку в двойную манжету: «непривычно как-то», непонятно, как управляться с этими блестящими штучками, но в целом не так уж и страшно. «А что, прикольная штука, и солидно».

Опять-таки. Это не значит, что нужно везде и всюду величаться по батюшке. Иногда это неуместно. Отчество - это сложный и тонкий инструмент. Но русский язык вообще сложный и тонкий инструмент, к тому же и опасный, как острый ножик. Можно и порезаться - если дурак.

Но кто ж нам велит быть дураками?

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.7 (22 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Правильно.Все русофобские статейки не должны оставаться без ответа.Пусть поучат свою жену ,щи варить.

[ответить]

Тут ещё есть такая проблема - желание человека отождествляться с сообществом. Если его нет, получается эффект Штирлица - человек не склонен "выдавать" о себе лишнее.  Отчество тогда будет излишним посягательством со стороны сообщества.

[ответить]

спасибо за прекрасную статью.

и замечательное сравнение человеком, надевшим "запонки". несмотря на то, что давно занимаю руководящие должности, иногда никак не приучу себя представляться по имени-точеству, ососбенно, когда человек представляется по имени. но это, видимо, недовырванные ростки инфантильности)))

ещё раз благодарю за возможность посмотреть на свое отчество по-новому.

[ответить]

арахно а не архано

[ответить]

и правда, "архано"... какой позор, неужели сложно по словарю проверить??

[ответить]

[ответить]

Алексу. Можно и нужно проще поступать - не давать гражданства никаким китайцам, и проблемы не будет - выдумывать ему отчество. Тем более, что в Китае с незапаметных времён и по сей день имеет место институт, не знаю как правильно назвать, многомужества - когда у женщины два или более мужа. Впоне официально. Так её сыну сколько отчеств писать? Называется китаец Бяо Линьбяо, и хватит с него.

[ответить]

Владимир Иосифович Бланк-Владимир Ульянов

[ответить]

Замечательно .. замечательно ..только сейчас прочитал.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...