Новое иосифлянство

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Православная церковь должна занимать первенствующее положение среди всех религиозных учреждений нашей страны, а православие - первенствующее положение среди всех конфессий. И то, и другое уместно закрепить специальными законодательными актами. Притом особое положение и особые права иных традиционных конфессий - ислама, буддизма, иудаизма - так же могут быть закреплены законодательно на «второй ступени». Но именно на второй.

После того, как ушел из жизни святейший патриарх Алексий II, в информационном пространстве как будто рванула бомба. Быстро, очень быстро, неприлично быстро началось лихорадочное обсуждение кандидатуры «преемника». Открылся перебор вариантов, посыпались взаимные обвинения, пасквили, брань и политтехнологические аттракционы, пакостные по сути своей, от корешочков до маковок. Допустим, здесь еще осталась возможность какой-то политики, абсолютно ушедшей из механизмов ротации госуправленческого аппарата. И «специалисты», изголодавшиеся по настоящей драке, бросились, оскалив зубы, роняя пену, издавая утробный рык, в начинающуюся потасовку. Какое паскудство. Если нельзя было удержаться от обсуждения таких вещей, то хотя бы взаимное уважение и бесстрастие были бы уместны при открытом гробе...

Худо не только то, КАК началась «предвыборная баталия», но то, О ЧЕМ говорят и пишут ее участники. В сущности, информационное пространство породило явный аналог электоральной компании в ГосДуму или на президентский пост. И то, и другое последние годы приобрело строго постановочный характер. Ну да не в этом дело. Профи помнят прежние времена, когда имела смысл «борьба компроматов», бешеные атаки на претендентов, поиск лозунгов и антилозунгов и т.п. Вот это всё и поперло из каждой щели...

Мало кто понимает: «общественное мнение» при определении персоны, достойной Московской патриаршей кафедры, почти ничего не стоит. Более того, слишком активная агитации за или против кого-то при современных настроениях церковной иерархии, скорее всего, будет играть против самих агитаторов. На Поместном соборе всё решат сто с лишним архиереев МП. На их мнение, очевидно, можно влиять, но в очень незначительных пределах. А у светских СМИ, вплоть до самых раскрученных, в данных обстоятельствах совсем уж малый вес. Так что 99% споров и столкновений, происходящих на медийном пространстве по вопросу о «преемнике», просто уходит в гудок. Исторгается чистым паром равнодушным небесам.

Имеет смысл говорить о другом. О том, что с «предвыборной кампанией» связано постольку-поскольку.

Гораздо важнее сформулировать идеал образа действий нашей Церкви, желанный для церковного большинства. Притом такой идеал, который может быть принят иерархией и новым святейшим патриархом лично. Делать это стоит лишь в очень почтительной форме: Церковь самая иерархичная структура в русском социуме. Дисциплина в ней почти армейская. Обсуждать можно что угодно, однако к чему бы ни пришло это обсуждение, а воля иерархии непререкаема. И ей следует подчиняться. Хотя бы из-за того, что в православном Символе веры для каждого члена нашей общины определено веровать «...во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Иными словами, ее воля есть предмет веры, и рациональный подход тут не всегда уместен.

Итак, вот идеал, который близок мне, как простому прихожанину Свято-Пименовского прихода столицы таков:

Прежде всего, я никогда не хотел и не хочу, чтобы Церковь становилась в жесткую оппозицию к государству. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» допускается возможность гражданского неповиновения. Однако этот вариант допустим лишь при крайних условиях. Вот он, знаменитый абзац оттуда: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. Христианин, следуя велению совести, может не исполнить повеления власти, понуждающего к тяжкому греху. В случае невозможности повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты, церковное Священноначалие по должном рассмотрении вопроса может предпринять следующие действия: вступить в прямой диалог с властью по возникшей проблеме; призвать народ применить механизмы народовластия для изменения законодательства или пересмотра решения власти; обратиться в международные инстанции и к мировому общественному мнению; обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению». Итак, речь идет о прямом понуждении со стороны правительства к вероотступничеству и тяжким нарушениям Заповедей.

Если этого нет, то любой призыв к Церкви «подняться против безбожного государства» (варианты: «правительства угнетателей», «преступной компрадорской клики», «убийц собственного народа», «криминальной власти» и т.п. нужное подчеркнуть) представляет собой либо образец горделивой дурости, либо попытку использовать церковную карту в политической игре.

Те же «Основы...» утверждают в русской церковной жизни следующие нормы: «Государство как необходимый элемент жизни в испорченном грехом мире, где личность и общество нуждаются в ограждении от опасных проявлений греха, благословляется Богом... Священное Писание призывает власть имущих использовать силу государства для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства (Рим. 13. 3-4). Исходя из вышесказанного, анархия - отсутствие надлежащего устроения государства и общества, - а равно призывы к ней и попытка ее установления противоречат христианскому миропониманию (Рим. 13. 2). Церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти, независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее, «дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2. 2). Одновременно христиане должны уклоняться от абсолютизации власти, от непризнания границ ее чисто земной, временной и преходящей ценности, обусловленной наличием в мире греха и необходимостью его сдерживания». А идеалом церковно-государственных отношений была и остается симфония, т.е. соработничество. Именно соработничество, а не попытки сделать из попа пропагандиста в пользу очередной революции, очередных баррикад, очередного бунтарства.

Меня эта позиция полностью устраивает. И, полагаю, она устраивает подавляющее большинство воцерковленных людей. Пусть бы она и сохранилась в правление нового патриарха. Ну а что хорошо для Христа, то хорошо и для русского народа...

Вместе с тем, хотелось бы видеть больше требовательности со стороны Священноначалия в отношении светской власти. В стране накопилось множество проблем, прямо затрагивающих Церковь. Притом таких, которые государство решить может, но все тянет, не делает решительных шагов.

Тут и вопрос об «Основах православной культуры» -- как бы их иначе не называли. А в сущности, шире, о духовном просвещении, которому поставлены искусственные преграды в школе и вузе. Тут и вопрос о «полковых священниках», т.е. утверждении особого положения нашей Церкви в вооруженных силах. Тут и вопрос о духовной цензуре. Тут, наконец, и вопрос о многочисленных проблемах с землями, на которых стоят храмы, с церковными зданиями, восстановлением храмов в условиях, когда местные власти этому противятся. Нередко чиновник вспоминает о том, что он христианин, лишь отправляясь в храм «постоять со свечкой» перед камерой. А ведь он «числится» при определенном приходе определенной епархии, и с него можно (и должно) взыскивать как с сына Церкви, если он идет против своей Матери. А когда ему непонятно, то... стоит взыскивать перед теми же камерами.

Но всё это, в сущности, дела хоть и важные, но не составляющие полноценной повестки «политического православия». Чтобы понять ее суть, надо осознать необходимость глубокой трансформации государственного уклада России.

Православная церковь должна занимать первенствующее положение среди всех религиозных учреждений нашей страны, а православие - первенствующее положение среди всех конфессий. И то, и другое уместно закрепить специальными законодательными актами. Притом особое положение и особые права иных традиционных конфессий - ислама, буддизма, иудаизма - так же могут быть закреплены законодательно на «второй ступени». Но именно на второй. Значит ли это, что Россия должна превратиться в иерократию? Упаси Господь. Но Церкви должно быть даровано право прямого совета высшим лицам государства и «печалования» о делах и людях, терпящих ущерб от немилосердного отношения властей. Более того, было бы правильно регулярно выделять из федерального бюджета значительные ассигнования на нужды Церкви.

Меня спросят: как же так? отчего такая несправедливость по отношению к мусульманам, буддистам, евреям, и еще худшая - в отношении разного рода язычников, эзотериков и т.п.? Почему не быть им в равном положении с православием и Православной Церковью? Что ж, отвечу. Я принадлежу русской православной общине и думаю о ее интересах, отстаиваю ее стремления, добиваюсь осуществления ее мечтаний. А о других общинах позаботятся их представители. Решительно не нахожу ни малейших причин для равенства.

Конечно, подобная метаморфоза политического строя России - процесс очень долгий и сложный. Но церковная Полнота мыслит десятилетиями и столетиями. Она никуда не торопится. Важно задать изначальный вектор движения, важно осветить его идеалом воцерковления государства.

Перед русской Православной Церковью стоит миссия рехристианизации России, а в перспективе и соседних территорий. Это огромная задача. Десять лет назад о таком и мечтать-то было невозможно. Однако и в наши дни Церкви катастрофически не хватает ресурсов - людей, денег, помещений...

О многом, об очень многом приходится просить у чиновника, которому недосуг заниматься церковными проблемами или у «православного олигарха», который сегодня настроен благодушно, а завтра закрывает свои двери на десять замков. Да сколько стоять моей Церкви с протянутой рукой?

Я считаю идеальным состояние экономической независимости Церкви от государства и коммерческих структур. Иначе говоря, возврат ко временам Ивана Великого и Михаила Федоровича. Тогда Церковь располагала значительной собственностью и фактически развивала особую, автономную экономику. Монастыри оказывались центрами передового хозяйствования, инженерных нововведений, даже обзаводились флотом. Служилые корпорации дворян обеспечивали безопасность архиерейских домов и больших обителей - в наше время опять надо решать ту же проблему. Не зря же начали появляться православные «дружины»...

Хотелось бы напомнить, что российское государство многое множество раз «прижимало» Церковь по вопросам собственности, во второй половине XVIII века провело секуляризацию церковных земель, а в XX веке прямо ее ограбило. В наши дни нет смысла требовать реституции по мелочам, скрупулезно высчитывая, что и когда забрали большевики. Гораздо перспективнее добиваться значительных налоговых льгот, юридической фиксации особых церковно-предпринимательских сообществ, передачи нашей иерархии крупных комплексов госсобственности на федеральном и региональном уровнях. То, что у государства «лежит впусте» или едва дохает, у Церкви оживёт. Речь идет, повторяю, не только о землях и зданиях, но и о целых промышленных объектах, приведенных в состояние агонии, а то и просто умерших. Это было бы исторически справедливым воздаянием за те колоссальные ценности, которые были поэтапно отобраны у Церкви.

Мне скажут: да что вы все о корыстном? Церкви бы побольше о душе думать... Так вот, «о душе» Церковь и без того «думает» изо дня в день. А тот факт, что она чем дальше, тем больше становится духовным лидером нации, «вожатым» рехристианизации, ставит перед ней задачи такого масштаба, которые одним энтузиазмом не возьмешь. Моя Церковь должна быть богатой. Это богатство следует тратить на нужды веры -- оно всего лишь инструмент, а не цель. Следовательно, потребностью ближайших лет становится «новое иосифлянство». Стяжательство, очищенное от скверны духовным дерзанием, ибо существует лишь ради него.

Другим подобным инструментом должно стать информационное довооружение Церкви.

Сколько есть у нас церковных газет, сайтов, издательств! Одних русскоязычных православных страничек в Интернете, по разным подсчетам, от 400 до 500! И что? Велико ли влияние всей оной громады на социум? Нет и нет, увы мне, грешному! Несколько «китов», а все прочее оставляет впечатление «черешни в розницу». Огромное количество непрофессионально, некачественно ведущихся информационных ресурсов. Кое-что просто находится в полудохлом состоянии: необновляемые сайты, газеты, выходящие с интервалом в три месяца или даже полгода... О ведении согласованных информационных кампаний говорится вот уже много лет, а воз и ныне там. Управлять крупной информационной операцией люди, специально поставленные для этого иерархией, в большинстве случаев не умеют. А светские специалисты не могут возглавить такое дело без благословения... каковое не могут получить.

Вообще, связь между активом православной общественности  и архиерейскими домами, да хотя бы крупными монастырями, оставляет желать лучшего. Люди рвутся помогать Церкви, но где те церковные органы, где те должностные лица, которые могут направлять всю эту деятельность, пребывать с ведущими группами светских православных интеллектуалов в постоянном диалоге?! Так, имеется кое-что, кое-где... Если сверху поступает указание: провести конференцию, скажем, э-э-э... православных журналистов, то журналисты - да! - слетаются, общаются, знакомятся и... расходятся по своими работам, не планируя никаких совместных действий. То же и с православными писателями, православными учеными, православными педагогами. Очень хотелось бы видеть появление как-то «епархиальных собраний», работающих в этом направлении на постоянной основе. Очень хотелось бы видеть при каждом архиерейском доме викарного епископа, по преимуществу занимающегося подобными делами.

Мне не хотелось бы видеть Церковь олибераленным «сервисным центром», а еще того меньше - собранием замкнутых сект, где всякий иерей изобретает свою, канонически строгую ересь. Для того, чтобы пройти между Сциллой и Харибдой, Церкви сейчас нужно очень многое. Церковь нуждается в «амуниции»...

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3 (2 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Не касаясь материального, пока лишь по основному тезису. О методах и средствах. Есть два варианта:

- потребовать от государства преференций, одних правил для себя и других для остальных конфессий.

- сначала провести диалог с другими конфессиями и выработать взаимоприемлемые правила межрелигиозного общения, защиты общих интересов и разделения интересов частных, которые уже потом закрепить на государственном уровне.

[ответить]

Дурачки я знаю будущее. Через 6 месяцев в стране переворот, власть кардинально сменится, а вас как лизоблюдов и виновных в 1000 летнем геноциде славян ждет трибунал и окончательный запрет и ликвидация.

[ответить]

Через 6 месяцев заканчивается курс лечения и вас выпустят из психушки? Может лучше галопередолу подколоть поболе, чтоб знание будующего так не мучило?

[ответить]

Если его выпустят, он повесится от тоски. Потому как нигде, кроме как в психушке, его к интернету не допустят.

[ответить]

Гостю, 26/12/2008 - 17:0 Очень многие ждут этого! Долой жидовских Богов!

[ответить]

Долой!

Давайте есть печень врагов, чтобы быть такими же смелыми, как они!

И не есть себе подобных с хвостиком крючком!

И обязательно делать себе обрезание, по самые яйца, а то больно вас много расплодилось, фарходов!

[ответить]

И «специалисты», изголодавшиеся по настоящей драке, бросились, оскалив зубы, роняя пену, издавая утробный рык, в начинающуюся потасовку. Какое паскудство. Если нельзя было удержаться от обсуждения таких вещей, то хотя бы взаимное уважение и бесстрастие были бы уместны при открытом гробе... \\ Справедливости ради надо признать, что суета и спешка вокруг избрания Патриарха началась уже в дни похорон Алексия, и дух кампанейщины придали этому вопросу именно сторонники митр. Кирилла, его "пеарщики".

[ответить]

При всём моём уважении к позиции автора статьи я всё же считаю необходимым указать на некоторые аспекты реальной жизни, никак не согласующиеся с его видением вопроса.

[ответить]

Иван Грозный имел конфликт не с патриархом Филаретом (патриаршество учреждено уже после смерти Грозного в 1589), а с митрополитом московским Филиппом. Будьте внимательнее

[ответить]

Какая ещё вторая ступень?! Гнать их ссаной метлой эти все "конфессии". Вся эта шелупень появилась за счёт искусственной демократизации павославной страны. Мы - мононациональное государство, и монокофессиональное. По определению. Если конечно весь узбекистан с туркменистаном сюда не пришлют холуи и прихвостни "мирового сообщества"

[ответить]

И «специалисты», изголодавшиеся по настоящей драке, бросились, оскалив зубы, роняя пену, издавая утробный рык, в начинающуюся потасовку. Какое паскудство.

Бог мой, какая лексика.Хорошо хоть Володихин матом не кроет тех, кого он обличает...

[ответить]

Автор - крайне недалёкий человек. Его мракобесие обязательно приведёт к погрому церквей.

[ответить]

И к закрытию ларьков "Союзпечать" тоже несомненно приведет. И к падению поголовья крупного рогатого скота. Это ведь легко просчитывается. 

[ответить]

погромами пугают бесы !

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...