Прощание

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Ошеломление - вот что испытали все мы. Четвертого Святейший служил в Успенском соборе Кремля, потом совершил молебен у мощей Святейшего Патриарха Тихона в Донском монастыре, на пятое были запланированы какие-то мероприятия. Всё как всегда. Недавно вернулся с лечения, но служит. Плохо себя чувствует, но служит, едет, выступает, встречается. Так и надо, служение такое...

Известия о смерти Патриарха в прессе публиковались неоднократно, так что и сейчас была надежда, что это журналистская утка. Но сервер патриархии слёг от количества обращений, стала просачиваться информация в интернет, и к полудню стало понятно, что непоправимое случилось... Я пошёл к ближайшему храму, и по дороге увидел вереницу людей, идущих туда же, с одной мыслью на лице: «А что дальше?».

Печальный звон колоколов, горящие свечи. В храмы рядом с Китай-городом толпами идут служащие из окрестных министерств. Суровые министерские мужики заходят, ставят свечу, на мгновение застывают и выходят, смахивая слёзы. Бурные обсуждения в интернете: «Ну кого же выберут?» . Соболезнования, присылаемые со всего мира. Молодая женщина в дорогом офисном костюме, плачущая у иконы Божией Матери. Атеистически настроенные коллеги, регулярно поругивающие попов, вдруг говорят «мы».  В голове непрестанно звучит: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.»

К сожалению, я не бывал на Патриарших службах, не видел его вблизи. Много лет назад один виртуальный знакомый из Белоруссии спросил, не приходилось ли мне общаться с Патриархом. «Мне кажется, он очень добрый» - сказал он тогда. Говорят, действительно был очень добрым, умеющим найти слово для каждого, почувствовать чужую боль, утешить. Моим детям, к счастью, удалось месяц назад причаститься из рук Патриарха, обменяться с ним взглядом. Они принесли домой ощущение всеобъемлющей доброты и любви.

В субботу утром иду с детьми по Пречистенке. Тротуар у комплекса зданий патриархии в Чистом переулке засыпан цветами, на парапете забора горят сотни свечей. Венков «от организаций» там нет: цветы несут простые люди. Гроб с телом Патриарха перевезут в храм Христа Спасителя ближе к вечеру, но сотни человек, захотевших проститься со своим Патриархом, стоят вокруг храма с утра. Храм окружен народом, люди стоят со свечами в руках и тихо поют молитвы. Милиция налаживает коридоры из железных загородок, действует непривычно тихо и быстро. Народ подходит, очередь тянется по направлению к набережной.  

В субботу вечером еду попрощаться с Патриархом, увидеть его вблизи хотя бы в гробу.

К полуночи километровая очередь растянулась по набережной до Большого Каменного моста. Очень много цветов. Почти у каждого в руках молитвослов или Псалтирь. Над очередью разносится:«Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, Святейшего  Патриарха Московского и всея Руси Алексия». Вместе стоят молодёжь, подростки, старики, гламурного вида персонажи и приезжие из провинции. Объединить их всех смогла только тяжелая утрата. Смотрю в лица людей. Пожилая женщина, всхлипывающая и вытирающая глаза. Молодой священник в облачении, неподвижно стоящий в толпе и не стесняющий текущих слёз. Необычно серьезные дети. Милиция выводит из очереди трёх  пожилых иеромонахов и ведёт их в храм коротким путём. Им явно неловко.

Люди идут и идут: священники, миряне, монахи, люди из всех слоёв общества. Кто-то приходит пешком, кто-то приезжает на машинах и автобусах. Несмотря на пестроту толпы, случайных людей там нет: многочасовое стояние на улице - удовольствие сомнительное. Нет направленных в обязательном порядке делегаций, но один за другим подъезжают автобусы из Подмосковья и соседних областей, привозящие целые приходы во главе с настоятелями. До двух часов ночи каждую минуту подходит человек по пятьдесят-семьдесят, и только после закрытия метро очередь перестаёт увеличиваться такими темпами. Люди вспоминают свои встречи с Патриархом, первые посещения храма, беседуют о  житейских делах, обсуждают будущее.

Многие приходят с детьми. Удивительно, но нет ни склок, ни выяснений «кто за кем стоял». Есть общее, всеобъемлющее чувство утраты, но не горя: в пении акафистов и молитв все утверждаются в уверенность, что пастырь  не оставил своих пасомых и слышит наши молитвы. Удивительно корректно работает милиция: спокойно и вежливо, единичных пьяных уводят без шума и крика.

3.30. Подходим к дверям храма. Слышно чтение Евангелия, которое читается над усопшим иереем и епископом до погребения. Когда я вхожу в главный зал, читают нагорную проповедь.

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Гроб с телом Патриарха стоит на возвышении напротив алтаря, вокруг - священники в праздничных пасхальных облачениях. Многие, пройдя мимо гроба и поклонившись, остаются в храме. Через три часа будет Литургия, после неё снова пойдет нескончаемый поток народа. 

На ступеньках, ведущих на хоры и в нижний храм, сидят усталые женщины с авоськами. Не знаю, откуда они приехали. Просто приехали на несколько часов,  чтобы попрощаться со своим Патриархом и утром уехать обратно домой. Прислонившись к стен, стоит молодой парень, сын одной из них, и плачет.

Выхожу из храма, у ближайшей палатки пью кофе с командиром милицейского патруля.

- Много народа? Да у нас драка была, чтобы в эту ночь дежурить. На вокзалах толпы, ждут открытия метро. В шесть такое начнется... Завтра тысяч сто пятьдесят пройдет.

Только сейчас мы начинаем понимать, как любили его и какого пастыря утратили. Только Будет Поместный собор, будет новый Патриарх - без сомнения, достойный. И его мы тоже будем любить, будем стараться попасть на его службы и получить его благословение. Дело в другом. Патриарх Алексий был представителем стремительно уходящего поколения наших бабушек и дедушек, поколения, пережившего в сознательном возрасте страшную войну. Священство этого возраста пережило еще и послевоенные гонения на Церковь. Люди этого поколения знали, что наши нынешние проблемы - это мелочь, и умели вселить эту уверенность в нас. А еще они умели идти к цели, не обращая внимания на трудности, просто делая свое дело, неся свой крест. Нам останутся те крохи, которые мы успели перенять.

Единение. Архиерей, воссоединивший расколотую церковь, вплотную подошедший к восстановлению общения со старообрядцами, всю жизнь встававший между враждующими со словами мира, своей любовью и смертью на короткие четыре дня объединил народ в единое целое. Такого единения не бывает, когда умирает президент или известный артист.    Лучшее, что мы можем сделать в память о нём - подольше сохранить это единение. 

Если народ способен так реагировать на смерть Патриарха - еще не всё потеряно.

Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

народ так же растерянно "реагировал" на смерть Брежнева - многие и не старые помнят. Даже как  "реагировал" на смерть Сталина остаются свидетели живые. Те реакции тоже были свидетельствами духовного подъема? И уже Кирилл Гундяев - местоблюститель с Кураевым-сусловым рядышком. Москву оцепили как зону. На Минке в субб вечером пробка в Москву  стояла до 30ого км. Это все - от любви, видимо, и для вящего ее торжества.Последние времена... А нам - позорище и стыдоба.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...