Национал-диссидентство

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Итак, нас ожидает еще один «Русский марш». Его планируют провести 12 декабря  - под лозунгом защиты Конституции. Сообщается, что участники заявят властям сакраментальное: «Соблюдайте свою Конституцию!».

Как известно, именно это требование в свое время выдвигали диссиденты в СССР.

Возникает вопрос - насколько выигрышна такая вот политтехнология? Диссидентам она, в свое время, помогла не очень. Им казалось, что они ставят власти в неловкое положение, требуя соблюдать политические свободы, которые декларировала конституция. На самом же деле основное требование диссидентов было лишено какой-либо логики.

1. Судьба диссидента

Дело в том, что любая конституция закрепляет существующий порядок. И в конституции СССР была знаменитая 6-я статья, определявшая КПСС в качестве руководящей и направляющей силы. Ну, а эта сила имела свое собственное представление о политических свободах. То есть, коммунисты свою конституцию очень даже соблюдали. И диссиденты оказывались, что называется, в пролете, выглядя крайне нелепо.

А теперь открываем конституцию РФ и читаем: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». (Ст. 3, 1.) Поэтому и сегодня новым (уже «национальным») диссидентам могут сказать - «мы-то конституцию соблюдаем, а вот вы со своим требованием создания русского национального государства - в пролете».

Совершенно очевидно, что оппозиционное движение, ставящее во главу угла требование защиты конституции, становится в очень двусмысленную ситуацию, парадоксальным образом легитимизируя отрицаемый ею «режим». Конечно, конституцию надо соблюдать, но упор-то надо делать на грядущие преобразования. А вот с этим у националистов туговато.

И не удивительно, что они сегодня становятся чем-то вроде «тех еще» диссидентов, специализировавшихся на критике существующего порядка. Диссиденты брежневской поры так и не смогли стать политической силой, оставшись на уровне подпольных и полуподпольных салонов и кружков. Почему же так произошло? Да потому, что в них никто не видел хоть какую-то силу. И особенно раздражало, что будучи немногочисленной группой, диссиденты пытались играть в радикализм, бросаясь неадекватными оценками реальности. Они, эти оценки страдали сугубым негативизмом. Когда диссиденты рисовали СССР этаким царством зла и мрачной тиранией, то им мало кто верил. Вот также и сегодня. На портале Правда.Ру читаем о том, что один из организаторов РМ К. Крылов убежден: «...Мы живём в тоталитарном государстве... Люди, которые в 1968 году выходили на Красную площадь протестуя против ввода советских войск в Чехословакию, сегодня вряд ли бы смогли это сделать, поскольку нынешний режим действует гораздо жёстче, чем тот». Но ведь это же явно не соответствует реальности! Сегодня можно вполне легально выражать самые оппозиционные взгляды, что и мы и видим на примере сайта АПН.Ру, редактируемого  Крыловым. Ну, а запрещенные шествия разгонять будут везде и всегда.

Вот и получается - все как у диссидентов. Гипертрофированная критика только отталкивает. Тем более, если сами критикующие не представляют собой какой-то влиятельной политической силы. (1)

Люди так и не поняли диссидентов. Они требовали прав и свобод, но народ-то хотел другого - порядка. И перестройку встретили с воодушевлением именно потому, что ожидали от нее некоего «сталинизма с человеческим лицом».

Характерно, что популярность Сталина в середине 80-х годов была огромной - его портреты можно было частенько увидеть на ветровом стекле автомобилей. Но вместо наведения порядка началась говорильня.

Более того, наиболее «продвинутая» часть бюрократии стала, под шумок, демонтировать СССР - ей не терпелось начать вожделенный «распил» «общенародной» собственности. При этом они использовали некоторые наработки диссидентов и дали многим из них высказаться в СМИ. Сахарова так, вообще, попытались сделать этаким «маратом» перестройки, проведя в нардепы. При этом цели ставились совсем иные, чем у диссидентов. И к власти их никто допускать не хотел. Их использовали - не более того.

Главную же ставку номенклатурщики сделали на авторитаризм. Антисоветская революция 1985-1991 годов проходила под демократическими лозунгами, однако нутро у нее было «авторитарное». И здесь основное место отводилось фигуре Ельцина, отличавшегося повышенным властолюбием.

Надо сказать, что этого деятеля раскрутили «по полной», создав совершенно выигрышный образ. Его представили этаким былинным героем, родившимся внутри гнилой системы, но отважно бросившего ей вызов. При этом самого Ельцина выставили еще и носителем истинной власти, отрицающего хаос коррупции, хапужничества и перестроечной говорильни. Демократия же воспринималась как метод борьбы с «прогнившим режимом». А в центре всего стоял «крутой» Ельцин, грозно хмурящий брови и грозящий - «ужо вам!» (В реальности же за всем этим стояла советская плутократия.)

Именно это и подкупили «массы». Если бы во главе демдвижения поставили либеральных интеллигентов типа Собчака или того же Сахарова, то его влияние было бы на уровне нынешней «Другой России». Но демократов возглавил человек, за которым стоял имидж антибоярского «царя», что обеспечило полный успех. И даже в 1993 году, когда Ельцин лишился своей баснословной популярности, ему удалось почти «на ура» одолеть Верховный совет, представив его бесполезным сборищем бояр-говорунов, только мешающих преобразованиям.

Кстати, ВС тогда пытался запустить в действие именно диссидентские технологии, поставив во главу угла все то же самое требование защиты конституции. Но это мало кого воодушевило. Стоявшие у Белого дома хотели разного. Кто-то мечтал о возрождении СССР, кому-то нужен был Царь, а кому-то - «национальный диктатор». Большинство же вообще не имело каких-то четких политических представлений. И всех объединяло только одно - неприятие ельцинского курса. Но это довольно-таки хлипкая основа. Какого-то твердого стержня у этого протеста не было, отсюда и поражение. Конституционализм был отвергнут, а ничего иного лидеры ВС предложить не могли.

2. Либеральный уклонизм

Но вернемся в наше время. Где-то с 2005 года в русском национальном движении наметился уклон в демократизм. Все чаще говорится о «национал-демократии», поднимается вопрос о необходимости т. н. «русского гражданского общества». И вновь приходится обращать внимание на очевидные вещи. Никакой демократии, понимаемой, как власть всех, власть всего народа (нации) быть не может. Демократы, обычные и «национальные», преподносят общество (нацию) как нечто однородное. Однако же нация разделена на социальные группы, обладающие разным ресурсом - организационным, финансовым и т. д. Допустим, что возникло «гражданское общество», которое подчинило себе государственную бюрократию. Вопрос - кому будет подчиняться такое общество? Всему обществу? Нет, преобладать будет наиболее продвинутая социальная группа, обладающая наибольшим ресурсом. И этой группой станет олигархат - в лице крупных капиталистов.

Или кто-то всерьез думает, что учитель, доярка, врач или клерк сумеют «одолеть» богатейшие семейства, которые в состоянии нанять армию юристов, политиков, детективов, охранников, журналистов, экономистов и т. д.? Если так, то эти «кто-то» слишком наивны для того, чтобы заниматься политикой.

А если нет, если они все понимают, то как прикажете понимать их самих? Может быть, они считают, что страной как раз и должны управлять крупные капиталисты - только речь уже идет о «правильном», «национальном» олигархате? Но если так, то зачем это скрывать от нации, почему не объявить об этом прямо? К чему эти обманные маневры? (2)

Причем даже если олигархат будет устранен, то на его место все равно встанет другая группа, которая превратится в олигархию. «Всё» общество править не может. Власти «всех» - не бывает.

Править может либо «группа», либо один руководитель.

3. Провальный имидж

Рассуждения о «русском олигархате», конечно же, умозрительны - по большей части. Как и разговоры о том, что сделают национал-демократы, если они придут к власти. К власти же они не придут. Русских все эти «права» и «свободы» особо не волнуют. «Порядок» - вот это совсем другое.

Почему националисты сегодня выводят на улицы так мало людей? Две тысячи участников - это уже считается большим достижением. Однако ведь это ничтожно мало. Особенно, если учесть, что национализм крайне популярен в стране. В чем же причина? У националистов нет доступа к ТВ? Но ведь у них есть Интернет, где помимо разных сайтов существуют еще и блоги. Некоторые блоггеры-националисты имеют не одну тысячу «подписчиков» («друзей») - не говоря уже о читателях. Да за счет одного Интернета можно привлечь тысяч десять - «в легкую». Если только не больше. Так что с «оповещением» проблем нет.

Но люди не идут на «русские марши» - как на «разрешенные», так и на «запрещенные». Может, бояться? Но если речь идет о «протесте», то можно и нужно ожидать невиданного наплыва «пассионариев», пришедших хотя бы «назло». В свое время многие «назло» немцам в ВКП (б) вступали, хотя за членство там грозила немедленная казнь.

Нет, не идут потому, что не хотят. А потом некоторые активисты возмущаются тем, что проводить РМ разрешают где-нибудь на набережной Тараса Шевченко, в центре же - не дают. Разумеется - никто не будет перекрывать движение в центре ради небольшого количества манифестантов. Собирайте хотя бы десять тысяч - и дадут.

Но вот в чем проблема - политическое движение русских националистов непривлекательно. Не видят в нем силы. Уклон в демократизм придал русскому национализму какой-то «правозащитный», либерально-гуманистический облик. А этот облик националистически настроенные массы не привлечет, но вызовет только раздражение.

Национализм вообще плохо сочетается с демократизмом. Нас, правда, постоянно пытаются убедить в обратном, указывая на то, что именно Великая Французская (демократическая) революция подняла знамя нации. Но при этом не уточняется, а что тогда понималось под нацией. Коллектив соотечественников, соплеменников? Нет, под нацией понималось «третье сословие» (в первую очередь - крупные собственники-горожане), которое противопоставлялось духовенству и аристократии. То есть французские буржуазные революционеры не объединяли, но разъединяли французский народ. А под маской национализма, при западной демократии, скрывалось и скрывается преобладание крупного капитала.

Поэтому националист всегда, пусть и на уровне «инстинкта», отталкивается от демократизма. Он не видит в нем общенациональной правды, но замечает неправду групповых амбиций. А либерально-гуманистический пафос, подкрашенный в национальные цвета, только усиливает это отталкивание.

4. Воля к Порядку

Для национализма же более характерно стремление к автократии, к «усилению режима личной власти». (3) Над эгоизмом разных высокопоставленных групп сможет возвыситься только личность вождя или монарха. Интересы Правителя (если только он правитель - а не ставленник) всегда будут находиться в противоречии с интересами различных олигархий, которые сами хотели бы править - непосредственно или опосредованно. Власть же олигархата - это всегда торжество эгоизма, а, следовательно, нарушение национальной цельности. Это - хаос групповщины, это омут коррупции, это «бардак».

Давно уже замечено, что в русском языке слово «воля» имеет двойное значение. Оно означает «стремление к чему-то» и «свободу от чего-то». И первое, несомненно, более важно для национализма, ибо оно подчеркивает момент цельности и целостности. Не случайно же слово «воля» родственно слову власть. Воля есть, в первую очередь, стремление к национальному порядку -  державному обузданию всех и всяческих эгоизмов. А для реализации этого стремления необходима сильная власть, персонифицированная в фигуре общенационального руководителя, стоящего над всем группами. Национализм предполагает пробуждение воли к национальному Порядку и к преодолению «бардака». («Преодоление», по своему потенциалу - выше «освобождения».) Национализм - это триумф формы, организующей материю, это победа порядка над хаосом. Напротив, отрицание национализма выражает стремление к стиранию разных национальных форм в хаосе глобализации, во всеобщем смешении наций.

Освобожденческая, диссидентская риторика, выпячивающая «права» и «свободы», делает упор на «свободе от чего-то». Понятно, что от очень многого освободиться можно и нужно. Но «свобода от» (например, произвола, то есть от извращенной формы властвования) предполагает все-таки негативистский подход. Ставить его на первый план - означает вольное или невольное стремление к хаосу, к освобождению от формы и порядка. И здесь возможен парадокс - искренний национализм, облекающийся в одежды либерализма (освобожденчества), становится невольным пособником транснациональной олигархии.

И пока русские националисты не поймут этого, они будут скатываться в болото нигилистической диссидентщины. А там возможно существование только на уровне политических маргиналов. Причем таких, которые создают некий фон, необходимый для совсем других деятелей. В свое время диссиденты не смогли заручиться хоть какой-то серьезной поддержкой народа. Но они сумели покрыть общественное сознание сеткой маленьких трещин, посеять зернышки сомнения. Они создали некий фон, на котором было удобно действовать продвинутой партноменклатуре, которая и воспользовалась всем наработками диссидентов. Точно также наработками национал-диссидентов могут воспользоваться силы, которые захотят переформатировать (или же демонтировать) РФ в угоду каким-то своим эгоистическим интересам. Так очень легко представить себе некоторых региональных «элитариев», выступающих за «освобождение русской провинции от московской тирании». Или - «реваншистов» из среды олигархата, требующих «ограничения власти президента в интересах русского народа» (на самом деле в своих интересах). Таким деятелям будет, конечно, весьма удобен фон, создаваемый национал-диссидентами.

Если же националисты хотят победить, то они должны взять на вооружение лозунг русского национального порядка - «За сильную власть, против бардака!»

(1) В эпоху перестройки очернение действительности все-таки произошло. Но этого достигли только усилиями большинства СМИ, которые оказались в руках у «реформаторов». И то, само очернение происходило постепенно. Сначала разоблачали отдельные недостатки, потом - бюрократические извращения, и только потом - взялись за советскую власть. Причем, условия были уже вполне подходящие. Когда некоторые диссиденты в 70-е утверждали о том, что в магазинах ничего нельзя купить, то это выглядело явной чепухой. Но в 1990-1991 годах такие утверждения стали сущей правдой.

(2) На самом же деле никакого национального олигархизма быть не может. Когда страна попадает под контроль какой-либо сверхсостоятельной группы, то она начинает «подавлять» все другие группы. А в условиях интернационализации капиталов, которая происходит в мире уже очень давно, олигархат неизбежно стремится интегрироваться в глобальную экономику.

В этом плане, конечно, очень много вопросов накопилось и к крупным государственным корпорациям. Но у них все-таки есть один очень важный ограничитель. Это корпорации сильны лишь до того момента, пока существует конкретное государство. Причем это государство должно быть хоть сколько-нибудь сильным. С крушением государства нужда в таких корпорациях отпадет. А вот «частник» может вполне себе успешно действовать на транснациональном уровне, не особо «заморачиваясь» по поводу конкретных государств. Поэтому госбюрократия, в силу объективных причин, более «национальна».

(3) Конечно, плутократия может воспользоваться автократией также, как она воспользовалась ельцинизмом. Но в любом случае, автократия эффективна политически - в отличие от демократизма. Главное - не допустить «перехвата».

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 1 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

[ответить]

А я не выберу автократию, потому что мне нахрен не нужно, чтобы дядя-чиновник за меня решал, что мне носить, какую музыку слушать, какие фильмы смотреть и как с женой жить. Автократия - это чиновничий произвол, который мы сейчас наблюдаем.

[ответить]

Не, не прав ни хрена афтар. Дело вовсе не в авторитарности и не в демократичности. Есть много "держав", которые вообще нисколько не демократичные, а очень даже тоталитарные, но назвать их национальными язык ни у кого не повернется. Например зимбабва, уганда, колумбия, нигерия та же пресловутая, в общем вся латинская америка еще недавно, и практически вся африка доныне. Вполне себе авторитаризьмы со своими кровавыми гэбнями и эскадронами смерти, однако работают эти авторитаризьмы в интересах мировой закулисы против собственных народов, и ни о каких национальных строительствах речи как не шло, так и не идет.

[ответить]

Согласен полностью.

[ответить]

"Порядок вовсе не из авторитаризма образуется, а хаос не из демократии. Дело в наличии или отсутствии общепризнанных в обществе представлений о должном порядке вещей. Исходя из которых и образуется собственно порядок."

 Хороший пример США 

[ответить]

Это Костя чудит ,Бабловский мозги засрал совсем.

[ответить]

"Почему националисты сегодня выводят на улицы так мало людей?"

Национализм масс идет от сердца,  а национализм "профессиональных патриотов" идет от пиар-технологий. Кем бы они не были . "Орицаловом" - из бельчачьего гнезда, или "активом" из ФЭПа.

[ответить]

Известо во что выльется Ваше национально освободительное движение: в бритых и не очень ублюдков, которые с криками "Слава России!"  будут забивать цепями работяг в метро и на рынках. Одни от сердца, другие от пиар технологий будут забивать азеров, дагов и прочих, кто не вписался в прокрустово ложе лысого или бородатова быдла.... Вот уж действительно позорище...

[ответить]

А для вас предпочтительней нынешнее положение, когда азеры и пр. ваши любимые насилуют и убивают русских?

[ответить]

Для меня предпочтительней было бы, если бы мрась не делили по цвету кожи. Среди русских хватает своих  насильников, грабителей  и убийц, как и  среди любой другой нации.  К тому же Азеры, как Вы выражаетесь, не мои любимые - но у меня хватает ума не считать человека априори уродом - потому что у него разрез глаз немного другой.

История показывает, что подобного рода убеждения - возведенные в государственную политику - приводят к газовым камерам, зондер - командам и мылу из недочеловеков.

[ответить]

Да-да, конечно, среди русских хватает своих преступников. Так зачем нам в придачу к ним еще и чужие??? Или к чужим насильникам и убийцам нужно относиться более толерантно, потому что у них "разрез глаз немного другой"?

[ответить]

Херня на постном масле это всё. Чем плохи таджики etc? Источник преступности, это факт. Источник дополнительной преступности, своей типа мало. Диаспоры это готовые этнические мафии, четкой грани просто нет, где кончается одно и начинается другое никто не разберет без поллитра. С поллитрои тоже, разницы, короче, никакой. Полчища гастарбайтеров и прочих поселенцев искажают рынок труда. И не только труда. Вопрос: есть ли разница какой у этих полчищ разрез глаз? Завози режим таджиков, арабов, готтенотов или папуасов, результат будет в точности тот же. А чтобы решить эти вопросы необходимы зондеркоманды? Иначе никак?

[ответить]

На самом деле бритоголовые зондеркоманды, призывающие бить чорных как таковых не взирая, и рассуждатели о бородатом быдле, которое автоматом порождает зондеркоманды, ослабни только хоть на миг борьба с экстремизмом, так ща начнется, ага, они такие эти русские, фошысты прирожденные... То и другое есть совершенно одинаковое долбоёбство.

[ответить]

Читаю, и все чудится мне, что автор грезит заказом от Кремля на такой нционализм, который он сам пидумал. Плохи мол, нынешние националисты, силы в них нет. Вот в Кремле сила есть. "А в чем сила, американец?" Правильно, нынешние националисты у дорогих пулицистов заказ не сделют.  Вообще "неплатежеспособны". Иное дело работать на кремлян. Иные уже без этого себя не мыслят, не замечают , что есть большая разница между сужением Отечеству и обслужианием своего начальника.

[ответить]

Читаю, и все чудится мне, что автор грезит заказом от Кремля на такой нционализм, который он сам пидумал. Плохи мол, нынешние националисты, силы в них нет. Вот в Кремле сила есть. "А в чем сила, американец?" Правильно, нынешние националисты у дорогих пулицистов заказ не сделют.  Вообще "неплатежеспособны". Иное дело работать на кремлян. Иные уже без этого себя не мыслят, не замечают , что есть большая разница между сужением Отечеству и обслужианием своего начальника.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...