сли говорить о связи власти с народом, мы остаемся заложниками старой имперской матрицы