Петр Налич, зачем тебе «Евровидение»?