Боевой потенциал Грузии оказался существенно ниже ожидаемого