О русской "неприхотливости" и страстности желаний