Тысяча утюгов. Вместо отречения