Музейщики, обокрав церкви, обокрали и нас

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Госдумой принят закон о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения.

Хорош закон или плох? Чтобы узнать это, нужно обратиться к "адвокатам дьявола" — яростным противникам закона, которые непременно укажут на его пагубность. На то как мервая буква будет воплощаться в поломанные судьбы и всеобщее запустение.

И мы даем слово Алексею Валентиновичу Лебедеву, заведующему Лабораторией Музейного проектирования Российского института культурологии.

— Алексей Валентинович, как Вы оцениваете законопроект с учетом поправок, принятых во втором чтении?
Оцениваю по-прежнему негативно. Там сделано несколько малозначительных поправок, имеющих целью успокоить общественное мнение, но ни одно из существенных замечаний не принято во внимание. Текст законопроекта плох от начала до конца, начиная от анекдотически безграмотных формулировок до антиконституционных базовых положений. Например, как вам с точки зрения русского языка такое словосочетание как «монашеская жизнедеятельность»? — Я полагал, что жизнедеятельность бывает одна, и как выглядят ее продукты — известно... Теперь, похоже, их придется делить на мирские и монашеские. И в учебники физиологии человека требуется срочно вносить изменения.


Вот оно Лебедев увидел в слове монашеская жизнедеятельность намек на г...но монахов и развил эту тему до совершеннейших непристойностей. У человека было пять абзацев на раскрытие темы пагубности закона и один из них он посветил г...ну монахов. Идем дальше.

Увы, это самое светлое место в законопроекте. Потому что остальное совсем не смешно. Его авторы по-прежнему не хотят привести текст в соответствие названию. Закон называется «О передаче... имущества религиозного назначения», а речь там идет не только об имуществе, и не только о «религиозного назначения». Они не желают понять очевидного. Есть, например, современная гаубица. Это имущество военного назначения. А есть царь-пушка. Это уже много веков не имущество, а памятник истории и культуры. На юридическом языке подобные объекты называется «объектами гражданских прав, изъятыми из имущественного оборота». И они требуют к себе особого отношения. Царь-пушку нельзя отдать артиллеристам и устроить из нее стрельбы. Иначе ее просто не будет. Аналогичную пару составляют храм Христа Спасителя (недвижимое имущество) и собор Ферапонтова монастыря с фресками Дионисия (памятник истории и культуры). Не понимать разницы между первым и вторым может только тот, кто не хочет ее понимать.


Во втором абзаце Лебедев пытается раскрыть нам глаза на то, что именно является объектом религиозного назначения. По его мнению, древние святыни не являются объектом религиозного назначения. Напечатали иконку на принтере — молитесь на здоровье, а на древнюю икону молиться не нужно — это не объект религиозного назначения. Вообще — смешно. 

Общественность пытаются успокоить тем, что действие закона не распространяется на музейные предметы и коллекции, входящие в состав музейного фонда РФ. Эти заверения могут обмануть только людей далеких от музейного дела. Да, упомянутые фрески Дионисия сегодня хранит музей. Но они не являются частью музейной коллекции. Они — часть собора Ферапонтова монастыря, а собор теперь не памятник, а «имущество религиозного назначения».


Надеюсь, что музейщики не будут соскребать фрески, передавая храм Церкви. Потому что прецеденты такого рода уже были. Когда Церкви передавали храм Троицы в Никитниках, музейщики топорами вырубили старинный иконостас на том основании, что он не является частью храма, и свалили его в подсобке. Ниже мы увидим как Лебедев обвиняет Церковь в разрушении ансамбля храма. И еще — Лебедев не пояснил — чем плоха ситуация, когда здание принадлежит храму, а фрески музею? А ведь в законе подобно прописаны такие коллизии. Может, он не читал закона?

Без изменений осталась еще одна чудовищная формулировка. Передаче подлежат «здания, строения, помещения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и иные культовые комплексы, построенные для осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как богослужения, молитвенные и религиозные собрания, другие религиозные обряды и церемонии, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), включая здания для временного проживания паломников)...». То есть, попросту говоря, передаче подлежит все. Например, гостиница, где в первой половине XIX века несколько лет проживали паломники. Она ведь обеспечивает такой вид деятельности религиозных организаций как религиозное почитание? — Обеспечивает. Значит — отдать! Стены кремля вместе с башнями и установленными на них пушками. Если ворота запереть, они обеспечат молитвенное уединение? — Обеспечат. Значит — отдать! Бывшие конюшни, а ныне гараж, куда можно поставить джип «чероки» настоятеля монастыря. Он обеспечивает...? — Этот перечень можно продолжать бесконечно. Потому что не бывает недвижимости, которая не могла бы «обеспечивать»...


Наконец мы добрались до конкретики. И сразу напоролись на грубейшее передергивание Лебедева. Закон говорит о зданиях ПОСТРОЕННЫХ с религиозной целью, а Лебедев передергивает говоря о зданиях, хоть раз использовавшихся с этой целью. Типа — помолился батюшка в гостиннице "Метрополь", и все — Церковь может требовать его себе. Я не шучу — он действительно пишет о таком сценарии. 

Каковы будут последствия принятия закона в существующем виде?
Они очевидны. Вот недавно, не дожидаясь принятия закона, РПЦ передали церковь Троицы в Никитниках, отняв ее у Исторического музея. Эта церковь — уникальный комплексный памятник XVII века, состоящий из здания, фресковой росписи и иконостаса. Его поделили на «музейные предметы» (т.е. иконостас с иконами) и «имущество религиозного назначения» (т.е. фрески и сами стены). Иконостас разобрали и увезли в музейное фондохранилище, а фрески оставили гибнуть под стеариновую копоть. Понятно, что через 10 лет вследствие «монашеской жизнедеятельности» они погибнут. Но памятник разрушен уже сегодня. Даже если этот иконостас где-то соберут, он все равно предназначался именно для этой церкви и был частью ансамбля ее декоративного убранства. Выдающийся памятник отечественной культуры уже разрушен. Это свершившийся факт.А теперь еще один факт: 30 % музейных зданий в России могут быть отнесены к «имуществу религиозного назначения». Значит, на повестке дня массовая гибель памятников древнерусского искусства.


Зададим Лебедеву простой вопрос: кто разобрал и увез иконостас? — Музейщики. — А почему в разрушении ансамбля памятника виноваты не те, кто разбирал и увозил (то есть музейщики), а те, кто просил оставить иконостас в храме — священники? Виноваты священники, потому что они изначально плохие и нацелены на разрушение святынь, а музейщики, разобравшие иконостас и свалившие его в подсобку, хорошие, потому что нацелены на добро и сохранение святынь, в отличие от священников. Не сомневаюсь, что именно такой ответ и будет получен.

Насчет массовой гибели памятников. Из всех памятников архитектуры переданных Церкви за последние 20 лет не погиб ни один. Исправно гибнут только те памятники архитектуры, которые оставались в ведении музеев.

Итак, что мы имееем в сухом остатке. Человек говорил об опасности нового закона, но ухитрился не сказать ничего конкретного. Были гневные филиппики, рассуждения о г..не монахов, пророчества о массовой разрухе и запустении — но совсем ничего конкретного. Единственная конкретика с прямым цитированием закона оказалась передергиванием. Закон говорит о недвижимости, построенной с религиозными целями, а Лебедев говорит об имуществе, хоть раз использовашемся с религиозными целями. Так что приходим к выводу, что в законе ничего плохого нет, раз уж самый главный критик не мог сказать ничего конкретного.

P.S.

В любой храм РПЦ можно зайти бесплатно и не только поглазеть на икону, но и помолиться в подходящей обстановке. В музее надо платить деньги за вход, причем без гарантии того, что мы увидим икону — потому что она может быть в запаснике или в очередном зарубежном турне для рубки бабосов.

Кто и кого обкрадывает? Год назад я никоим образом не мог увидеть например, Торопецкую икону. Надо было быть музейным сотрудником, чтобы сделать это. Сейчас я сел в машину, доехал до храма в поселке Княжье озеро и помолился перед иконой, которая содержится в условиях лучше музейных, сохранность которой обеспечивается самым совершенным оборудованием.
Кто и кого здесь обокрал?

Пока меня обкрадывали в прямом и переносном смысле только музейщики.

Вадим Булатов

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.3 (12 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Приняли и слава Богу, пусть злобствует сколько угодно. Предпочитает изучать не живую культуру, а её муляжи. Таксидермист.

[ответить]

Громче всех "Держи вора" в нашей стране кричат представители РПЦ и указывают на музейщиков. Кричите не кричите - все знают,кто вор и с кем этот вор делился все это время.

[ответить]

Опять соврал. Ну ни дня без враки. Все знают как воруют в музеях - в эпических размерах. Могу привести доказательства. Приведите доказательства воровства в церквях. Впрочим, что это я, вы ведь не по этому делу, тут мосх напрягать надобно, a с этим делом у вас не очень, языком мести как помелом оно способнее.

[ответить]

Сами вы врете, наглец. Статья не о воровстве в музеях. И не о воровстве в церквях. Равно как и мой коммент не про это. Так что не искажайте смыслы

[ответить]

О небо, было бы что искажать, о скромнейший из млекопитающих.

[ответить]

Не кривляйтесь:)

[ответить]

Главные воры - отец некого Пиотровского и его сынок в шарфике - при этом жидке пропали тысячи ценностей, в другой стране бы его уже давно отстранили от должности - а с этого местечкового- как с гуся вода. "Киргизиянин" Швидкой и прочие картавые прикрывают.

[ответить]

Не только там. Мне лично этот господин Лебедев давно знаком - он в своё время организовал мою травлю на Имхонете вот за эту запись:

http://blog.imhonet.ru/author/silvovsky/post/1098075/

А ведь я был достаточно скромен и не указал - КТО ИМЕННО присутствует на этих скандальных фотографиях.

А там главными действующими лицами были миллиардер Михаил Куснирович и посол Израиля в России - Анна Азари.

И вот за это г-н Лебедев со-товарищи и продолжают меня "минусить" уже почти два года, хотя мне-то на все подобного рода "репутации" глубоко наплевать.

Видно шибко скрываемые секреты я на всеобщее усмотрение вытащил

[ответить]

Сдается, что подобными плевками в сторону культурного сообщества РПЦ, уж, наверняка не сумеет поправить своего реноме:) Быть может, помогло бы покаяние перед нацией, но и оно не сохранило бы ни самой религиозной организации, ни, тем более, ее нынешней номенклатуры. Контора совершила трагическую ошибку, попав в яму передела собственности, и теперь перспектив не имеет. Разве, что народный трибунал

[ответить]

Реноме, покаяние, трибунал - какой набор бессмысленной патетики. Смешной вы :) Церковь не нуждается ни в каком "поправлянии", поскольку поправлять нужно подобных вам читателей и особенно писателей, но это дело сильно безнадёжное.

[ответить]

Перспектива уголовных дел против значительного количества нынешней российской верхушки с каждым днем все более реальна. И вовсе не факт что начальники из РПЦ отделаются как свидетели. А о моральной стороне вопроса с такими скользкими типами как вы говорить просто смешно:)

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...