Риски признания Абхазии и Южной Осетии гораздо ниже, чем риски непризнания

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

РО: Что Вы думаете по поводу решения Грузии о выходе из СНГ?

Ремизов: Я думаю, что это очень хорошо, потому что нас не должны связывать с Грузией взаимные обязательства в виду тех политических целей, которыми должна увенчаться эта война. Эта цель - признание Абхазии и Южной Осетии, одностороннее признание их независимости. И членство Грузии в СНГ серьезно препятствовало решению этой задачи. Почему? Потому что если бы Россия предприняла эти действия в отношении одного из членов СНГ, то тем самым она нанесла бы некоторый урон и самому институту, самой организации СНГ, которая базируется на взаимном признании правопреемников Советского Союза. Дело в том, что все, не только Россия, как принято считать, но все бывшие республики являются правопреемниками СССР. Россия является государством-продолжателем, насколько я знаю. Так вот, СНГ - это определенный клуб международный, который базировался на взаимном признании суверенитетов бывших республик Союза. Вот это взаимное признание было очень важно для многих из них по той простой причине, что у каждой республики были свои скелеты в шкафу - свои проблемные зоны, трудности, в том числе территориальные потенциально сепаратистские зоны. В принципе, ценность клуба СНГ в последние годы стремилась к нулю. Любая дееспособная группировка будет возникать, если она будет, дай Бог, возникать на этом пространстве, то есть вокруг России, в общем-то вне и помимо СНГ. СНГ ей, в общем-то, не мешает и не помогает, поэтому ценность этого клуба была не очень велика, но в  перспективе издержкой признания было бы оскорбление этих институтов. Сейчас эта издержка снята. Грузия сама ее сняла.      

РО: Зачем же это было нужно Грузии?

Ремизов: Может быть, Грузия думает, что СНГ - это такая организация друзей России (что уже не так вы действительности). Грузия подчеркивает, что ее легитимность в ее собственных глазах базируется уже не на взаимном признании членов СССР, а на признании и поддержке со стороны Запада. То есть Грузия выходит из постсоветского состояния, она порывает все связи со своим трижды проклятым прошлым и символом этого объявляет выход из СНГ. Сразу скажу, что с точки зрения реальной политики этот шаг не представляется мне важным - скорее символический демарш.

РО: Как Вы можете прокомментировать сегодняшнее заявление о прекращении операции по принуждению к миру? 

Ремизов: Было принято решение о прекращении операции по принуждению к миру. Этим заявлением Медведев фактически очертил пределы военного вмешательства - эти пределы не простираются дальше границ Абхазии и Южной Осетии. Все вылазки за пределы этих границ носили чисто военно-тактический характер, насколько мы можем судить, и были необходимы исключительно для обеспечения безопасности самих этих границ Абхазии и Южной Осетии. Тем самым вопрос о том, преследуем ли мы цель военного смещения Саакашвили, который ставился на Западе еще недавно, еще вчера вот буквально, - вопрос этот Кремль снял. Нет, мы не преследуем цели военного смещения Саакашвили. Видимо, эта цель остается актуальной, но уже в качестве политико-дипломатической цели, которую Россия будет настойчиво, прямо или, скорее, косвенно, кулуарно ставить в своих переговорах со странами, прежде всего, наверное, Европейского союза.

РО: Как Вы оцениваете риск аннулирования этой военной победы на дипломатическом уровне?   

Ремизов: На мой взгляд, риск обнуления этой победы на дипломатическом уровне по модели русско-турецкой войны 1870-х гг. очень велик. Проблема, которая здесь существует, уже неоднократно обсуждалась. Это проблема того, что на момент окончания операции по принуждению к миру, этот момент уже был фактически объявлен, остаются непонятными, проблематичными, ставятся под вопрос основания российского военного присутствия в регионе. Они ставятся под вопрос сразу в двух смыслах. Во-первых, нынешний контингент российских войск не предусмотрен форматом миротворческой операции  по Догамысскому соглашению, поэтому в логике этих миротворческих форматов, даже если они признаются Западом, от России потребуют выводить войска. А выводить войска - это значит ставить народы Южной Осетии и Абхазии снова под удар геноцида, но фактически это серьезное поражение - мы опять оставляем осетинов, а также абхазов жить в ожидании новой войны, вместо того чтобы вести нормальную жизнь, восстанавливаться после этой тяжелой трагедии. Это при сохранении существующего миротворческого формата - придется качественно сохранить контингент. Но есть и другая проблема, это второй аспект.

Прежний миротворческий формат трудно будет вообще удержать, потому что Россия стала воющее стороной, одной из сторон конфликта. И Запад настаивает, уже сегодня это видно, на том, что в регион должны войти новые международные миротворческие силы, действительно независимые. И в этом случае Россия уже должна выводить войска не под собственные миротворческие гарантии, а под международные. Произойдет интернационализации конфликта, интернационализация миротворческой миссии в регионе. Это и будет самой тяжелой формой политического поражения. Вот этого и надо избежать.          

РО: Насколько вероятно признание независимости Южной Осетии и Абхазии?

Ремизов: Мне это кажется маловероятным, если рассматривать пока субъективные аспекты именно принятия решения Кремлем. Но объективно, я абсолютно убежден, что сегодня риски признания Абхазии и Южной Осетии гораздо ниже, чем риски непризнания. В том числе и риски в отношениях с Западом. Признание Абхазии и Южной Осетии означало бы спокойную и долгосрочную  демаркацию границ российского контроля в регионе и западного контроля в регионе. Благодаря этой демаркации границ Запад сможет спокойно строить планы своих трубопроводных проектов по территории Грузии - они не проходят по территории России, Европа сможет спать спокойно, в смысле того, что там не будет постоянной войны и постоянного очага возгорания, потому что если будет признание, будут российские базы и контингенты, то конечно на них нападать Грузия не будет, в силу того, что превосходящая военная сила. Это приведет к стабилизации региона, в которой заинтересована, прежде всего, Европа, потому что регион у нее под боком, но также и Соединенные Штаты, потому что все-таки для них важна эта труба. А труба любит спокойствие.

Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...