Необыкновенное путешествие Серафимы

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Сначала от мультфильма “Необыкновенное путешествие Серафимы” я ничего не ждал, ни плохого, ни хорошего, потому что давно привык к разочарованиям. Если говорить о содержательной стороне вопроса, то с момента выхода на широкий экран последнего, декларативно православного мультика “Князь Владимир” прошло почти десять лет, а ведь ожидался целый сериал, но даже к 1000-летию преставления святого князя так ничего не сняли. Поэтому сам факт выхода нового мультфильма на христианскую тему уже его заведомо оправдывал. Если же говорить об эстетическом аспекте, то современная анимация, как таковая (за исключением Александра Петрова), провоцирует ностальгию по советской мультипликации, где все образы были живыми, объемными и теплыми, и сам Норштейн все-таки снимал свои шедевры, а не жаловался на тридцатилетний простой. Поэтому, если я чего-то больше всего боялся, так это – китча, и не столько как максималистски настроенный зритель, сколько как прихожанин, опасающийся за наезды на Церковь со стороны ищущих повода.

Скажу одно – в качестве назидательной истории для детей мультфильм абсолютно потрясающий и идеологически совершенно безупречный. Всем православным родителям с детьми 6-12 лет настойчиво советую посмотреть его в кинотеатре, тем более что некоторые эффекты лучше воспринимаются на большом экране. Это история о том, что христианство – это не твое хорошее настроение, а подвиг и жертва, что “дружба с миром (φιλία τοῦ κόσμου) есть вражда против Бога” (Иак 4:4), и уже поэтому эту “сказку” невозможно упрекнуть в лубочности или слащавости. 

Между тем, именно этот мультфильм заставил меня обратить внимание на одну очень важную тему, которой я хотел посвятить отдельную статью, да все откладывал. Одной из основных причин навязываемого “либералами” “конфликта Церкви и интеллигенции” является представление о том, что с падением советизма Церковь утратила свое диссидентское измерение и чуть ли не оказалась в позиции самой власти, а поэтому самой “интеллигенции” стало в Церкви скучно и грустно, и теперь она не понимает, зачем ходить в храм, если ничего рискованного в этом нет. Сами же “либералы” якобы только в том случае чувствуют себя комфортно, если они противостоят большинству, обществу, государству, и только в этом случае чувствуют себя героями и подвижниками. 

На самом деле это очень поверхностное видение “либерально-интеллигентской” среды, в огромной степени внушенное самими же “либералами”. Точно так же как пролетарий это вовсе не тот человек, который движет “восстаниями масс”, точно так же “либеральный интеллигент” это вовсе не тот человек, который вопреки нелиберальному большинству отстаивает свой индивидуализм. Конечно, типичный “либеральный интеллигент” очень хочет думать про себя, что он в одиночку противостоит некой массе темного народа и некой машине бездушного государства, но он прекрасно знает, что в этом виртуальном противостоянии он, на самом деле, ничем не жертвует – и его жизнь, и его дом, и его счета, и его тройное гражданство навсегда останутся вместе с ним, а любая реальная угроза его благополучию вынудит его заткнуться и не высовываться. Такой “либерал” точно знает, что на любом телевизионном поединке с любым антилибералом его рейтинг, без того ничтожный, на глазах всей страны будет скатываться к нулю, но для него это фиаско совершенно ничего не значит, потому что он, в принципе, не рассчитывает ни на какую народную поддержку, и на его экономическом, административном или моральном статусе это поражение никак не скажется. Нет, не конфликт с большинством определяет жизнь “либерального интеллигента”, а абсолютная лояльность себе подобным – той самой СРЕДЕ, которая, как известно, ЗАЕЛА. 

Что может быть героического и хоть сколько-нибудь вызывающего в том, чтобы в сегодняшней постмодернистской России выступать против Путина, Новороссии или РПЦ? Совершенно ничего, и все наши “либеральные интеллигенты” об этом прекрасно знают, потому что не Путин, не русский народ и, тем более, не РПЦ определяют условия их существования, а именно та самая среда, с ее необсуждаемыми авторитетами, спонсорами, семьями, клубами, сайтами, журналами, субкультурной модой и круговой порукой. Каждый из них в отдельности может совершенно не знать, кто такой был художник Вадим Сидур, а узнав, пожать плечами, но раз он назначен средой “великим художником”, то он будет произносить его имя с придыханием, не забыв упомянуть, что он был “фронтовик”, хотя в любом другом случае это не имело бы для него никакого значения. Также каждый из них мог совсем не знать о каком-то “доме Лишневского” в Петербурге и о том, кто такой был этот Лишневский, но раз тусовка так возмутилась срубленному там рельефу Мефистофеля, то и “дом Лишневского” оказывается одним из чудес света, и за товарища Мефистофеля надо вступиться… 

Все то же самое касается отношения типичного “либерального интеллигента” к РПЦ. Изначально оно может быть очень разным, но однажды в тусовке оказалось модным включить по отношению к Церкви истовый большевизм, и здесь уж никакое двоемыслие и двоесловие не сойдет. Если френдлента вдруг обрушилась на какого-то священника, до которого тебе и дела нет, то будь любезен и лайкать, и репостить, если еще хочешь считаться своим для этой френдленты. 

Стоит заметить, что относительная “тоталитарность” – это свойство почти любой социальной среды, не только “либерально-интеллигентской”. Экзистенциально человек живет не в государстве и обществе, а в именно в среде себе подобных, и именно мнение своей среды для большинства людей является определяющим, а не какого-то отвлеченного государства и виртуального общества. Но только “либерально-интеллигентская” среда внушает миф, что она вовсе даже и не среда, и не тусовка, и не субкультура, а чуть ли не свободный союз свободомыслящих граждан. Однако лично я не знаю более репрессивной и нетерпимой среды, как именно той, где с гордостью называют себя “либералами” и “интеллигентами”, и трудно назвать иную среду в современной России, где искренняя и последовательная приверженность православию, а не его салонному суррогату, не ставила человека в ситуацию настоящего исповедничества. 

В этом состоит актуальность “Необыкновенного путешествия Серафимы”, страдающей в первую очередь не от глобальной атеистической системы, а от своих же подружек, сдавших ее этой системе за то, что она верила в Христа. Слава Богу, этой системы нет уже как четверть века и вряд ли она вернется, но вот подружки – остались. И именно среда себе подобных - семья, тусовка, френдлента - сегодня могут быть главным препятствием для вхождения в Церковь, а противостоять вполне осязаемой среде несравнимо сложней, чем каким-либо "левиафанам" и "бегемотам"

 

Аркадий Малер, публицист.

Опубликовано в блоге автора

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 2.6 (8 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...