Крепкий тыл и грамотные адвокаты

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Сейчас многие недоумевают: что же произошло, зачем его посадили и три года держали по явно абсурдному обвинению - и, раз уж взяли, зачем выпустили?

В этом деле не все ясно - и, возможно, какие-то моменты так и останутся неясными, ибо правохоронительные органы о своих мотивациях нам не сообщают.
 
Но, на мой взгляд, наиболее вероятная картина такая.
Первопричиной действительно стала месть сотрудника ЦПЭ (Окопного или кого-то другого, личность его осталась неустановленной), который сделал Даниле "предложение, от которого не отказываются" - а в ответ, к своему изумлению, услышал отказ, да еще и в весьма резкой форме. Он вполне серьезно сказал Даниилу 5-го декабря, что будет мстить - и эту угрозу выполнил.
 
Этим и объясняется то, какое количество в материалах дела занимают сведения о политической деятельности Константинова, никакого отношения к убийству явно не имеющие: ход следствия контролировали ЦПЭ-шники, они рассматривали Константинова под привычным для себя углом и надеялись найти там что-то для себя.
 
Но дальше события вышли из-под контроля. Вешая на Константинова убийство, которое им показалось "подходящим" (думаю, в первую очередь из-за личности главного свидетеля убийства - Софронова, человека, способного показать на следствии и суде все, что ему подскажут) - в силу халатности и раздолбайства правохоронители не проверили, где действительно находился и что делал Данила в этот день. А у него оказалось железное алиби. Посадить за убийство человека, который в это время совершенно точно находился в другом месте - даже нашему правосудию сложно; не то чтобы совсем невозможно, но сложности возникают. Аракчеева, попавшего в такую же ситуацию, посадили все-таки, но с большим трудом и только с третьего раза, хотя "заказ" на него был серьезный.
 
Это первое. А во-вторых, они неверно оценили родных Данилы, их готовность сражаться за сына и мужа до последнего.
Илья Константинов, отец Данилы - был политиком-оппозиционером еще в 90-х. Он человек с большим опытом, репутацией, широким кругом знакомств в самых разных сферах. Весьма и политически, и юридически грамотный. И - это главное - человек большой внутренней силы и мужества, с несгибаемым духом, готовый бороться до конца, даже, казалось бы, в безнадежной ситуации, ногтями и зубами цепляться за каждую соломинку. Что и как он делал - об этом надо отдельно писать большой аналитический текст: но факт, что он использовал все возможности для защиты своего сына.
 
Если бы Данилу сажали "сознательно", по указанию сверху - скорее всего, и это бы не помогло. Но здесь ситуация была иная. Его сажали по желанию левой пятки какого-то служаки, не сумевшего даже дело грамотно сфабриковать.
 
И вот, когда об этом начинают постоянно и везде писать, на суд ходят члены Общественной Палаты и наблюдатели с корочками СПЧ, все заседания записываются на видео или на аудио и выкладываются на всеобщее обозрение, "делом Константинова" регулярно тычут России в нос в российско-украинских разборках, когда на встречах с писателями или общественными деятелями Путину из раза в раз задают вопрос о Константинове, Элла Памфилова приходит к нему на прием специально спросить, почему Константинов сидит... и наконец Путин думает: "Какого черта? Почему я должен работать на подхвате у какой-то мелкой сошки из ЦПЭ? Он не сумел прикрыть свою задницу - а я буду его прикрывать и за него отдуваться?"
 
Скорее всего, как-то так и было.
Гласно признать свою ошибку система неспособна. Но, по крайней мере, способна свои ошибки исправлять - неохотно, со скрипом, под давлением, с иезуитскими формулировками, призванными "сохранить лицо", но все же от совсем бессмысленных злодейств удерживаться. Ну хоть что-то.
 
Интересно теперь посмотреть на лица граждан (к счастью, немногочисленных), которые все это время трындели, что "Константинов - враг государства, проклятый белоленточник, наверняка готовил какой-нибудь страшный заговор и переворот, и потому ради общего блага должен сидеть".
 
И эта история показывает нам, как важна для политзаключенных и несправедливо преследуемых поддержка. Не столько даже "поддержка соратников", которая обычно бывает довольно эфемерной - сколько самые необходимые вещи. "Крепкий тыл": родные, готовые бороться за тебя до конца и понимающие, как это делается. И грамотные адвокаты, которые дадут суду все возможные поводы, все зацепки, чтобы изменить заранее запланированный обвинительный приговор.
 
Наталья Холмогорова, ПЦ РОД.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (14 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...