Налей воды в последний раз

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Мир охватило новое безумие. Звезды, политики, телеведущие, полуночные обитатели социальных сетей и любители селфи дружно выливают на голову себе и знакомым бадьи с холодной водой. Некоторые серьезные государственные учреждения, например Госдеп США, запретили своим сотрудникам участвовать в этом безобразии.

Флешмоб якобы посвящен привлечению внимания к одному из редких неизлечимых заболеваний, но, по сути, это просто демонстрация удали молодецкой. Смотрите, могу вылить на себя ушат холодной воды и не поморщиться.

В России ледяной водой, конечно, никого не испугаешь. Мы — страна ежекрещенских походов на иордань в прорубь и регулярных купаний в ледяных источниках местночтимых. Тазик ледяной воды на голову смотрится на этом фоне просто смешно. Но последователи глобальной моды нашлись, разумеется, и у нас.

Всё бы ничего, если бы не два обстоятельства. Прежде всего огромный травматизм: кто-то поскальзывается на мокром месте и ломает себе кости, а кто-то вообще бросает на голову ближним тяжелые бадьи с водой, и дело кончается пробитыми черепами и переломанными позвонками.

Второе обстоятельство также существенно. Со стороны значительной части человечества данный флешмоб выглядит не более смешно, чем, к примеру, соревнование по разбрасыванию хлебных крошек голубям в блокадном Ленинграде.

Нехватка пресной воды — первая по значимости из глобальных проблем человечества. Сейчас более 1 млрд жителей планеты страдает от постоянной жажды. А еще 2 млрд вынуждены адаптироваться к сезонным перебоям с водой. К 2025 году число жаждущих достигнет, по оценкам ООН, 4 млрд человек.

Представьте, какими глазами будет смотреть на «ледяной флешмоб» житель горных районов Эфиопии или намибийской пустыни. Эти люди вынуждены получать воду в канистрах, отчаянно ее экономить, как манны небесной ждать дождя, пить из луж, умываться коровьей мочой, быть жертвами бесчисленных болезней, связанных с употреблением грязной воды. Для них вид человека, для смеха выливающего на себя ведро воды, столь же оскорбителен, как для блокадников был выброшенный хлеб.

Понятно, что большинство жаждущего населения сосредоточено в Африке, на Ближнем Востоке и в Восточной Азии. Россия же, напротив, является одной из наиболее водообеспеченных стран. Мы — страна на реках. Основу нашего географического пространства составляет переплетение бассейнов великих рек, некоторые из которых советские утописты даже всерьез подумывали развернуть. Для нас неконтролируемо льющаяся из крана вода кажется одной из краеугольных основ жизни.

Но это, если есть кран. Как оказалось, превратить наши города в безводные пустыни труда не составляет. Самым невыносимым для моих друзей, переживших осаду Славянска, стало отсутствие воды, последним резервуаром которой был зацветший хлорированный фонтан. Уже почти месяц живет без воды Луганск. Сцена «Пошел по воду и погиб под артобстрелом» стала для этого города-мученика типовой. Несколько дней назад без воды остался Донецк — мужественные коммунальщики ведут борьбу за восстановление водоснабжения города, где по-прежнему находятся сотни тысяч человек. Украинские каратели ведут именно по подстанциям и пытающимся починить их коммунальщикам прицельный огонь.

Отрезание от воды — древний принцип ведения осады, признанный во всем мире гуманитарным преступлением, — успешно практикуется киевскими карателями против восставшего Донбасса. Фактически главным «фирменным» приемом так называемой антитеррористической операции, проводимой киевским режимом, стало причинение мучений гражданскому населению путем разрушения городской инфраструктуры. Так что тем, кто остался без воды в Донецке и Луганске, тоже глядеть на этот флешмоб несмешно.

Эта ситуация, кстати, представляет собой серьезный гуманитарный вызов России. Разумеется, мы не можем ограничиться разовым мероприятием с белыми «КамАЗами». «Дорога жизни» для Донбасса должна стать постоянной. Но гораздо важнее завоза продуктов — начало спасательной операции по восстановлению жизнеобеспечения тамошних городов.

Конечно, лучшей спасательной операцией было бы введение миротворцев или оказание ополчению поддержки, которая поможет отбросить карателей от городов на расстояние, исключающее артобстрелы. Но раз уж Россия не вводит на Восток Украины миротворческие силы, должен быть сформирован наш Корпус Мира — это врачи, коммунальщики, энергетики. России вполне под силу построить специальную спасательную дорогу от границы до Луганска по кратчайшему маршруту, проложить максимально защищенные коммуникации, которые спасут людей хотя бы в Луганске и от пытки жаждой, и от энерготеррора.

Многие древнеримские города в эпоху варварских нашествий гибли после прекращения работы великолепных античных водопроводов. Вся современная урбанистическая среда базируется на искусственном водоснабжении. Существование огромных мегаполисов возможно только потому, что они выпивают воду с огромной округи. Другими словами, жители всех мало-мальски крупных городов, где живет большинство обливателей себя водой, постоянно находятся на грани катастрофы, которая постигла города Донбасса. Не «умирать от жажды над ручьем» имеют некоторую возможность только жители больших городов, стоящих на крупных реках. И то возникает вопрос об экологическом качестве этой воды. Остальные возможностью не считать воду каплями обязаны исключительно миру и исправному функционированию государства.

На одном из первых мест среди прогнозируемых причин военных конфликтов уже со следующего десятилетия — нехватка воды и борьба за источники. Но и сейчас водный фактор оказался значимым в стратегии «борющихся царств». После ухода Крыма к России Украина первым делом перекрыла подачу днепровской воды на север полуострова, рассчитывая спровоцировать гуманитарную катастрофу. Благодаря своевременным мерам — прорытию большого количества артезианских колодцев — катастрофу удалось предотвратить. Однако крымское рисоводство по итогам этой водной войны погибло невозвратно.

Россия могла бы ответить Украине, попросту уменьшив поступление воды в Днепр, исток которого находится на нашей территории, после чего великую украинскую реку пришлось бы переименовать в Припять. Но на пути к Украине Днепр течет через Белоруссию — нашего (по крайней мере пока что) союзника.

Тот факт, что мы говорим о подобных вещах, немного приоткрывает завесу над конструкцией мира, в которой мы, к своему неудовольствию, будем жить совсем скоро. Тогда модное безумие этого лета — перевод ведер воды на смешное обливание — покажется если не пиром во время чумы, то пьянкой перед засухой.

Егор Холмогоров, главный редактор издания «Русский Обозреватель». Опубликовано в издании «Известия».

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.1 (25 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...