Мертвым не больно

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Пообщался с беженками с Луганска.

Всё очень плохо, конечно.
Очень плохо.
 
И очень больно и стыдно, что мы дали себя развести грозными ужимками и громкими словами, что им помогут и в это поверили. Крым застил глаза - была твердая вера, что возьмут и сделают. Оказалось взять и вот просто так сделать они могут только один раз.
 
Осознание того, что мы их обрекаем на Сирию парализовало бы нас полностью. Меня бы точно парализовало бы. Я и так все время ныл: "Не допускать приднестровский сценарий, только крымский".
А какой уж тут приднестровский :((
 
А как больно было услышать слова: "На Донбассе считают, что есть люди первого сорта - крымчане, а есть второго - мы".
После этих слов хочется умереть.
 
В общем я с отчетливостью понимаю, что моя война закончилась поражением в середине апреле, когда началась война Стрелкова. Закончилась тем, что всех убили. Моя война закончилась с первым убитым в Славянске ребенком.
 
А на этой войне Стрелкова я уже в качестве боевого призрака. Просто потому, что русские своих на войне не бросают даже когда умерли.
 
Но как же больно.
Что сказать девочкам, которые просто лишились дома. Лишились потому, что им сказали "Россия придет", а Россия не пришла. Они сами пришли в Россию, а им отвечают: "Нужна регистрация, ну или попробуйте раздачу листовок".
 
Я поил их жасминовым чаем с пастилой, а они рассказывали про канистры с водой, набранной тогда, когда вода еще была. И еще рассказывали про ополченца который отправил в Россию на автобусе семью - а автобус расстреляли на пути в Изварино - он нашел только мясо и его выжгло изнутри. И еще много чего рассказывали что не для печати.
 
Многие предсказывают, что теперь Россию на Донбассе будут ненавидеть. Просто потому, что втравили в войну и бросили умирать. Я их пойму если так будет, и даже не буду просить простить меня, идиота. Я думал что поумнел и всё про этих знаю. И однако поверил, что слова про "мы не будем стоять в стороне" сказаны всерьез. За такую глупость, конечно, прощать нельзя.
Сказанное ни в коем случае не означает, что надо сдаться. Напротив, теперь надо драться до конца и каждый, кто предлагает капитуляцию, заслуживает расстрела.
 
Во-первых уже нечего спасать. Всё то, что имело смысл спасать, уже уничтожено. Всех еще оставшихся женщин стариков и детей вывести в Россию. Мужиков укомплектовать и полоть укроп, полоть, сколько бы его не попадалось на пути.
 
Во-вторых уже надо с кое-кем посчитаться и без этогго сворачивать игру нельзя.
 
Главной ошибкой всей российской стратегии на Донбассе была вера в ленивых и трусливых хохлов, которые при этом все-таки не нелюди - и уж таких вещей как расстрел жилых кварталов делать не будут.
 
Ошибка была двойной - ничего человеческого в хохлах не оказалось, бандеру, волынскую резню и 23 года нацбилдинга не пропьешь. Они гадюк едят, но не сдаются, они готовы разнести снарядом дом, а потом лгать, что колорады себя сожгли.
Что еще более существенно - над ними оказалась нежить высшего уровня, для которой все эти смерти - незначительные потери среди туземцев. У этой высшей нежити нашей боли нет и в помине.
Не исключаю, что наша высшая нежить соревнуется с их высшей нежитью.
 
Но вот только есть разница. Их нежить воюет на чужой земле, чужими руками и им одинаково неважны и укропские и донбасские потери.
 
Наша нежить воюет на нашей земле - а Донбасс наша земля - и приносит в жертву тысячи убиваемых и истязаемых там русских. Для нее русский мир не теплая реальность как для нас, а способ подставить под грады еще тысячу человек. На русских опять смотрят как на инструмент.
 
И вот наша задача тут как посчитаться с нежитью хотя бы низшего уровня - чтобы она ощутила это свое "никогда мы не будем братьями" на своей шкуре и своих городах.
 
А с другой стороны заставить нежить высшего уровня считаться с нами и признать, что русские не инструмент, а ценность и цель. А для этого нужно наносить чувствительные удары их нежити.
И дать понять нашей нежити главное - она не может просто так взять, развести людей, а потом оставить их умирать. С русскими так поступать нельзя - дорого обойдется.
 
Да, спасать больше нечего. Да, мы - мертвецы. Но значит это должна быть самая страшная атака - атака мертвецов.
Мы мертвы, но мы не нежить. Мы не нежить, но мы мертвы.
Мертвым не больно.

Егор Холмогоров, главный редактор сайта "Русский Обозреватель"

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.7 (33 голоса)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...