Спор о G-8 - демократический глобализм против республиканской русофобии

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

РО: Что значит дискуссия между американскими сенаторами о сотрудничестве с Россией и призывы к исключению ее из Большой Восьмерки?

Мадлен Олбрайт и Уильям Терри выступили с критикой утверждения МакКейна о том, что необходимо исключить Россию из Большой Восьмерки. Насколько я понял, их позиция совпадает с позицией Барака Обамы, и здесь действительно надо сказать, что это неслучайная дискуссия. Она отражает фундаментальный раскол, который сейчас имеет место в Америке.

Сейчас стало ясно, что прежняя система мировых институтов и американского участия в этих мировых институтах не срабатывает. Америка пытается перестроить мировой порядок – уже не на униполярной основе, но и не на основе традиционных структур типа Организации Объединенных Наций. Большая Восьмерка представляет собой интересный объект для экспериментирования. Это неформальный институт, он не очень легитимен, между тем он стал действовать, форумы активно собираются.

Проблема заключается в том, как формализовать работу «восьмерки». Но между тем ясно, что из всех потенциальных кандидатов на роль мирового правительства «восьмерка» наиболее подходит для решения глобальных проблем современности.

Возникли две концепции. Одну бы я назвал «чистым атлантизмом». Отношения с Россией опосредованы этой концепцией. То есть давайте перестроим «восьмерку» таким образом, чтобы туда попадали только страны, соответствующие Штатам по политическому и экономическому строю и т. д. Давайте сделаем потенциальное мировое правительство только из стран, цивилизационно близких, соответствующих каким-то западным критериям. В качестве формального признака взяли демократию. Давайте превратим «восьмерку» в такое подобие НАТО, назовем ее «Лигой демократии». Эту идею высказывает МакКейн, а внутри его экспертного пула – наиболее известным сторонником этой идеи является неоконсерватор Роберт Кейган.

Это модернизированная версия неоконсерватизма. То есть это уже не неоконсерватизм, потому что эти люди не называют себя неоконами, а воинствующий либеральный радикализм, я бы сказал. Большая восьмерка и Лига демократии мыслятся в качестве органа наступления американского порядка на все остальные страны. МакКейн является ярым сторонником этой концепции.  В ней, не с точки зрения России, а с точки зрения мира, есть определенный смысл. Это жесткое сплочение, напоминающее «столкновение цивилизаций» Самюеля Хантингтона. Но если у Хантингтона возможно сосуществование, то здесь шла речь о наступлении Лиги Демократии на все остальные страны. В этом смысле Россия – это не просто страна, которую надо исключить из «восьмерки». С этой точки зрения Россия – это просто передовой фронт борьбы демократии со всем остальным миром. Эта идея была рассчитана, прежде всего, на некоторую слабость российской политической элиты, особенно в период транзита власти. Россию пытались прощупать на зуб.

С другой стороны, у демократов совершенно другой образ Большой Восьмерки как вообще будущего мирового консорциума. Они не сторонники наступательной позиции, у них, наоборот, идеи необходимости расширить «восьмерку», включив в нее страны, представляющие другие цивилизации. Збигнев Бжезинский, человек, близкий Бараку Обаме, заявил даже, что нужно включить в «мировое правительство» Индонезию, как наиболее значимую по численности населения мусульманскую страну. Это такой неоглобализм. Давайте объединим для решения глобальных проблем элиту, в том числе и недемократических стран.

У демократов лагеря Обамы и у Олбрайт идея немножко близка политике Соединенных Штатов 90-х годов. Дело тут не в России только. Дело не в том, что Олбрайт за Россию, а МакКейн против. МакКейн действительно против России, очевидно, что он русофоб, но демократы – отнюдь не настрены в пользу России. У них просто другое видение глобального порядка. Они говорят, что да, конечно, Россия недемократическая страна. Но с точки зрения мирового управления мы не можем исключить страну по принципу просто недемократичности из совместного контроля над мировыми процессами.

Не случайно спор идет именно о Большой Восьмерке. Уже ясно видно желание превратить ее в в мировой центр. Все споры вокруг нее повышают само значение этого института. Одни говорят исключить одну страну, другие утрверждают, что ее нельзя исключать, а между тем легитимируется сама эта новая модель управления. Очень недемократическая. Все вопросы в «восьмерке» будут решать элиты крупных стран. Они – более «атлантические», другие менее.

Предсказывать невозможно, но мне кажется, что ситуация сейчас складывается в пользу Обамы. Я не очень верю в возможность МакКейна переломить ход предвыборной кампании. Видно, что позиция МакКейна морально устарела: проблемы в мире настолько сложные, что руководствоваться архаичными политическими установками нельзя. Атлантизм может существовать, но явно не в Большой Восьмерке – она собиралась для другого.

В ближайшее время мы увидим такие интересные вещи, как сторонники республиканской партии, переходящие на сторону Обамы. То есть будущее Америки, скорее всего, с демократическим лагерем, а не с МакКейном.
Ваша оценка: Ничего
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...