Реакция Вассермана вып. 24 от 1.06.2013 г.

Версия для печатиОтправить по emailВставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

РАЗГОВОР ОБ АКТУАЛЬНОМ
Анатолий Вассерман, Егор Холмогоров
ХОЛМОГОРОВ:
Здравствуйте! С вами я, Егор Холмогоров, и вместе с Анатолием Вассерманом мы поговорим о различных ужасах: отрезанных головах, боксёрах-убийцах, писателях-самоубийцах и ужасе из ужасов — либеральных экономистах.

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ МНОЖИТ УБИЙСТВА

ХОЛМОГОРОВ:
Конец мая стал в Западной Европе временем человеческих жертвоприношений. Двадцать второго числа в лондонском районе Вулич на глазах у десятков людей два исламиста — выходцы из Африки — напали на военнослужащего Ли Ригби и отрезали ему голову. Окружающих они заставили снимать всё это на видео. Убийцы заявили: так они мстили за братьев-мусульман в Афганистане. Интересна реакция на всё это британских властей: они распорядились, чтобы британские военнослужащие ни в коем случае не выходили из казарм и не ходили по улицам в форме. Как будто они не в своей стране, а на оккупированных территориях.

ВАССЕРМАН:
С незапамятных времён известно: кто сгибается — того сломают. Судя по действиям британских властей, они уже давно сломаны. Нормальная власть должна ответить на зверское убийство военнослужащего предупреждением: все наши военнослужащие скрытно носят оружие и готовы применить его при малейшей угрозе. Но британская власть уже более века — с тех пор, как Уинстон Леонард Рэндолфович Спенсёр Чёрчилл стал министром внутренних дел — постоянно ограничивает возможности самообороны своих граждан. И с каждым таким ограничением обстановка в стране становится опаснее, число насильственных преступлений растёт. Тут не просто уступка религиозному меньшинству — тут само это меньшинство используют как инструмент дальнейшего подавления большинства. Так что оккупированы сами англичане — своей собственной властью.

ХОЛМОГОРОВ:
Действительно, оккупированная сторона здесь — англичане. Их даже флаг заставили спустить. Городской совет города Рэдсток запретил использование национального флага Англии — белого с красным крестом, поскольку это может оскорбить чувства целых шестнадцати мусульман, живущих в городе.

ВАССЕРМАН:
Насколько я помню, в Рэдстоке примерно пять тысяч шестьсот жителей. То есть на каждого мусульманина — триста пятьдесят представителей иных вероисповеданий, а то и просто атеистов. При таком соотношении надо говорить уже не про большинство и меньшинство, а разве что про организм и микробы. Причём микробы в данном случае вовсе не болезнетворные: многие исламские авторитеты — в том числе и Совет мусульман Британии — заявили, что вовсе не нуждаются в такой защите своих чувств, что святой Георгий должен остаться национальным символом Англии, что мусульмане уважают этот символ. Но кому-то выгодно заставить англичан считать своими врагами всех мусульман, а не только бешеных фанатиков вроде расчленителей солдата.

ХОЛМОГОРОВ:
Безнаказанность преступников, в том числе и убийц, впрочем, не только и не столько западная проблема. Куда чаще мы сталкиваемся у нас, здесь. Сколько было шуму и разговоров вокруг так называемых спортсменов, которые к месту и не к месту пускают в ход свои навыки против рядовых граждан и уходят безнаказанными. Мол, пострадавший скончался от удара об асфальт. Печально известного Расула Мирзаева в итоге выручили его чемпионские титулы и настойчивость дагестанской диаспоры. А вот как будет в Астрахани, с бывшим курсантом МВД Камилом Алекперовым, убившим в ссоре отставного сержанта Евгения Егорова?

[Сюжет. Астрахань]

ХОЛМОГОРОВ:
Но вернёмся к европейским событиям. Характерно, что у европейских чиновников абсолютно та же, что и у наших, реакция на внештатную ситуацию, связанную с расовым и религиозным насилием, совершаемым мигрантами: давить и сажать не убийц, не поджигателей, а прежде всего тех, кто против них протестует. В Британии арестовали мужчину, который по мнению Скотланд-Ярда недостаточно толерантно высказался об отрезании головы британскому солдату. Ещё веселее в Швеции, где вторую неделю в пригороде Стокгольма и ряде других городов продолжаются беспорядки. «Малыши» из мигрантских семей поджигают машины и выкуривают с чердаков последних Карлсонов. Шведская полиция, как выяснилось, занимается не столько отловом поджигателей, сколько массовыми задержаниями шведов, создавших группы сопротивления погромщикам. Защищать свой город, свой район, свой дом, оказывается преступлением не только у нас.

ВАССЕРМАН:
Это не удивительно. Если гражданин способен защитить себя от бандитов на улице — бандиты во власти тоже чувствуют себя неспокойно. Нынешняя проповедь толерантности — терпимости к меньшинству — давно превратилась в средство самозащиты самого ничтожного меньшинства — экономических и политических жуликов. Этого добра на Западе с незапамятных времён хватает. Нашим деловарам да чиновникам до зарубежных коллег ещё расти и расти.

ХОЛМОГОРОВ:
Впрочем, наши борцы за безгласие и беззащитность берут всё новые высоты. Правительство поддержало законопроект об ужесточении так называемых «антиэкстремистских» статей Уголовного кодекса, включая печально знаменитую двести восемьдесят вторую. Теперь за неверное мнение по вопросам толерантности будут наказывать ещё жёстче.

ВАССЕРМАН:
Я всегда говорил: по статье двести восемьдесят два можно осудить любого, включая её авторов. А наше правительство состоит в основном из либералов — поборников неограниченной политической свободы личности без оглядки на общество — и либертарианцев — поборников такой же экономической свободы. Понятно, если все личности перестанут оглядываться на общество — правительство и бизнес как части общества перестанут существовать. Вот наши борцы и оставляют свободу только для себя, любимых.

ХОЛМОГОРОВ:
Впрочем, те из чиновников, кто в повседневной работе сталкивается с практическими проблемами миграции, сами говорят в духе, далёком от казенной толерантности. Иной раз власти принимают даже показательные воспитательные меры, вроде марша задержанных гастарбайтеров до отделения в Реутове. Таким способом полиция предотвратила массовую драку на рынке. А мэр Москвы Сергей Собянин высказался категорически против создания в Москве монокультурных мигрантских гетто, указав, что в Швеции это до добра не довело. И заявил: «Людям, которые плохо говорят по-русски, у которых совершенно другая культура, лучше жить в своей стране. Поэтому мы не приветствуем их адаптацию в Москве». Дело осталось за малым — начать приветствовать тех, кто говорит по-русски, у кого наша культура, кто русский по рождению и кого ельцинский режим предательски выкинул за границы России. Однако, увы, в стране, куда приезжают миллионы работников из Средней Азии, где десятки тысяч из них законно или незаконно получают гражданство, против русских ФМС продолжает вести кампанию по изъятию российских паспортов.

[Сюжет. Гражданство]

ВАССЕРМАН:
Слова Собянина мне напомнили бывший несколько лет назад конфликт в Австралии. Там арабские эмигранты попытались наехать на местных женщин за слишком лёгкие по арабским понятиям пляжные наряды. Понятно, за женщин вступились мужчины. Дело дошло до рукопашной. И сразу несколько членов австралийского правительства почти одними и теми же словами сказали: мир велик и разнообразен — если кому-то не по вкусу обычаи того места, где он живёт, он может уехать туда, где порядки ему нравятся. На мой взгляд, здравая и полезная мысль. А вот кампания изъятия российских паспортов как раз у тех, кто в российские обычаи вписывается идеально, могла бы считаться преступлением — но всего лишь воплощает в жизнь очередной прихотливый изгиб мысли наших законодателей. Они по сей день считают возможным самостоятельное существование той части России, что досталась им по прихоти раннесоветской истории — вот и пытаются доказать, что не хотят ничего делать ради воссоединения всей страны. Понятно, им это не поможет: американская формула «хороший индеец — мёртвый индеец» давно распространилась на другие народы, включая наш, русский. Но в попытке понравиться заокеанскому дядюшке они готовы пожертвовать своей — и нашей! — родиной.

ОДНОПОЛОЕ ОДНОМЫСЛИЕ

ХОЛМОГОРОВ:
Когда протестующим затыкают рот, когда общество уже оглохло, некоторые решаются на радикальные формы протеста. Французский писатель Доминик Веннер, один из лидеров традиционалистов, протестующих против нового закона о гей-браках, покончил собой в Соборе Нотр-Дам. Самоубийство, конечно, страшный поступок даже для очень пожилого человека, и христианской религией категорически осуждается. Но Веннер не был католиком и в предсмертной записке написал, что приносит себя в жертву, чтобы достучаться до уснувшего разума сограждан, не видящих ничего дурного в разрушении традиционной семьи, не противодействующих самоликвидации французской нации. «Выступая в защиту идентичности каждого из народа у себя дома, я восстаю против преступного замещения нашего народа иными».

ВАССЕРМАН:
Я не раз говорил: приравнивание однополого сожительства к браку — преступление против человечества. Брак отличается от всех прочих форм взаимодействия людей тем, что изначально предназачен для создания и воспитания следующего поколения. Поэтому права, способствующие формированию следующего поколения, не имеют к однополым парам ни малейшего отношения. В чужую постель заглядывать не обязательно — но если человек сам отказался от одной из важнейших обязанностей перед человечеством, он не может претендовать на права, проистекающие только из этой обязанности. Конечно, каждый народ вправе сам выбирать, как ему жить. И даже вправе ошибаться, как ошиблись французы, проголосовав за Олланда. Более того, навязывание решений извне — хоть открытый колониализм былых времён, хоть нынешний экспорт демократии — явное преступление. Это видно хотя бы по сотням тысяч смертей в Ираке после американского вторжения, в Ливии после англофранцузской агрессии, в нынешней Сирии, где народ убивают наёмники, набранные со всего света на американские и саудовские деньги. И кстати, одна из лучших новостей прошедшей недели — официальное признание поставки в Сирию наших зенитных комплексов С 300. Теперь куда труднее будет обрушить на неё демократические бомбы. Но та же Франция в последние годы слишком часто навязывала другим странам своё присутствие. А ведь какою мерою мерите — такою и вам отмерено будет. Во Франции уже миллионы потомков иммигрантов, готовых навязать французам свои обычаи. Конечно, изрядно устарелые — но чего ещё ожидать, если современным объявлено антиобщественное! Причём эту массовую иммиграцию французы подготовили сами — рождаемость там уже несколько десятилетий не обеспечивает даже простого воспроизводства населения, и без завоза рабочей силы извне хозяйство просто остановится. Однополое сожительство — не единственная причина нехватки младенцев, но достаточно важная. Но дело не только в нехватке рабочей силы. Куда важнее, что Франция — как и многие другие страны, всё ещё именующие себя развитыми — черпала немалую часть своего благосостояния из колоний. А там соответственно развитие замедлялось, народ нищал. Да и нынче куда податься тем же ливийским или сирийским арабам? Вот и стремятся они попасть во Францию и попользоваться хотя бы малой долей того, что по сути отобрано у них же. То есть замещение коренного населения иммигрантами — следствие сразу многих преступлений. А вот у нас таких преступлений в истории не было. Россия никогда не грабила присоединённые земли — скорее русский народ жертвовал многим для их развития. Мы не вели агрессивных войн. Нынешнее вытеснение русских мигрантами из других уголков былого Союза — следствие единственного преступления, совершённого восьмого декабря девяносто первого года в Беловежской пуще. Чем скорее мы избавимся от последствий ельцинизма (а заодно и горбачёвщины), тем меньше будет риск для нашей страны — России в целом, ещё недавно именовавшейся СССР — и нашего народа, ещё недавно бывшего советским.

МИНИСТЕРСТВО ЛИКВИДАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

ХОЛМОГОРОВ:
Чреда скандалов сотрясает то, что осталось от нашей науки и образования. Ответы единого госэкзамена попали в интернет. В центре скандала оказался «ЕГЭ-туризм» в Дагестан, куда ученики переводятся аж из Москвы, не говоря уж о Махачкале, чтобы за небольшие деньги выйти со ста баллами. Абитуриенты с Кавказа с аномально высокими результатами и с практически полным незнанием русского языка — уже не первый год — настоящий бич приёмных комиссий всех мало-мальски престижных вузов. И это естественное следствие нарушения простого принципа — единое правовое пространство эффективно только там, где у всех граждан единый стандарт поведения и единая культура — а в нашей стране это может быть только русская культура. Там же, где культивируются региональные особенности и коррупция считается нормой жизни, там говорить о едином пространстве бессмысленно. И липовые стобалльники должны иметь право на поступление только в пределах республики, где им эту липу выдали. Впрочем, распад системы в регионах — лишь часть процесса распада, направляемого из центра. Оказавшийся под жёсткой критикой министр образования господин Ливанов заявил, что готов уйти в отставку, если больше не сможет работать эффективно. Вопрос, однако, в критериях эффективности. Потому что если мы будем оценивать эффективность усилий Ливанова по развалу образования и науки, то, боюсь, она чрезвычайно высока.

ВАССЕРМАН:
ЕГЭ открывает возможность учиться в ВУЗе за счёт бюджета. Это сотни тысяч рублей. Тут махинации неизбежны. Спасти от них могло бы разве что массированное отчисление из ВУЗов по результатам текущего обучения. Но сейчас финансирование ВУЗов плотно привязано к числу студентов. Кто же будет отчислять, по сути, кусок собственной зарплаты? Менять надо не только технологию сдачи ЕГЭ, но и всю организацию образования — и среднего, и высшего. Для начала — хотя бы вернуться к системе, бытовавшей в советское время. Но нам из министерства образования навязывают прямо противоположную систему — ликвидацию научно-исследовательских институтов, ликвидацию Академии наук. Идею отказа от самостоятельных исследовательских организаций поддержал, впрочем, не только министр, но и умный вроде бы человек, лауреат Нобелевской премии по физике Андрей Константинович Гейм. Он сказал: «Если мы не хотим в России идти своим уникальным путём ещё раз, то других вариантов нет». Интересно, а если бы сам Гейм не пошёл своим уникальным путём, вместе со своим учеником Константином Сергеевичем Новосёловым, они бы Нобелевскую премию получили? Самостоятельные исследовательские институты — главная сила нашей науки. Правда, руководят ими чаще всего люди столь почтенного возраста, что им просто трудно сочетать собственные исследования и организацию работы других. На этой неделе во главе Академии наук Юрия Сергеевича Осипова, сумевшего сохранить в ельцинские годы почти всю академическую науку, сменил Владимир Евгеньевич Фортов, готовый возобновить поиск наилучшей организации работы научных коллективов. Правда, министерство образования и науки скорее всего будет в свою очередь искать способы воспрепятствовать этому поиску. Ведь планы работы этого министерства, как и министерства здравоохранения, сочинили либералы и либертарианцы — прежде всего из Российской экономической школы и Высшей школы экономики. А либерализм и либертарианство несовместимы с осмысленной деятельностью больших коллективов — значит, и страны в целом.

ХОЛМОГОРОВ:
Российская либеральная экономика понесла невосполнимую утрату. Покинул все свои посты и перебрался на жительство за границу бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. По этому поводу высказываются самые разные версии политологов, сводящиеся к тому, что прозападно настроенное крыло российской элиты потерпело серьёзное поражение. Но вот что обратило мое внимание. Во всхлипах плакальщиков по Гуриеву неизменно присутствует мотив: «из России бегут лучшие научные умы». И вот тут уж извините — лучшие научные умы бежали из России в девяностые годы, когда им нечего было есть. Виноваты в этом исходе, возможно, подорвавшем нашу науку безвозвратно, как раз либеральные экономисты. Один из них — тогда и сейчас — Гуриев. И если о чем и следует жалеть, так это о том, что подобные кадры вместо суда за их действительные деяния попадают в маховики придворных разборок, где порой летит голова и правого и виноватого.

ВАССЕРМАН:
Сергей Маратович Гуриев начинал свою деятельность как перспективный и вроде бы талантливый физик. В девяносто третьем закончил легендарный московский физтех, уже в следующем году защитил кандидатскую диссертацию. Первые планы реорганизации — а по сути развала — нашего хозяйства создавали без него. Он даже стажировался — в девяносто седьмом и девяносто восьмом — в столь же легендарном, как физтех, Массачусеттском технологическом институте. Но уже на экономическом факультете. Оттуда и приехал в Российскую экономическую школу, с самого начала — ещё в девяносто втором — созданную при активном соучастии нескольких крупных зарубежных центров экономических исследований. А за рубежом в те годы либертарианство считалось единственным приемлемым направлением в экономической науке. Собственно, как раз эта претензия на единственность и привела в тупик. В советское время курс политической экономии включал по меньшей мере критику немарксистских теорий, то есть давал хотя бы общее представление о них. Теперь же многие либертарианцы вовсе не знают ничего, кроме собственного канона. В таких условиях ошибки неизбежны. В частности, известный нелиберальный российский экономист Михаил Леонидович Хазин отмечает: у либертарианцев нет даже терминологии, пригодной для исследования кризисов, то есть пути выхода из нынешней Второй Великой депрессии они заведомо не могут даже увидеть. Вот и предлагают, по сути, заливать пожар бензином. Что же касается трагических фигур вроде Гуриева, растратившего несомненный талант на продвижение глубоко ложного дела, то могу только напомнить диалог из пьесы Евгения Львовича Шварца «Дракон»: «— Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чём не виноват. Меня так учили. — Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?»

ЕСЛИ НЕ ОРГАНИЗОВАТЬСЯ, ТО И ПОГОДА ОПАСНА

ХОЛМОГОРОВ:
И ещё одна важная тема. Вслед за аномально холодной весной России вполне возможно угрожает аномальное по жаре лето. О пожарах две тысячи десятого года уже и сказки рассказаны и песни написаны, но похоже, нас ждёт продолжение.

[Сюжет]

ВАССЕРМАН:
Вот ещё один пример пагубности либертарианства. Климат постоянно колеблется, аномальная жара случается так же регулярно, как и любая другая природная аномалия. Но, например, жесточайшая жара тысяча девятьсот семьдесят второго года обернулась для нашей страны несравненно меньшими пожарами, чем сходная жара две тысячи второго, не говоря уж о две тысячи десятом. Потому что в советское время действовала цельная система противо-пожарной защиты «лесов, полей и рек», как сказано в песне. В ельцинские времена она постепенно задохнулась из-за недостаточного финансирования. А в нынешнем тысячелетии разработан и вступил в силу новый Лесной кодекс, сочинённый правоверными либертарианцами, верующими в Невидимую Руку Рынка. По этому кодексу, в сущности, каждый владелец любого клочка природы должен сам заботиться о безопасности своих владений, никак не взаимодействуя с другими, оплачивая всю защиту из собственного кармана. В таких условиях заведомо невозможно спастись от стихийного бедствия — ведь размаху стихии может противостоять только размах единого общества, охватывающего всю природу единым надзором. Правда, последствия действия Лесного кодекса в две тысячи десятом принудили отменить некоторые особо разрушительные либертарианские предложения. Но до цельной системы, сопоставимой с советскими временами, ещё очень далеко. Пока мы не начнём строить новый социализм (а по техническим причинам закончить эту стройку можно не ранее две тысячи двадцатого года), любой каприз природы обернётся для нас новым вроде бы стихийным бедствием.

ХОЛМОГОРОВ:
На звание самого постыдного события месяца смело может претендовать поступок российского МИДа, отрекшегося от нашего консула в Крыму Владимира Андреева, ставшего жертвой травли со стороны странной организации именуемой Меджлисом крымско-татарского народа. Андреев рискнул напомнить о факте, отлично известном в Крыму всем: сотрудничество крымских татар с гитлеровскими оккупантами в годы войны было массовым — борьба против партизан и подпольщиков, соучастие в уничтожении евреев. Массовым настолько, что практически не осталось семей, где бы не было хоть одного изменника родины. Это и стало одним из поводов депортации тысяча девятьсот сорок четвёртого года. Когда меджлис начал против российского консула кампанию, никто не мог даже представить, что она получит неожиданную поддержку из Москвы, где заявили, что консул якобы употребил «некорректные формулировки в чувствительном вопросе». Чувствительность же вопроса в том, что уже не первый год меджлис ведёт кампанию по выдавливанию из Крыма русского населения, агитирует за возвращение к временам Крымского ханства. Сына главы меджлиса Мустафы Джемилева буквально на днях задержали за то что он из оружия отца застрелил человека. Консул Андреев, кстати, среагировал на удар в спину со стороны родного МИДа твёрдо — в знак протеста подал в отставку. И тем самым напомнил, что национальное достоинство есть не только у обиженных малых народов, но и у русского народа. И в работу МИДа России входит защищать прежде всего именно его.

А пока до свиданья,
С вами были Анатолий Вассерман и Егор Холмогоров.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (6 голосов)

Обсудить в ЖЖ

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...