Реакция Вассермана вып. 23 от 18.05.2013

Версия для печатиОтправить по emailВставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Выпуск 23. Эфир от 18.05.2013г.

Сценарий каким он был на день пятницы. Вечером его чуть переписали

Холмогоров:

Здравствуйте, с вами я, Егор Холмогоров, и вместе с Анатолием Вассерманом мы поговорим о шпионах, людоедах, современных рабах, тевтонских рыцарях и многих других диковинных вещах.

Тайная война не прерывается

Холмогоров:

Нежно любимую нами либеральную общественность очень огорчает поимка американского шпиона Райана Фогла. Ведь эта публика отлично знает, что бывают только их разведчики, рыцари демократии, и наши шпионы из КейДжиБи. Если из-за предательства проваливается сеть нашей агентуры в США, нужно злорадствовать и кричать о непрофессионализме российских спецслужб и гениях из ФБР. Если берут их шпиона в Москве, то нужно орать «ФСБ дурачит Россию». В свободомыслящих блогах до колик хихикают: зачем в век смартфонов, интернета и гугля американскому гражданину гулять по ночным Черемушкам в парике с компасом и картой. Мол, цирк да и только. Так ли это?

Вассерман:

Над париком смеются только мужчины. Женщины-то прекрасно знают: парик и очки достаточны, чтобы даже лучшая подруга и любимый муж не опознали, встретив по дороге в магазин или к любовнику. И именно в эпоху гугла и интернета, когда за передвижением каждого человека следят сотни видеокамер, для любого желающего скрыть свои действия от контрразведки обязательно умение менять внешность. А вот назначение бумажного атласа и компАса в наши дни смартфонов с навигаторами понимает только тот, кто знает: современные устройства постоянно подкачивают сведения о дорожной обстановке — значит, их можно отследить через оператора сотовой связи. По этой же причине телефон вербуемому агенту передают самый примитивный: он сообщает оператору меньше сведений. Словом, человек, знающий разведку не только по фильмам о Джэймсе Бонде, но хотя бы по нашему «ТАСС уполномочен заявить», легко увидит: как раз то, что считают признаками фальсификации, доказывает подлинность всего происходящего. И эта подлинность не удивительна: разведка была, остаётся и впредь будет жизненно важной частью системы обеспечения безопасности любого государства. И средства, необходимые для работы этой системы, с годами почти не меняются — потому что не меняется сам человек. Другое дело, что американцы, став на пару десятилетий единственной в мире сверхдержавой, обнаглели настолько, что потеряли профессионализм. Вербовать сотрудника спецслужбы всегда рискованно, а уж предлагать ему листовку, написанную в таком примитивном стиле и явно сочинённую в расчёте на массовое обращение к офисным хомячкам — гарантия провала.

Холмогоров:

Многие задаются вопросом зачем самой России понадобился этот громкий шпионский скандал? Ведь когда надо, шпионов можно задержать или выслать быстро и тихо. Тут тоже нет ничего удивительного. Ведь завербовать-то пытались сотрудника ФСБ, работающего на Северном Кавказе. Многим недоброжелателям России очень хотелось бы увидеть вместе, а то и вместо Олимпиады в Сочи теракты, окровавленные горы трупов — как в Беслане, муссирование темы «борцов за свободу Кавказа». А чтобы всё это провернуть, западным спецслужбам очень нужно иметь агентуру в рядах наших спецслужб, борющихся с терроризмом. Демонстративное жёсткое задержание Фогла — сигнал из Москвы, что игры на срыв Олимпиады мы не допустим. Так что тут чистая политика и никакой шпиономании. А шпиономания вкупе с чиновничьим идиотизмом — это и в самом деле плохо. Достаточно оценить историю пенсионера из Чувашии, против которого завели уголовное дело за очки с видеокамерой.

[Сюжет]

Вассерман:

Формально тут и состава преступления скорее всего нет: наш закон запрещает скрытые средства получения информации, а объектив на большинстве таких очков виден невооружённым глазом. Но главное — сама идея запрета скрытого получения информации тоже не работает. Особенно в наши дни, когда миллионы людей выкладывают в социальные сети такие сведения о себе, что хоть сразу бери и суди на основе собственного признания (это не шутка: такие суды уже бывали). Хотя на месте гугловских разработчиков я бы встроил в их новейшие Google Glass мигающий индикатор, чтобы те, на кого очки нацелены, видели, что их снимают. Когда в мобильных телефонах появились фотокамеры, возникла мода: снимать соседей по раздевалке в спортзале или ещё каких-то людей, считающих, что они сейчас скрыты. Тогда правительство Кореи постановило: телефон при съёмке должен щёлкать так же громко, как механический затвор фотоаппарата. Мера простая — но разумная.

Демократическое людоедство

Холмогоров:

Некоторые ухитряются сами о себе выложить признание на смертную казнь в особо крупных размерах. Четырнадцатого мая в Интернете появилась видеозапись из Сирии, на которой один из мятежных полевых командиров ест внутренности убитого солдата. Полевой командир потрошит убитого — вырезает ножом его сердце, потом лёгкое, кричит, что так будет с каждым солдатом правительства, и впивается зубами. При этом он советует своим соратникам, сражающимся против правительственных войск в Хомсе, последовать его примеру и поедать сердца и печени врагов.

Вассерман:

В эпоху активной фазы контртеррористической операции на Северном Кавказе известный либеральный журналист Андрей Маратович Бабицкий двадцать четвёртого декабря тысяча девятьсот девяносто девятого года в прямом эфире радиостанции «Свобода», где он тогда работал, сказал, что террористы «отрезают головы солдатам не потому, что они садисты и испытывают склонность к жестокому обращению с русскими, но просто они пытаются таким образом сделать войну более выпуклой, зримой, яркой, достучаться до общественного мнения». Вот и этот людоед сделал войну выпуклой, зримой, достучался до общественного мнения. Даже официальный представитель министерства иностранных дел Соединённых Государств Америки заявил: «Мы шокированы этим видео. Мы ясно заявляем, что все стороны конфликта должны следовать международному законодательству в гуманитарной сфере». Как будто раньше они не знали, что натравливают на законное правительство именно чудовищ. В Сирии, по западным данным, за время проплаченного американскими и саудовскими деньгами мятежа погибло уже девяносто тысяч человек. Герой кровавой видеозаписи ярко показал, за что нужно уничтожать таких, как он. Вот и ответ на вопрос — почему Россия поддерживает законную власть Башара Хафезовича Асада в Сирии. Война там идёт с нелюдями — местными и приезжими, в том числе, увы, и с нашего Кавказа. И чем дальше от наших границ они получат достойный отпор, чем больше людоедов перебьют там, тем спокойней будет здесь. Я уже давно говорил:

Чем дальше от родных границ
встречать возможную угрозу,
тем меньше риска ощутить
её вблизи родной берёзы.

Холмогоров:

Людоеды, кстати, угрожают не только людям, но и камням, тысячелетним историческим ценностям. Пока исламские радикалы в Египте призывают взорвать пирамиды, в Сирии их собратья уже действуют. Я тут с пользой провёл выдавшийся небольшой отпуск — ездил во Францию смотреть на готические соборы, покуда они ещё остаются соборами. И вот приобрёл, так сказать, Красную Книгу Культуры — полный список памятников под охраной ЮНЕСКО. Это конечно книга нашего национального позора — российские чиновники от культуры ухитрились добиться включения в списки меньшего числа памятников России, чем даже Эфиопия. Но не о том сейчас речь. Сирийская часть списка — довольно длинная, совпадает с местами интенсивных боёв. Под угрозой Алеппо, Пальмира, Босра, да уже и Дамаск. После того, что произошло с тоже включёнными в эту же книгу мавзолеями Тимбукту, разрушенными единомышленниками сирийских мятежников, нет сомнений, какая судьба ждёт культуру Сирии под властью людоедов.

Как заработать на рабах

Холмогоров:

Вообще в последние пару десятилетий мир дичает прямо на глазах. В Сирии едят печень врага, в Дагестане на кирпичных заводах обнаруживаются силой и обманом завезенные туда рабы. Впрочем, сейчас их, по счастью, удалось освободить.

[Сюжет. Рабы в Дагестане]

Вассерман:

Во всём мире с незапамятных времён известно: принудительный труд невыгоден. Просто потому, что на охрану приходится тратить в конечном счёте больше, чем выгадываешь на дешевизне содержания раба или заключённого. Вдобавок из-под палки работают обычно спустя рукава. Разве что в Соединённых Государствах Америки заключённых сдают в аренду — расходы на охрану несёт государство, а у предпринимателя чистый доход. Но это — один из множества придуманных там способов перекачки денег из бюджета в частный карман. Между тем в северокавказских республиках регулярно обнаруживают людей, принуждённых к труду, по сути, за скудную пищу. А раз регулярно — значит, это выгодно. Выгодно же потому, что не нужно тратиться как раз на охрану. Люди сами боятся убегать, потому что ожидают: первый же встречный их задержит и выдаст хозяину или сам заставит трудиться на тех же рабских условиях. Не могу однозначно утверждать, что кавказцы действительно поступят именно так, но экономика — наука точная, если не пытаться оправдывать ею сохранение форм хозяйствования, отживших своё, вроде свободного рынка и неограниченной конкуренции. И экономические соображения указывают: люди по всей России убеждены, что кавказцы будут их держать в рабстве или по меньшей мере помогать рабовладельцам. Тут дело не в законе — он должен быть один для всей Российской Федерации — а именно в общественном мнении. На месте руководителей и культурных лидеров северокавказских республик я бы задумался: действительно ли в тамошнем обществе заметна концентрация пособников рабовладельцев. А заодно вспомнил бы, какая судьба в истории неизменно постигает рабовладельческое общество.

Холмогоров:

Еще немного о законе, который должен быть один во всей Российской Федерации. Тут пришло очередное напоминание, что с этим у нас пока трудности. В фотоблоге руководителя Чечни Рамзана Кадырова появилось фото где к нему обращается некий Бекхан Ибрагимов. В нем без труда узнали того самого человека, который в 2011 году был осужден на шесть лет колонии за участие в убийстве сотрудника телекомпании ВГТРК Юрия Волкова летом две тысячи десятого. Это было одно из тех громких и поначалу безнаказанных преступлений, которые накаляли обстановку до предела и вызвали протесты на Манежной площади. После которых наши суды немного опомнились и убийцы Волкова и Свиридова получили приличные срока. Но тут выяснилось, что для выходцев из Чечни есть прекрасная лазейка. Никто иной как Рамзан Ахматович Кадыров добился для уголовников из своей республики экстрерриториальности. Они едут отбывать наказание к себе на родину – где бы и какой бы тяжести преступление не совершили. А там их с распростертыми объятьями ждет условно-досрочное освобождение, отсидел половину срока, вел себя хорошо, свободен. Ибрагимова освободил Верховный Суд Чеченской республики, причем с нарушениями – прокуратуре даже не дали времени обжаловать постановление. И вот уже участник громкого убийства жалуется главе национальной республики что у него вымогают взятку за получение паспорта, а тот сурово и справедливо наказывает взяточников. Вот скоро, кстати, подойдет половина срока лейтенанта Сергея Аракчеева, который по мнению многих явно несправедливо и под политическим давлением осужден был на 15 лет за убийство жителей Чечни, которого, скорее всего, не совершал. В колонии он ведет себе примерно. Посмотрим, выйдет ли он на свободу так же скоро как Бекхан Ибрагимов, или российский суд вытянетеся в струнку перед «волей чеченского народа» – ведь никакой специальной русской национальной республики с её верховным судом у нас нет, а Российская федерация от выполнения соответствующей роли, увы, уклоняется.

Фестиваль и немцы

Холмогоров:

Иногда патриотизм наших чиновников и в самом деле приобретает странные формы. Временный глава города Выборга Алексей Туркин решил запретить фестиваль исторической реконструкции «Рыцарский Замок», проходящий на территории единственного на территории Российской Федерации рыцарского замка в Выборге. Причина такой позиции чиновника — недостаточная патриотичность мероприятия, где участвует клуб с названием «Тевтонский орден». А раз с Тевтонским орденом сражался Александр Невский, значит, клуб реконструкторов — враждебная организация. И это повод, чтобы фестиваль, куда съезжаются сотни людей из России, Украины и Белоруссии, других стран, где устанавливаются контакты между людьми и странами, где прививается неравнодушное отношение к истории своей страны, взять и просто так запретить.

[Сюжет. Выборг]

Вассерман:

Поведение выборгского мэра живо напомнило мне детство. Во время игры в войну никто из нас не хотел становиться немцем, а когда кого-то всё же уговаривали взять на себя эту противную, но нужную роль, все остальные до самого конца игры смотрели на него с презрением. Тевтонский орден действительно зачастую вёл себя зверски. Жертвами его расправ были в основном предки нынешних литовцев, латышей и эстонцев. Но если сейчас никто не станет играть роль тевтонских рыцарей, другие не смогут сыграть роль их победителей. И не надо бояться, что кому-то захочется брать пример с воинов, освятивших христианским крестом поведение, какое сам бог-сын не раз провозглашал недопустимым и недостойным. Зло действительно зачастую выглядит привлекательно — но только до тех пор, пока не вспомнишь, чем заканчивается судьба злодеев. Реконструкция столкновений наших предков с рыцарями — напоминание всем нам, что злоба в конечном счёте создаёт почву для разрушения души самого злодея, ослабляет его и делает уязвимым для воинов добра. Историческая реконструкция в Выборге — да и многие десятки подобных реконструкций в других местах — раз за разом напоминает: и в прошлом, когда наше дело оказывалось правым, мы разбивали врага и побеждали. Если какой-то чиновник опасается реконструкции — он скорее всего, даже если не отдаёт самому себе отчёта, подсознательно боится, что его собственное дело не правое и его могут справедливо разбить. А нам всем — включая и чиновников — полезно почаще заглядывать в наше великое прошлое, чтобы черпать в нём силы для создания столь же великого будущего.

Холмогоров:

Не буду напоминать, что, как, и всякий сосед Тевтонский орден выступал и противником и союзником русских княжеств и не раз вместе с тевтонцами новгородцы и псковичи ходили, к примеру, воевать Литву. Не буду напоминать, что уважать бывших врагов полезно, а то можно потерять уважение к себе. Подумаешь, кого победили — каких-то рыцарей, какого-то Наполеона, какого-то Гитлера. Проблема, что наши исторические реконструкторы действительно больше увлекаются викингами, рыцарями и ландскнехтами, а не дружинниками, боярами и стрельцами — действительно есть. Но её корень как раз в том, что усилиями поколений чиновников наше восприятие истории задушено и засушено официозными схемами, что многие уверены — если чиновники кричат о патриотизме, то значит что-то украли. Поэтому защищать патриотическую ценность нашей истории надо пропагандой, а не запретами.

Почему коммунисты — не нацисты

Холмогоров:

Впрочем, пока у нас по прежнему больше в чести антипатриотическая пропаганда. Роскомнадзор вынес предупреждение газете «Комсомольская Правда» за статью журналистки Ульяны Скойбеды. Она ответила на статью известного либерального политика Леонида Гозмана. Ему не понравился сериал «СМЕРШ». По мнению Гозмана, прославлять подвиг контрразведчиков в годы Великой Отечественной — всё равно что воспевать нацистскую «СС». Ответом на это сравнение журналистка «Комсомолки» и бросила весьма неаккуратную фразу: «Порою жалеешь, что из предков сегодняшних либералов нацисты не наделали абажуров». Либеральные журналисты немедленно подняли ор выше небес об антисемитизме и оправдании нацизма. Роскомнадзор бодро отреагировал на эти крики. Возможно, и сам Гозман получил бы предупреждение, но он-то опубликовал свои нападки не в прессе, а в социальной сети Фейсбук.

Вассерман:

С Леонидом Яковлевичем Гозманом я однажды, когда ещё сам был пламенным либералом, соприкоснулся по работе. Поэтому доселе старался молчать об его деятельности. Но теперь он перешёл границу моего терпения. Прежде всего своим гомерическим невежеством. Спутать военную контрразведку в составе Наркомата обороны (а не внутренних дел!), каковой был СМЕРШ, с террористической структурой СС, с момента создания и до момента уничтожения предназначенной для физического истребления политических противников, может только человек, вовсе не представляющий себе ни войну, ни политику. Причём он не только делает из собственного невежества совершенно нелепые выводы, но ещё и публикует их, так что другие столь же несведущие могут ему и поверить. Понятно, откуда взялась его либеральнутая на всю голову фантазия. Уже не первое десятилетие во всём мире ведётся кампания приравнивания коммунизма и фашизма. Сейчас многие пошли дальше и заявляют, что коммунизм ещё хуже фашизма. Между тем тут простейшая подтасовка. Все общества имеют немало общего, но смотреть надо на различия. Нацизм призывает добиться блага своего народа ценой подчинения, ограбления, уничтожения других народов. Коммунизм же считает всех людей изначально равными. Даже бывший угнетатель может стать своим, просто изменив своё место в общественном разделении труда — это и называют ликвидацией класса. В международной кампании приравнивания коммунизма к фашизму и даже к его конкретной форме — нацизму — цель очевидна: перевалить на нашу страну вину за агрессию сперва Германии против нескольких других европейских стран, а затем почти всей Европы, объединённой под германским командованием, против нас. И любой соучастник этой кампании — несомненный — хотя и не всегда осознанный — враг нашей страны и нашего народа. Я хотя и русский, но еврейского происхождения. Поэтому хорошо помню реальные события, породившие скандальную фразу. Те самые эсэсовцы, которых Гозман приравнял к нашим военным контрразведчикам, занимались, помимо прочего, уничтожением евреев. Абажуры из них, правда, делали редко — в основном перерабатывали на утилитарные нужды. Например, женскими волосами набивали матрасы для подводных лодок. И как еврей я вправе сказать: Ульяна Борисовна Скойбеда высказалась неудачно по форме, потому что предки большинства наших либералов вели себя достойно и ничем не заслужили упомянутой ею судьбы, но по сути она права, напомнив Гозману качественное, принципиальное различие между нацистами и коммунистами: коммунисты никого не уничтожали по национальному признаку, не объявляли недостойным жизни.

Холмогоров:

Когда гитлеровцы напали на нашу страну, они разбрасывали листовки, что идут освободить русский народ от гнёта евреев, комиссаров и колхозов. Огромное большинство ненавидело колхозы. Была масса тех, кто очень плохо относился к комиссарам и готов был их перевешать. Глядя на руководящий состав компартии, вспоминая раскулачивание, расказачивание и снос церквей, многие без особой симпатии относились к евреям. Но вот только на эту гнилую разводку Гёббельса из сотен миллионов человек купились единицы. Не было массы желающих встать под знамена рейха. Даже те несчастные, что становились коллаборационистами и стирали немцам портки, делали это чтобы выжить и покушать, а не за идею. Нигде не устраивали русские на оккупированных территориях резни евреев, чем радостно занимались к примеру бандеровцы во Львове и Злочеве. Часто задают вопрос, почему Гитлер напал в конце июня сорок первого, когда оставалось всего два месяца хорошей погоды. Все расчёты германской стратегии строились именно на том, что после первого же удара Советский Союз распадётся, народ свергнет правительство, и Россия станет лёгкой добычей для расчленения и колонизации. Но ничего подобного не произошло — Гитлеру пришлось воевать с Красной Армией не руками русского народа, а руками немецких солдат и всевозможных прихлебателей. Русский народ защищая себя, свою землю и свое будущее, защитил и многие другие народы от полного уничтожения. Как говорят англичане: уже оказанная услуга ничего не стоит, а потому благодарности нам ждать глупо. Но на месте представителей спасенных народов я не стал бы оскорблять, унижать и уничтожать народ, оказавшийся единственной преградой между ними и уничтожением. А то в следующий раз вытащить из печи будет некому.

А пока до свиданья,

С вами были Анатолий Вассерман и Егор Холмогоров.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.7 (19 голосов)

Обсудить в ЖЖ

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...