Реакция Вассермана вып. 06

Версия для печатиОтправить по emailВставить в блог
 
Copy to clipboard
Close

Эфир 08.12.2012 на телеканале НТВ. Ведущие Анатолий Вассерман и Егор Холмогоров. Темы недели:
- мегапробка на М10;
- всемирная торговая дрянь;
- взгляд в карманы чиновников;
- конец света в голове.

Полный текст программы с вырезанными купюрами (выделены цветом).

ХОЛМОГОРОВ:
Здравствуйте, с вами я, Егор Холмогоров, и вместе с политологом и эруди-том Анатолием Вассерманом мы обсудим острые темы недели.

МЕГАПРОБКА

ХОЛМОГОРОВ:
«Чудище обло, позорно, огромно, стозевно и бибикай» — так мог бы выра-зиться Александр Николаевич Радищев, если бы писал своё «Путешествие из Петербурга в Москву» в наши дни. Стокилометровая пробка, созданная неожи-данной в России зимой и внезапными в это время года снегопадами, практиче-ски полностью парализовала движение автомобильного транспорта между двумя столицами. Огромное количество фур ушло в заносы и сошло с трассы, остальные — намертво встали на несколько суток. Положение на уровне пра-вительства было признано чрезвычайным и к расчистке снега решили подклю-чить не только МЧС, но и армию. Посмотрим, как это было:

[Сюжет]

ВАССЕРМАН:
События на федеральной трассе М десять указывают сразу на несколько болезней страны. Прежде всего надо отказаться от идеи прохождения трассы через города. Это годилось в эпоху гужевого транспорта, но сейчас сплошной поток автомобилей протискивается через любой город как через игольное уш-ко. На трассе таких узких мест целых шестьдесят пять. Говорят, один светофор в Вышнем Волочке удлиняет время проезда чуть ли не на час. Строительство объездов — дело не местных властей, а федеральных. Никакое следование либеральному принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих» тут неуместно. Московскую кольцевую автодорогу в советское время строило союзное министерство. Правда, реконструировали её при Лужкове за счёт Мо-сквы — но это лишь потому, что в ельцинские времена федеральная власть вообще не только не хотела, но и не умела ничего делать.

ХОЛМОГОРОВ:
В качестве ещё одной причины эксперты указывают то, что после введения в регулярную эксплуатацию пассажирских «Сапсанов» значительно упал объём грузоперевозок по железной дороге между Москвой и Петербургом. Скоростные поезда убили и региональные электрички на пути своего следования, а многие грузы вытеснили на автотрассу. М десять и без того была дорогой смерти, с обочинами, усеянными перевернувшимися фурами. Ни число полос, ни качест-во покрытия не соответствовали минимальным стандартам. А уж взяв на себя задачи железной дороги, и вовсе превратилась в ад для автомобилистов.

ВАССЕРМАН:
Вот пример того, что можно назвать модернизацией не по уму. Скоростная трасса, позволяющая за один день — а может, и за один вечер — обернуться между столицами, обязательно необходима. Необходимы такие трассы и для связи между другими городами Российской Федерации и остальной России — например, между Москвой, Киевом и Минском. Но для скоростных поездов во всём мире строятся выделенные железнодорожные линии, такие как знамени-тая французская TGV — часто даже с отдельными вокзалами. А фуры, занятые коммерческими перевозками, и обеспеченные автомобилисты могли бы пере-двигаться по платному дублёру трассы, если бы он был уже построен. Увы, в две тысячи десятом году под давлением группы политактивистов во главе с Ев-генией Сергеевной Чириковой — «Движения в защиту Химкинского леса» — Дмитрий Анатольевич Медведев, занимавший тогда ещё пост президента, на полгода заморозил строительство трассы.

ХОЛМОГОРОВ:
Да, шума вокруг Химкинского леса тогда было немало. Много кричали о том, что чиновники и коррупционеры строят себе дорогу, от которой простым граж-данам выгоды нет, а страдают белочки. Но когда, остановив строительство, стали просчитывать другие варианты, то оказалось, что предложенный Росав-тодором — самый экономичный и меньше всего бьющий по людям. Альтерна-тивные варианты, предложенные Чириковой и соратниками, либо требовали сноса целых кварталов в Химках — три тысячи триста двадцать шесть квартир, либо, как вариант с туннелем под Химкинским лесом, удорожали строительство в четыре раза — с пятидесяти до двухсот миллионов рублей. В итоге власти пришли к тому, с чего и начали — строить трассу надо через Химлес. Но время уже было потеряно.

ВАССЕРМАН:
Но не для госпожи Чириковой — она прославилась, вошла в число лидеров оппозиции, баллотировалась на выборах мэра Химок. Правда оказалось, что большинство горожан её не поддерживает, ведь перегруженная Ленинградка — настоящий кошмар для этого города — по сути, части Москвы. На пути наме-ченной трассы были коттеджный посёлок сомнительной законности да совсем уж беззаконная свалка. Владельцы столь доходных мест обычно поддерживают всякого, кто может продлить их существование. А на этой неделе Евгения Сер-геевна встретилась с министром иностранных дел Соединённых Государств Америки Хиллари Дайаной Хъю-Элсуортовной Родэм (по мужу — Клинтон). Вспоминала ли она на этой встрече водителей, стоящих в химкинских пробках, неизвестно. А вот Дмитрий Анатольевич Медведев явно чувствует долю своей вины за то, что поддавшись на шантаж и крики политических манипуляторов, отложил решение важнейшей для страны инфраструктурной проблемы. Не случайно он так много внимания уделяет разрешению ситуации с пробкой.

ВСЕМИРНАЯ ТОРГОВАЯ ДРЯНЬ

ХОЛМОГОРОВ:
А вот последствия ещё одного решения, до сих пор вызывающего сомнения в своей продуманности — вступления России во Всемирную Торговую Органи-зацию. 18 октября октября введены ограничения на ввоз продукции германских животноводческих предприятий: в местах их размещения — массовые пищевые отравления. Двадцать восьмого ноября запрещена поставка продукции латышского свиноводства — там вспышка чумы свиней.

ВАССЕРМАН:
Ещё в январе, задолго до ратификации Российской Федерацией протоколов о вступлении в Всемирную торговую организацию, Роспотребнадзор опублико-вал краткий список российских правил контроля качества продовольствия, не соблюдаемых во многих странах мира. Далеко не все указывают на содержа-ние продукции, полученной из генномодифицированных организмов. Конечно, она безопаснее обычной — но есть риск целенаправленного создания всякой дряни. А, скажем, допустимое содержание антибиотиков и других агрессивных веществ в пище у нас на порядки ниже, чем в Европейском Союзе, постоянно хвастающемся борьбой за экологическую чистоту. Теперь ВТО будет добивать-ся ухудшения наших требований к безопасности еды.

ХОЛМОГОРОВ:
Евросоюз вообще очень заботится об интересах своего аграрного сектора. Сорок процентов его бюджета уходит на поддержку фермеров. А вот у нас про-изводство качественного и экологичного мяса — пока удел бизнесменов-энтузиастов. Посмотрим сюжет.

[Сюжет]

ХОЛМОГОРОВ:
В общем получилась странная штука. Когда нас затаскивали силком в ВТО, то нам обещали, что потери наших производителей будут компенсированы вы-годами покупателей, которым достанется дешевый качественный импорт. Ока-залось, нас обманули. На иномарки, которые мы и в самом деле с удовольст-вием купили бы, вместо таможенных пошлин придумали утилизационный сбор так что их цена если и изменится, то только в сторону удорожания. Зато шквал опасной импортной еды может просто убить наш аграрный сектор.

ВАССЕРМАН:
В разгар кризиса — особенно такого страшного, как нынешняя Вторая Вели-кая депрессия — за каждым покупателем идёт охота. А каждого продавца кол-леги готовы сжить со свету. Украина за несколько лет, проведенных в ВТО, практически лишилась свиноводства — даже легендарное сало туда теперь ве-зут из Польши. Похожая судьба ожидет и российских поросят. Уже появилась информация, что из-за наплыва дешёвой европейской свинины (или свинины, которую европейцы _выдают_ за свою — переклеивать этикетки они хорошо наловчились) падают оптовые закупки у наших производителей.

ВЗГЛЯД В ЧИНОВНЫЕ КАРМАНЫ

ХОЛМОГОРОВ:
Впрочем, совершенно не удивительно, что наши чиновники не особо пере-живают о конкуренции наших фермеров с европейскими. Ведь их внимание за-нимают собственные маленькие домики — допустим, во Франции.

ВАССЕРМАН:
Королеве этой страны Марии Антонии Йозефе Иоханне Францевне Хабсбург-Лотарингской — в супружестве Марии Антуанетте Бурбон — приписывают фра-зу, стоившую ей встречи с гильотиной: «У них нет хлеба? Так пусть едят пирож-ные!» В конкуренцию с королевой решила вступить бывшая министр сельского хозяйства Елена Борисовна Новицкая (по первому мужу Скрынник). Она задер-жалась во Франции, чтобы не оказаться обвиняемой по делу восемь лет руко-водимого ею «Росагролизинга», где через учреждённую ею британскую фирму «Брайс-Беккер» и учреждённый её братом Леонидом «АгроЕвроСоюз» похище-но до сорока миллиардов рублей. Госпожа Скрынник сообщила журналистам, что домик во Франции у неё и впрямь есть — но маленький. Всего двести квад-ратных метров. Даже дети не все четверо помещаются — приходится спать на раскладушках.

ХОЛМОГОРОВ:
Что ж, квартирным проблемам отставной чиновницы могли бы позавидовать жители затопленного этим летом Крымска. Краевое начальство отчиталось, что все жители, утратившие кров, получили новое жильё. Ожидают приезда прези-дента. Он должен лично проинспектировать восстановление поселка. Положе-ние, сложившееся на самом деле, местные жители описывают ёмким словом: «потёмкинские деревни». Посмотрим сюжет:

[Сюжет]

ВАССЕРМАН:
Говорить о «потёмкинских деревнях» здесь, кстати, неправильно. Григорий Александрович получил титул светлейшего князя Таврического не за возведе-ние декораций, а за присоединение к России Крыма и его быстрое освоение. Оклеветал его тогдашний французский посол, чтобы хоть как-то поставить под сомнение грандиозные успехи России на юге. Деревни вдоль всего пути импе-ратрицы по землям, свежезавоёванным под руководством Потёмкина, были на-стоящие, заселённые настоящими же земледельцами. В те времена даже каз-нокрады умели работать куда быстрее и серьёзнее нынешних эффективных менеджеров, умеющих только распродавать за бесценок созданное до них.

ХОЛМОГОРОВ:
Ну да. Достаточно вспомнить правую руку Петра Великого — тоже светлей-шего князя Александра Даниловича Меншикова. Вор был отчаянный, но Санкт-Петербург построил. До сих пор стоит. А вот переживёт ли град Петров нынеш-них воров — или они его заморозят — большой вопрос.
Чиновников комитета по энергетике и инженерному обеспечению правительства Санкт-Петербурга подозревают в хищении средств для строительства и капремонта на три мил-лиарда рублей.

ВАССЕРМАН:
Нынешние казнокрады воруют, как сказал Михаил Эммануилович Жванец-кий, не с прибылей, а с убытков. Питерские коммунальщики клали под землю трубы, уже много лет прослужившие. Ремонт рвущихся труб обойдётся во мно-го раз дороже цены новых. Было бы, наверное, проще заплатить этим мелким жуликам всё, что они украли — хотя боюсь, они бы и тогда честно не работали. Точно так же и убытки от использования низкокачественных компонентов для космической аппаратуры на несколько порядков превышают любую возможную экономию на цене этих компонентов, ушедшую в карманы большИх начальни-ков и ещё бОльших мошенников. Нынешний казнокрад ведёт себя как воришка, поджигающий дачу, чтобы скрыть кражу бутылки водки из хозяйских запасов.

ХОЛМОГОРОВ:
Радует то, что наконец-то о фактах коррупции мы узнаём не только из разо-блачительных блогов и журналистских расследований, но и из сводок МВД, Следственного комитета и прокуратуры. Весьма любопытно, что, как только стало понятно, что речь не об единичном расследовании в министерстве обо-роны, а о жёсткой проверке десятков и сотен проворовавшихся чиновников, как либеральные эксперты, до того громче всего кричавшие, что страной правят коррупционеры, заволновались и начали выдавать оценки: мол не к добру для власти антикоррупционная кампания, рейтинг от неё упадёт. Они делают вид, что не знают — государство существует не ради рейтинга правителей, а ради решения принципиальных проблем граждан. И сейчас вопрос стоит так: либо коррупционеры-короеды догрызут остатки государства и оно рухнет — изнутри или под ударами извне, либо их остановят.

ВАССЕРМАН:
Главное в нынешней борьбе с коррупцией — то, что дела возбуждаются сра-зу по множеству ведомств. Это уже не пропагандистская кампания: для неё хватило бы и одного минрегионразвития. Причина серьёзная — мировой кри-зис. Мы слишком завязли в мировом рынке, и все его неурядицы бьют по на-шему хозяйству. Поэтому наш пирог всё время съёживается: на всю прежнюю свору лихоимцев его уже не хватает, и они оттесняют друг друга от кормушки. Вот тут-то власть и обретает возможность бить всех их сразу: каждый, пока до него не добрались, будет только радоваться, что другие попали под раздачу. Даже те, кто хищничал внутри самой власти, охотно примут участие в наездах на других. А кто и впрямь мзду не берёт, а за державу болеет — выяснится уже по итогам дела.

КОНЕЦ СВЕТА В ГОЛОВЕ


ХОЛМОГОРОВ:
Самое удивительное, что наши казнокрады не придумали какой-нибудь схе-мы распила под панические слухи о конце света. Какое-нибудь строительство бомбоубежищ от астероидов, или пара миллиардов рублей на календарную реформу. Ведь поводом для паники стал тот факт, что двадцать первого де-кабря две тысячи двенадцатого года заканчивается календарь майя. Для самой цивилизации майя конец света давно уже наступил — она не дожила даже до прихода европейцев. Но вызванный этим обрывом календаря психоз продол-жает косить наши ряды. Третьего декабря в одном из домов в Долгопрудном молодой человек с блином от штанги напал на нескольких человек. Пациент психдиспансера получил обострение на фоне апокалиптических разговоров. А в Нижегородской области полиция арестовала сорокаоднолетнюю селянку — она зарубила топором годовалого сына и своё преступление тоже списала на будущий конец света. Не случайно уже и политики и врачи говорят, что эта ду-тая сенсация зашла слишком далеко.

ВАССЕРМАН:
Любой календарь цикличен. Рано или поздно последовательность дат начи-нает повторяться. Цикл юлианского календаря, по сей день используемого не-которыми православными церквями, включая русскую — двадцать восемь лет. Цикл григорианского календаря, принятого в большинстве государств — четы-реста лет. Календарь майя сложный, и цикл в нём длинный — двадцать шесть тысяч лет. Но понятно, рано или поздно любой цикл кончается. Главное — не забывать, что календарь — дело условное, человеческое. Природа не знает понедельников и пятниц. У неё циклы другие. Например, цикл солнечной актив-ности — около одиннадцати лет. С этими циклами выдающийся советский уче-ный Александр Леонидович Чижевский пытался связать даже многие политиче-ские события.

ХОЛМОГОРОВ:
Кстати, это не первый случай в нашей истории, когда окончание календарно-го цикла породило слухи о конце света. В тысяча четыреста девяносто втором году заканчивалась пасхалия — основа православного календаря. Наступал, по исчислению от легендарного сотворения мира, семитысячный год. И огромное число людей начало ждать конца света. Кто-то распродавал имущество, кто-то убегал в леса. Находились еретики, которые говорили — вот, семитысячный год наступил, конца света не случилось, значит и всё, чему учит Церковь — ложь. Но Церковь решила проблему просто: в том же году собор постановил составить новую пасхалию, на восьмую тысячу лет. Разница с сегодняшним днём, кажется, лишь в том, что сейчас, в век науки, под все эти спекуляции пы-таются подвести научное же основание — астероиды, землетрясение, ледни-ковый период и так далее.

ВАССЕРМАН:
Все возможные природные варианты конца света давно изучены. Скажем, в ближайшую сотню лет на Землю не упадёт ни один метеорит, достаточно круп-ный, чтобы причинить серьёзные разрушения: все небесные тела такого раз-мера заметны в современные телескопы, все они уже выявлены, их орбиты изучены. Кстати, современный ракетно-ядерный комплекс достаточен, чтобы уничтожать подобные камни на подлёте к Земле, даже не посылая на них экс-педиции вроде сочинённой в фильме «Армагеддон». А наше Солнце прорабо-тает в нынешнем режиме ещё примерно пять миллиардов лет. Словом, в бли-жайшие пять миллиардов лет конца света не предвидится — а там посмотрим!

ХОЛМОГОРОВ:
А вот православное учение, которое должно быть нам как-то ближе календа-ря майя, говорит, что конец света будет событием политическим. Сперва жизнь человечества деградирует до состояния Вавилона — всепоглощающая страсть к наживе, разврат, извращение самой человеческой природы. А потом, когда люди взвоют от этого бардака, явится антихрист и предложит им строжайший и жесточайший порядок. Но лишь ценой отречения от христианства и кровавой расправы над верующими. И лишь после трёхлетнего ужасающего гонения на церковь настанет пора чудес связанных со вторым пришествием Христа. Зем-летрясения, войны, пожары, будут лишь аккомпанементом этого политического детектива. Так что торопиться некуда. По количеству корысти и разврата наша жизнь, конечно, всё больше напоминает Вавилон. Но даже если антихрист во-царится прямо завтра, раньше чем через три года вся эта история не закончит-ся. А вернее всего — она продлится ещё не один век, а может, и не одно тыся-челетие.

Главное нам не повторить судьбу древних майя — не устроить своими рука-ми конец света в отдельно взятой стране.

А пока до свиданья, с вами были Анатолий Вассерман и Егор Холмогоров
 

 

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (5 голосов)

Обсудить в ЖЖ

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...