Без вопросов - эфир от 10. 09. на РСН

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

И. ИЗМАЙЛОВ: Сегодня в студии «Русской службы новостей» публицист Егор Холмогоров. Последние часы СМИ и социальные сети живут тем, что вышел IPhone 6. Все эти разговоры несут ли в себе какую-то ценность в глобальном плане развития человечества?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я в очереди за ним не стою, хотя мне придётся его купить практически сразу, потому что почему-то IPhone 5, который у меня сейчас, он в последнее время стал очень быстро разряжаться. Я бы поменял раньше, но решил дождаться шестого. Хотя и дизайн, и то, что они говорят, мне особенно не нравится, но будем надеяться, что батарея у него будет нормальной. IPhone – очень удобное устройство для человека, активно живущего в социальных сетях. Это его главное преимущество, оно не столько в организации связи, не столько в плане полезных программ, а, прежде всего, это очень удобный сетевой коммуникатор, на который ещё и по совместительству можно звонить, с него можно писать статьи, тексты в Facebook, писать сообщения в Twitter. Это главное, для чего это нужно, но насколько продержится и просуществует бренд IPhone после кончины Стива Джобса, не понятно. Всё-таки на каждом продукте создатель откладывает свой отпечаток. Одно дело были автомобили при Генри Форде и совсем другое дело сейчас. Точно также, возможно, IPhone без Стива Джобса прежней популярностью не будет пользоваться. Единственное, что меня поражает – я не представляю механизмов ценообразования, но очень странная тема в том, что в Америке и Европе эти аппараты будут продаваться по 200, 300 долларов, а у нас обещают, что за них будут требовать в районе 30 тысяч рублей. Это, конечно, грабёж. Кажется, что здесь самой главной санкцией было бы не запретить ввоз IPhone, а наоборот ввести ввоз примерно по западным ценам.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вообще все эти разговоры, на Ваш взгляд, это привлечение внимания? Это интересно подобранная бизнес-модель или стремление человечества, общества, народов к развитию какому-то?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Человечество последние столетия склонно к товарно-потребительскому фетишизму. Грубо говоря, нечто хорошее воплощается в определённом предмете потребления. Так было и в древности. Царь награждал соболиной шубой с плеча или золотой гривной. Сейчас в моде более утонченные потребительские товары, и IPhone стал таким потребительским товаром, фетишем, но сколько он продержится в этом качестве, не ясно. Мне кажется, ему недолго осталось. Через три-четыре года наступит усталость от этого фетиша, и будет хотеться чего-то другого. Возможно, им удастся удержаться на этом рынке, но я не такой специалист по бизнес-стратегиям IT-компаний, чтобы это констатировать.

И. ИЗМАЙЛОВ: Последние сутки блогосферу взорвала новость об Обаме, мнение американцев об Обаме, что он неудачник.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это правда. До этого абсолютным неудачником считался другой президент – демократ Джимми Картер, при котором США упустили революцию в Иране. Был знаменитый захват иранского посольства, были заложники, которых американцы не смогли освободить. Это был очень жёсткий щелчок по носу, и Картер провалился после первого срока, уступив место Рейгану. Он считался эталоном слабого президента. При этом Картеру хотя бы удалось сохранить репутацию порядочного человека. Основные претензии сводились к тому, что он не допустил эскалации насилия. Обама получил авансом совершенно непристойную Нобелевскую премию, после чего развязал серию ужасных революций на Ближнем Востоке, которые стоили тысячи жизней. Затем это превратилось в войну в Сирии, которую инициировали тоже США, и это уже десятки, сотни тысяч жизней, миллионы беженцев с обеих сторон. На этой войне как гнойник появилась организация «Исламское государство», которая уже сейчас представляет собой объективную угрозу всему человечеству. Американцы запоздало бросаются с ней бороться. Обама при этом всё время врёт. Он, с одной стороны, достаточно слаб, он не может себе позволить как бы по-настоящему агрессивно брутальной политики интервенций – при Буше младшем они уже обошлись Америке достаточно дорого – он всё время провоцирует, ссорит всех со всеми, всё время врёт. За это народы расплачиваются тысячами, десятками тысяч жизней. Скоро пойдёт счёт на миллионы жизней. Собственно, ситуация на Украине, которая перетекла в ситуацию войны на Донбассе, уже обошлась тысячами жертв мирного населения. Я уже не говорю о потерях среди ополчения, о колоссальных потерях украинских карателей. Там половина, террористические батальоны, их особо не жалко, но есть срочники, которых жалко всем, включая убивающих их ополченцев. Даже они стараются по возможности срочников не убивать, но при этом приходится. Всё это на совести лауреата Нобелевской премии мира Обамы. Американцы это прекрасно понимают. У них претензии отчасти противоположные – «а чего он их всех не замочит». Они чувствуют главное – несоответствие политики и результата. Обама постоянно говорит о мире, получаются потоки крови, которыми США уже практически не могут управлять. Один факт – когда убили первого журналиста, появилась интереснейшая информация, что они его убили не сейчас, а год назад. А что это значит? Год назад эти исламистские сирийские были фактически союзниками Обамы, из-за которых он чуть не начал войну с Сирией, он чуть не начал войну с Асадом за них. Он в это время перерезали горло американским журналистам. Очевидно, что президент, у которого такое происходит, – это политическое и при этом нравственное ничтожество.

И. ИЗМАЙЛОВ: Здесь интересно будущее Обамы на этом фоне. Во вторых, восприятие американцами своей страны, своего государства в контексте внешне мировой политики. Меняет ли это их воззрение на себя самих, этот великий град на холме, который они провозглашали.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Американцы по-прежнему одержимы собой, и они всё ещё считают, что дело в том, что Обама слабый правитель, что дело не в том, что плоха сама американская политика, а то, что он слаб. Есть некоторый шанс на то, что они в результате решаться попробовать другую модель. Они могут, республиканцы, выдвинуть сына Рона Пола – Рэнда Пола, который вообще предлагает отказаться от империалистической политики и сосредоточиться на внутренних проблемах, строить отношения с другими странами на принципах уважения, а не на принципах агрессии. Если они пойдут по этому пути, то будет невероятно, что американская олигархия пустит Рэнда Пола в президенты. Уже хорошо то, что провал Обамы, скорее всего, за собой потянет Хилари Клинтон. Вряд ли при таком провале Обамы кандидат-демократ сможет выиграть следующие президентские выборы, а Клинтон настолько был неприятный персонаж во всей международной политике, потому что вокруг неё люди, которые по-прежнему думают, что они в 1990-ых годах. Они считают, что была прекрасная Россия при Ельцине, «она нам всё сдавала, нужно, чтобы Россия была такая же, давайте работать в этом направлении». Это конкретно наши враги. Если у Клинтона не будет шансов стать президентом, то это уже будет хороший для нас результат.

И. ИЗМАЙЛОВ: Теффт прибыл в Москву, уже пообщался. Чего Вы ждёте от него? В ближайшее время как он себя проявит?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Раньше посол назывался почётным шпионом. Американские послы в России – это именно они. За последнее время наше государство прилагает серьёзные усилия, чтобы снизить поле маневра для их работы внутри нашей страны и для их воздействия на внутриполитическую ситуацию в России, потому что кто-то хорошо пошутил, что государственный переворот не происходит только в тех странах, где нет американского посольства. То есть в этом смысле это та организация, за которой нужен серьёзный присмотр.

И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте переместимся на Украину. Вы уже коснулись того, что происходит на Донбассе. Порошенко внесёт в парламент предложение об особом статусе двух народных республик и отказ от особого статуса в составе Украины. Временное хрупкое перемирие, которое есть, ставит вопрос, как наладить и вернуть мирную жизнь в этот регион.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Что касается особого статуса, то, как заявил помощник Порошенко Луценко, это будет особый статус, который касается только территорий, которые они занимают, некоторых районов, как они выразились, грубо говоря, по нынешней границе. Понятное дело, что народные республики это категорически не устраивает, потому что не освобождён Мариуполь, потому что на севере украинские войска фактически нависают над Горловкой, над Донецком. Они по-прежнему в Дебальцево, то есть имеют возможность перерезать связь Донецка и Луганска. Они достаточно близко к Луганску. Главное, что происходят всевозможные маневры, которые заставляют думать о том, что Украина готовится к контрнаступлению, потому что в их логике, в их мифологическом мире вторглась российская армия, нанесла им поражение. Потом она вышла, теперь можно попытаться снова ударить по ополчению. Если продолжать эту логику, то у них нет никаких гарантий, что армия назад не вернётся. Во-вторых, ополченцы уже тоже не те. Они уже не ополченцы. Понятное, что если Порошенко начнёт контрнаступление, то он подпишет себе этим смертный приговор, потому что лично эмоционально Путин ему этого не простит.

И. ИЗМАЙЛОВ: Порошенко отрицает. Он сегодня говорил, что эти передвижения не для того, чтобы перегруппироваться, а потом нанести удар.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Будем смотреть. Что касается мирной жизни, то главный вопрос не столько перемирие, но то, что угрожавшим украинским группировкам нанесено поражение. Теперь это ставит вопрос о том, как наладить мирную жизнь. Сейчас на первый план выходят мирные задачи, а там очень серьёзные проблемы. Причём они не сводятся к отсутствию света, воды, связи. Я очень много поговорил с людьми из Донбасса с самых разных лагерей, и все говорят одно и то же: главная проблема – это криминал, жителей со всех сторон грабят. Там, где оккупирована Украина, там бесчинствует нацгвардия. Они творят то, что уму непостижимо. О расстрелах мне тут рассказали – в Славянске вычислили и схватили всех, кто даже воды просто ополченцам дал попить. Всех расстреляли. Там очень специфическая была обстановка. С другой стороны, то, что происходит сейчас и то, что можно назвать в наших тылах, больше всего напоминает 1918 год – гражданская война, махновщина, зелёновщина из серии «белые придут грабить, красные придут грабить». Фактически на пике, когда было тяжелее всего, вместо нормальной системы налогообложения возникла система само обеспечения ополченческих отрядов. Они приходят и говорят «давайте нам деньги, продукты», но одно дело, когда это люди делают для дела, потому что по-другому никак нельзя, но мы же понимаем человеческую натуру, что кто-то входит во вкус. Какие-то подразделения вошли во вкус настолько, что линия фронта передвинулась, а они «а чего мы пойдём на фронт, нам и здесь хорошо, деньги дают, кормят и всё отлично». Фридрих Великий говорил, что человек с ружьём за 2 километра от линии фронта – это дезертир, которого надо расстреливать. Сейчас в Донбассе очень важно ввести такую же формулу, что если вы воюете, то воюете на фронте. Если вы не на фронте, то вы не должны ни воевать, ни ходить с оружием, ни заниматься какими-то реквизициями и грабежом, потому что это подрывает моральный дух населения, которое должно поддерживать людей. Это подрывает, например, ту же самую ситуацию под Мариуполем. Одно дело ждать входа регулярной российской армии, как они думают, а другое дело ожидать входа тех, кто может отобрать автомобиль. На Донбассе нужна декриминализация тыла, наведение нормального административного порядка, там нужны нормальные государственные органы. Грубо говоря, от той же России осуществляется гуманитарная миссия, но точно также им нужно помочь кадрами нормальных исполнительных чиновников, следователей, полицейских, прокуроров и так далее. Фактически там нужна гуманитарно-полицейская миссия. Они же фактически снесли всю старую элиту, потому что она представляла собой либо олигархов, либо они представляли «Партию регионов», что, в общем, одно и то же. Новая элита – это пока только военные, для которых главное кормить своё подразделение.

И. ИЗМАЙЛОВ: А почему, хотя прошло уже больше полугода, не начинается строительство государства?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Большую часть этого времени занимало существование на грани жизни и смерти, когда у них были украинские части в тылу, были артобстрелы, Луганск и Донецк находились на грани падения. Реально ситуация начала разрешаться последние три недели. Заметьте, сразу появилось, что называется, больше ходоков в Москве с Донбасса с одной просьбой – избавьте нас от криминала, спасите, пришлите серьёзных государственных деятелей, не присылайте государственных деятелей, которые воспринимают нас как овец, которых можно постричь и бросить.

И. ИЗМАЙЛОВ: Фильмы, которые мы видим, из двух республик – нет еды, проблема с гривной, валюта не печатается, они не могут купить продовольствия. Это всё гуманитарные поставки.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Всё это будет решаться через нормализацию отношений с Украиной или же через фактическую интеграцию с Россией. Я сторонник второго, пользуясь тем, что у нас есть общая граница, что она находится под контролем ополчения, что пусть они лучше врастают в нашу систему, переходят на рубль, будет открыта зона свободной торговли, чем они будут врастать в систему Украины и тогда тихо отползать туда. Никто не хочет назад. Надо понимать, что они жалуются сквозь зубы на все свои проблемы, что порядка нет, но задаёшь прямой вопрос «может быть, с Украиной легче?», ответ «нет». У людей очень жёсткая идеологическая установка. Назад мы не хотим. Никакой Украины быть не может, но дайте нам нормальный порядок, чтобы мы пошли вперёд, потому что сейчас люди, которые не затронуты этой войной, пусть Мариуполь, Харьков, им не очень хочется, чтобы пришёл тот беспорядок, что в Донецке и Луганске. Им хочется, чтобы вместо украинского пришёл новый русский порядок.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вчера появился отчёт о ситуации с Боингом. Что он изменил в отношении к Украине?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Там так всё сформулировано, что самолёт развалился в воздухе. Мне это напоминает историю, когда были отважные джигиты, которые били людей, человек отлетал, бился головой об асфальт, потом умирал. Потом наша экспертиза доказывала, что он умер не от удара, а от падения на асфальт, а это типа не то же самое, и на этом основании его отмазали. Этот отчёт выглядит точно также. Самолёт столкнулся с непреодолимыми препятствиями, с многочисленными объектами высокой энергии и развалился в воздухе. Хорошо, что не в столб врезался. На самом деле, нет ответов на главные вопросы. Что это были за объекты? Была ли это пулемётная очередь или поражающие части ракетного комплекса? Непонятно, был ли он сбит летающим объектом или ракетой. Моя гипотеза, что это был украинский самолёт, но есть и авторитетные эксперты, которые полагают, что это могла быть ракета, причём специально подведённый к ополченцам Бук с сознательной целью подставить. Есть люди, которые вообще считают, что речь идёт о комбинированном поражении, то есть выстрелили ракетой, попали, но не добили, и тогда решили добивать в воздухе. Факт состоит в том, что из отчётов становится совершенно понятно, что реальной заинтересованности в расшифровке этого случая, нет. Её нет потому, что обвинения в адрес России уже прозвучали, и до тех пор, пока нет внятного ответа, их всегда можно замылить и оставить упрёки в адрес России не договоренными. В случае, если появятся чёткие отчёты, то придётся обвинять Украину, но этого, видимо, никто не хочет.

И. ИЗМАЙЛОВ: Неожиданные события разворачиваются в Шотландии. Если так произойдёт, что они станут независимым государством, как это изменит общеполитическую повестку?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это будет серьёзная геополитическая революция в Европе. Шотландская независимость исчезла в 17-18 веках. Но с другой стороны на неё есть все исторические права. Шотландия гораздо дольше была независимым королевством, чем входила в состав Великобритании. Просто в какой-то момент они не смогли противостоять военному и политическому давлению Англии, а главное их очень заинтересовала идея британской империи. У меня об этом даже вышла статья в «Известиях». Называется «Будущее Югобритании», в одно слово. Потому что если Шотландия отделиться, то будет Югобритания. А кто-то шутит Мелкобритания, но это обидно. Шотландцев заинтересовала империя потому, что они были главными выгодополучателями, ещё больше, чем сами англичане. Они рассеялись по всему миру, они были колониальными чиновниками, они были моряками, и им это очень нравилось. Сейчас империи нет, а от имперского наследия Британия несёт одни убытки. Например, миграцию и так далее. Шотландцам это совершенно не нужно, они хотят быть полноправной престижной страной Евросоюза типа Дании или Норвегии. Главное событие – то, что из теоретической плоскости эти разговоры перешил в практическую, потому что более 50% уже готовы проголосовать за независимость. Для Британии это будет катастрофа. Сама конструкция государства была построена на союзе Англии и Шотландии. Они не сумеют удержать Северную Ирландию. Её придётся отдать в состав республики Ирландия. Не понятно, что будет происходить с самосознанием англичан. Они привыкли к тому, что они британцы. Им часто говоришь «вы англичане», они отвечают «мы British».

И. ИЗМАЙЛОВ: В Шотландии тоже говорят мы British.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нет. Шотландцы всегда говорили, что мы шотландцы. Англичане говорили, что они британцы. Вдруг теперь им придётся осознать себя англичанами. Англичане – это немного другой народ, чем британцы. У него другая история, другое самосознание. Например, если Британия как целое была очень анти европейски настроена, то англичане всю эпоху, которую существовали отдельно, занимались только тем, что воевали с Францией и пытались у неё что-то отнять. Вряд ли они сейчас пытаются что-то отнять, но воевать с ней политически точно начнут. В этом смысле я не увлекался бы слишком параллелями. Нам априори кажется, что шотландцы хорошие, а англичане плохие и наши враги. Я не исключаю возможности того, что Шотландия, отделившись, окажется одним из враждебных государств России в Евросоюзе. Но, конечно, при этом всё равно их пример того, что можно объективно нормально, без конфликтов и войн, отделить один народ от другого – это колоссальный пример для Крыма, не признавать референдум которого после этого будет уже просто смешно. В общем, и для Донбасса тоже. Когда одна нация хочет расторгнуть союз с другой, вполне можно ей не препятствовать. Это вызовет, конечно, реакцию по принципу домино, потому что тогда очень серьёзные проблемы начнутся у Испании с Каталонией. Каталонцы очень хотят отделиться, а позиция испанского правительства гораздо более жёсткая, чем Англии по отношению к Шотландии. То есть испанцы вряд ли начнут бомбить, но они настроены на достаточно жёсткие меры вплоть до того, что применить полицию, чтобы отделения не допустить.

И. ИЗМАЙЛОВ: Главный вопрос – дадут ли Шотландии выйти?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если они проголосуют, то придётся предоставить эту возможность. В этом смысле британские демократические механизмы работают. Другое дело, что вполне вероятно, что после этого Англии начнёт всерьёз ставить Шотландии палки в колёса при приёме в ЕС, в НАТО, если Шотландия захочет быть там. На самом деле, я думаю, что всерьёз этого не произойдёт, потому что они прекрасно понимают, что если эти палки в колёса будут ставиться, то это будет наносить ущерб престижу ЕС и ущерб престижу НАТО. Думаю, что у шотландцев всё будет нормально.

И. ИЗМАЙЛОВ: Вот эта политика двойных стандартов останется, на Ваш взгляд?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Конечно, останется. Но при этом риторически наша позиция будет сильнее. Я когда был на конференции в Ялте, посвящённой Новороссии, приехал бельгиец, он валлонец, то есть бельгийский француз, и он сказал, что поддерживает Крым и Новороссию, потому что сам хочет, чтобы Валлония воссоединилась с Францией. То есть Бельгия – это немного искусственное образование, составленное из фламандцев, которые ближе к голландцам, и валлонов, которые ближе к французам и говорят на французском языке. Бельгия на грани раскола живёт давно. Возможно, она наконец-то эту грань перейдёт.

И. ИЗМАЙЛОВ: Запущен механизм демонтажа Европы.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Запущен механизм демонтажа всех структурных подразделений в Европе, где государственные границы проходят не столько по национальным, сколько по политическим и географическим соображениям. Например, Бельгия – это страна, которая существует только потому, что Англия очень не хотела, чтобы Франция контролировала ближний к Англии участок Ламанша. Это продукт абсолютно искусственной политики. Скажем, Испания – Кастилия и Арагон – там абсолютно естественно слились в какой-то момент вместе, но выяснилось, что большая часть Арагона, Каталония, там живёт другой народ, который и при королях, и при республике, и при Франко и сейчас всё равно помнит о том, что они отдельный народ и хотят собственной государственности. Мне интересно, где, когда и с кем будет играть в этом случае Барселона, в чьей футбольной лиге, но, тем не менее, каталонцы этого хотят. Насколько этот механизм зайдёт дальше, я не знаю.

И. ИЗМАЙЛОВ: Давайте переместимся в Москву. Предстоят выборы в Мосгордуму. Насколько они ценны для москвичей, для города и нет ли опасности, что на выходе окажется совсем маленький процент пришедших голосовать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не пойду совершенно точно. Я москвич чисто формально, живу даже не в Москве, а в Московской области, но, по сути, эти выборы, что называется, удалось лишить всякого позитивного содержания. Единственное, что в каком-то округе я, может быть, за кого проголосовал, так это за Сергея Николаевича Бабурина, потому что это очень достойный человек, лично мне симпатичный, а так, в целом, выбор между довольно безликими представителями того, что называется, партией власти, и совершенно ужасными и чудовищными представителями оппозиции. У нас в округе идёт Ольга Романов. Это автор фразы о том, что военные мемориальные кладбища – это кладбища для домашних животных. Ели была бы хоть какая-то вероятность, что она пройдёт, я бы приехал проголосовать против неё. Количество молодых политиков, которые хоть как-то интересны на этих выборах, штучное. Их единицы. А так говорить не о чем.

И. ИЗМАЙЛОВ: Есть понимание того, что эти выборы могут что-то изменить?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Грубо говоря, у нас по-прежнему система, которая управляется в каждом регионе одним лицом. Может быть, исключением сейчас станет Крым и Севастополь, где как по моим наблюдениям, предвыборная кампания идёт так, что там будут реально многопартийные законодательные собрания, где возможна достаточно жёсткая борьба партий и фракций. В том же Севастополе обозначился конфликт между Алексеем Чалым и губернатором Меняйло. В какую сторону там пойдёт политическое развитие, я не знаю. Может быть, это будет хорошие эксперимент, и мы посмотрим, насколько сейчас в России, в регионе, годится реальная плюралистическая демократическая модель или нам всё нужно держать в одних руках, потому что всё разваливается.

И. ИЗМАЙЛОВ: Акунин заинтересовал появлением своего учебника истории.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это, слава богу, не учебник. На нём даже стоит штамп «16+». По закону эта книга не должна попадать детям в руки.

И. ИЗМАЙЛОВ: А как тогда?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это попытка продать под этим брендом свои исторические изыскания. Я год назад отзывался на первый том этого сочинения предельно иронически, если не сказать издевательски. Читатели могу набрать – Егор Холмогоров «Триумф полузнания». Найдут мою подробную рецензию на первый том. Там были очень смешные вещи из серии того, что славянский бог солнца Даждьбог был обозван им богом дождя, заявлено, что древние славяне были по преимуществу свиноводами. Хотя у нас есть жёсткие археологически раскладки по каждому славянскому поселению, где видно, что более 50% был крупный рогатый скот. Я тогда даже играл со знакомым в игру – вы даёте мне любую страницу, и я нахожу на ней ошибку. Второй том в этом смысле не сильно отличается, но он идеологически очень вредный. Фактически он начинается с утверждения, что в тот период, когда Русь захватили монголы, страны с названием Русь не существовало. То есть с 13 по 15 век её не было вообще, что Русь входила в состав китайской империи Юань, что всё худшее, что появилось в этот период, заимствовано от монголов. То есть такая противоположность построения Фоменко, который говорит, что не было никакой орды. А Акунин говорит, что не было никакой Руси. Это абсолютно абсурдное и невежественное утверждение, потому что достаточно взять тексты того времени. Есть книга знаменитого итальянского путешественника Марко Поло, написанная в самом конце 13-начале 14 веков. Там есть целая глава, которая так и называется «Страна Рос». Есть десятки других источников, которые покажут, что все прекрасно знали, что есть страна Русь, что она существует и не является в чистом виде частью монгольской империи. Когда утверждается прямым текстом, что Руси не было, это откровенная акунинская русофобия.

И. ИЗМАЙЛОВ: История российского государства, в котором российского государства нет.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Два столетия России вообще не было. Там повторяется множество совершенно стандартной русофобской клеветы, например, миф, что монголы пришли на Русь, чтобы отомстить за убийство монгольских послов перед битвой на Калке. В своё время эту версию с пустого места выдумал Лев Николаевич Гумилёв, который очень любил монголов, и ему хотелось их оправдать, что они не просто так на Русь напали, что у них были веские причины из серии «кушать не могу, надо отомстить». На самом деле, это совершенно не так. Восточные источники монгольские это убийство послов не заметили. Для них, для монголов, это убийство послов было абсолютно в порядке вещей. Предок Чингисхана Хабул-хан убил китайских послов. То есть если бы эта тема, что монголы считали всякого, кто убил послов, проклятыми, существовала, получалось, что сам Чингисхан и его роды прокляты. Тему про то, что кто-то убил монгольских послов, заметили сами же русские. Написал об этом наш совестливый летописец. А у монголов была задача просто громить всех тех, кто попадается им на пути. Когда они напали на Русь, то они напали не для того, чтобы за что-то отомстить, хотели её завоевать, грабить, чем, собственно, занимались следующие несколько столетий. Там в совершенно отвратительном ключе поданы московские князья, по каким-то устаревшим текстам украинского историка Костомарова, который вообще был страшным москвофобом, за что его и критиковали коллеги ещё в 19 веке. Там буквально страницы злобные переписаны, что Дмитрий Донской был ничтожеством, Иван Калита был коварным подлецом, Василий Тёмный был ничтожеством.

И. ИЗМАЙЛОВ: А для чего он это делает? Какая есть цель?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это установка на снижение нашей национальной самооценки – вы не думайте о себе слишком много, вас монголы завоевали, и вас не было. В древности вы жили со свиньями, потом вас завевали монголы, потом все ваши князья были ничтожеством и подлецами. Сейчас будет следующий том. Там будет Иван III, Иван Грозный.

И. ИЗМАЙЛОВ: Акунин не сопоставляет себя со страной.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Фактически он сейчас заявил о миграции из серии «деньги я буду получать по-прежнему у вас, но жить я с вами не могу, уеду во Францию». Но проблема в другом – в том, что, к сожалению, так же как со случаем Макаревича работает эффект «пипл хавает», что всё равно люди приходят и покупают эти тексты, надеются что-то там почерпнуть при том, что это просто неряшливо написанная книга. К ней не приложена библиография. Научным трудом это не является. Ссылки на исторические источники даются в виде «в Летописи сообщается». Существует несколько сотен русских летописей. Только основных летописей несколько десятков. У каждой из них есть своё название и своя степень достоверности, свой автор.

И. ИЗМАЙЛОВ: Не так просто к каждой из них в архиве получить доступ.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Совершенно верно. Когда утверждается «в летописи» - это всё равно, что если бы мы сейчас «по радио сказали», «в газете написано».

И. ИЗМАЙЛОВ: Попытка преподнести историю без ссылок сейчас сработала на Украине. На той молодёжи, которую пичкали всё это время, на чём она выросла. Какое-то поколение может попасть на эту удочку.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нам очень важно сейчас то, что французские историки называли «борьба за историю», - создать нормальную линейку книг, учебников, которые воспитывали бы нормальное сознание с чувством достоинства и гордости в полную противоположность акунивщине, которая подавляет это чувство, унижает фактически читателя, чувствующего себя причастным к русской истории. Нам нужно в истории то, что называется революцией достоинства.

И. ИЗМАЙЛОВ: Спасибо.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.9 (13 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...