Речения: Из разговора с Анатолием Вассерманом на радио Комсомольской Правды

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Вот аудио: http://www.kp.ru/go/http://s1.stc.all.kpcdn.net/f/170/arch_file/80/64/66480.mp3

 
 
К сожалению, расшифровка сделана безобразно, с большим количеством смысловых опечаток ("мистер Махно").

Приведу только некоторые наиболее интересные на мой взгляд свои высказывания. Вторая часть, впрок, которую мы записали, надеюсь тоже скоро выйдет. Она в каком-то смысле гораздо интересней первой.

Национализм - лекарство против социального распада.
- Откуда в современной России такой подъем движений, течений, связанных с национализмом? Это связано, на мой взгляд, не столько с межнациональными проблемами, с межнациональными конфликтами, которых у нас в обществе, действительно, много.
 
Это связано с практически полной смертью за постсоветский период тех технологий, способов, которые объединяют людей вместе. У нашего общества осталось очень мало причин для того, чтобы быть вместе, друг с другом, помогать друг другу. Очень мало поводов для социальной солидарности. А без нее общество существовать не может.
 
Наступает ситуация, которую французский социолог Эмиль Дюркгейм, один из основателей научной социологии, назвал «аномией». Ситуация, когда люди перестают своим поведением поддерживать социальные нормы, законы, правила вежливости, правила взаимопомощи. Порядок и так далее.
 
И наше общество сегодня, сверху донизу, к сожалению, проникнуто аномией. Сейчас мы оказались в ужасной ситуации, когда тех поводов, по которым мы можем сказать друг другу «Ты мне брат», «Я тебе помогу», «Я для тебя что-то сделаю», «Мы с тобой заодно», то что Киплинг выражал формулой «Мы с тобой одной крови», если помните, там эту фразу говорят друг другу волчата и человеческий детеныш.
 
У нас этих поводов очень мало. И в этой ситуации идеи национализма оказались естественным спасательным кругом для людей, у которых устремленность к этому чувств у солидарности есть.

Национал-демократия как единственный живой либерализм
Нацонал-демократия стала, как не парадоксально, осталась последним еще как-то живым и кого-то интересующим в России оплотом нормального либерализма. Потому что здесь идея политической свободы увязывается с идеей, скажем, свободы нации, как целого.
 
Потому что совершенно понятно, что любая свобода, о которой так любят поговорить наши либералы, она возможна только в обществе. Позволю себе дать маленькую ссылку.
 
Если наши уважаемые слушатели наберут запрос«Холмогоров. Свобода и общество», они найдут мою небольшую статью, посвященную именно этому вопросу. Что любая свобода возникает только тогда и только там, когда довольно большое количество людей готовы бесплатно помочь. Эту помощь мы чаще всего не видим, потому что люди это сделали для себя это.
 
И для нас в том числе. Она очень важна и очень значима. Если бы человек вынужден все делать для себя, он в современном мире не мог бы ни поесть хлеба, ни одеться. Тем более, не мог бы себя защитить. Скорее всего, прискакали бы какие-нибудь кочевники и его угнали бы в рабство. И на этом его свобода бы закончилась.
 
И нация, как исходное ядро в виде его кровнородственного сообщества, и более широкое ядро в виде совокупности тех людей, которые по общим законам живут в едином государстве, зачастую еще более общее – совокупность людей, которые живут единой культурой, даже если, по тем или иным причинам, разделены государственными границами, как произошло с русским народом в последние двадцать лет.
 
Сначала нас убедили в том, что существует не один народ, а три разных народа – русские, украинцы и белорусы, потом разделили государственными границами. Причем, еще и часть тех, кто числился русскими в узком смысле этого слова, тоже оказались за этими границами. Причем, это огромная часть. Это 20 миллионов человек.
 
Мы поговорили о связи национализма и демократии. Очень часто представляют эту связь неправильной. Конечно, есть безумные люди, которые считают, что национальная демократия в России должна состоять в том, чтобы нравится демократическим странам Запада.
 
Но, на самом деле, если национальная демократия существует и имеет право на существования, то совершенно в другом качестве, в качестве права народа на непосредственный контроль за теми, кто нами управляет. Право на спрос с них, право на то, чтобы вынудить их считаться с нашим мнением. Потому что с нашим мнением они часто не считаются ни по одному из вопросов.

Европа как наше пространство и как наша "княгиня Марья Алексевна"
Существует несколько точек зрения на то, что такое нация. От представлений о том, что оно совпадает с этносом, с любой исходной этнической культурной группой и так далее, до того, что нации, скажем, придумали в Западной Европе довольно поздно, в 18-19 веках.
 
Каждая из этих точек зрения по-своему имеет право на существование. Даже если взять вторую точку зрения, то почему такие структуры, как нации, которые иногда живут мирно друг с другом, иногда ведут жесткую конкуренцию, воюют стали основой того образа жизни, который выработался в течение многих веков именно в Европе, причем, не только в Западной, но и в Восточной, к которой относится Россия, было повышенное количество вариантов возможного развития и поведения тех или иных человеческих общества.
 
Можно было жить, как испанцы, как французы, как англичане. И одна из проблем западной русофобии состоит в том, что они упорно отказываются принять тот факт, что русская модель поведения, способ жизни – это один из тех многообразных вариантов того, как могут жить народы более или менее европейской культуры.
 
Они отказываются это принять. Это очень глубоко в них сидит. Я очень часто спорю с тезисом, что Россия не Европа, хотя я понимаю, что имеют в виду люди, которые говорят об этом. Они имеют в виду то, о чем говорил Николай Яковлевич Данилевский, великий русский мыслитель, что не стоит превращать Европу в нашу княгиню Марию Алексеевну, о которой мы непрерывно думаем, что же она скажем, как она нас одобрит или осудит, погрозит нам пальчиком и так далее.
 
Интересно, что европейские нации друг с другом так никогда не поступают. Немцам глубоко наплевать, что о них думают французы. Даже венграм, как показали последние события, когда их правительство, проводящее жесткую националистическую политику, находится под страшной критикой всей Европы, вплоть до того, что германское государственное телевидение изображает премьер-министра Венгрии в виде сумасшедшего. Даже венграм наплевать на то, что о них думают.
 
Точно так же должно наплевать в этом смысле и нам. У нас часто спорят, кто европеец, вот в нашей реальности бОльшими европейцами в России являются, как раз, те, кому глубоко наплевать на мнение Европы, на мнение Америки. Кто сознает, что образ жизни и национальное достоинство России являются ценностью сами по себе.
 
Но при этом очень печально, что на самом Западе очень часто не осознают, что русский путь, вполне возможно, является одним из тех вариантов, который может обеспечить выживание всей европейской цивилизации в условиях кризиса каких-то других путей. А сейчас мы видим, что в течение многих столетий своим интересным путем шла, допустим, Франция.
 
Мы видим сейчас явный кризис французского пути. Это депопуляция французского населения, страшная заполненность страны мигрантами против которых, так или иначе, протестует большинство, но при этом они ничего не могут сделать со своим собственным правительством.

Великий Трудораздел современного человечества
То, разделение современного мира, которое очень редко осознается, которо скрывается под другими разными формами, которое часто его пытаются упаковать в какой-то расизм - это разделение по вопросу о Труде.
 
На самом деле человечество разделено на две части с абсолютно разной трудовой этикой. Причем, эти две части, каждая по-своему очень интернациональна. Есть, грубо говоря, те нации самых разных рас, от Юго-Восточной Азии до Северной Америки и так далее, которые могут стоять, один человек у восьми станков, а есть такие культуры, представители которых даже за одним станком стоят с большим трудом.
 
И вот проблема состоит в том, что очень часто, когда эти две трудовых культуры перемешиваются, что "низкотрудовые" культуры оказываются вписаны в мир, где нельзя существовать по-другому. И где они вынуждены имитировать какую-то работу, при этом заниматься либо нахлебничеством, либо, еще хуже, каким-то криминалом.
 
Когда мы говорим о миграционных потоках, которые захлестывают мир, то надо понимать, что основное напряжение вызывают именно те миграционные потоки, которые состоят из людей, культуры и навыки которых не предполагают интенсивного труда.
 
Очень жесткая, заточенная на трудовую этику цивилизация, сейчас раскинулась от Канады до Японии. И включает Россию в себя. Может, мы не самые фанатичные трудоголики в этом мире, но русские работают очень хорошо. Очень жестко. И когда надо, с предельной авральной эффективностью.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.9 (9 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...