Учил ли Христос "прощать врагов"?

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

О точности в терминологии

Мысль о том, что "Христос учил прощать врагов", которой прожужжали нам уши "либеральные христиане" и не христиане вовсе за последние две недели, изобретена теми же нечитателями Священного Писания, которые у апостола Павла вычитали отрицание национальности на основании стихов "несть ни эллина, ни иудея".

Христос никогда не учил "прощать врагов".

В Писании нет ни одного места, которое бы содержало подобное утверждение и подобный текст.

В Писании сказано, что Господь учит нас ЛЮБИТЬ врагов, БЛАГОСЛОВЛЯТЬ тех, кто нас проклинает, ДЕЛАТЬ БЛАГОЕ, тем, кто нас ненавидит, МОЛИТЬСЯ за тех, кто нас гонит.

А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. (Мф. 5, 44)

В Писании нет никаких лишних и случайных слов. Нет никаких слов, где написано одно, а это значит другое.

И если нам сказано любить врагов, а не прощать их, и сказано прощать должникам, а не любить их, это значит, что врагов надо любить, а должникам надо прощать.

Слово "прощение" в Новом Завете имеет два основных контекста. 1. прощение долгов и грехов друг-другу между братьями. Причем первым смыслом является именно долг, буквально и вещно - денежный долг, а грех перед братом понимается как нечто подобное этому вещному долгу; 2. Прощение Господом грешника - и за каждый конкретный грех, и первородного Адамова греха, то прощение, которое принес Христос вместе со Своей искупительной жертвой.

В Писании не только ничего не сказано о "прощении" врагов, но даже и о прощении между братьями-христианами и между христианами и Богом посредством апостолов и их преемников сказано так: "Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся" (Ин. 20, 23).

Именно поэтому мы не ждем от братьев прощения как чего-то само-собой разумеющегося, не требуем его, как исполнения христианского долга, но просим, иногда коленопреклоненно и со слезами просим, как о милости,  в рассчете на то, что наши братья помнят другу заповедь: "блаженны милостивые, ибо они помилованы будут".

В этой связи, кстати, хочу заметить, что мысль о том, что "с девушками надо по доброму, ласково, и тогда они покаются и придут на исповедь" также не имеет в Писании никакого основания.

Более того, там такое рассуждение прямо названо логикой грешников, этическим утилитаризмом, против которого Евангелие решительно восстает.
 

И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят.


И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают.

И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.

Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым.

(Лк. 6, 33-36)

http://www.bible-center.ru/bibletext/lu/6:20-49

Так что весь православно-либеральный дискурс, применительно к ситуации, ничего общего с Евангелием не имеет - ни призывы "простить", ни призывы "приласкать".

Поступая по евангельски - мы должны любить  этих деятельниц. И благодарить Бога за то, что он нам послал их как орудие Своего гнева, как указание на то, что мы стали расслабленными, духовно дряблыми, невнимательными к Писанию, подменившими Веру розовыми соплями всегуманизма.

Поступая по-евангельски мы должны проявить последовательную кротость, то есть отпустить их, не приставая ни с какими караваями-блинами и увещеваниями, и пусть они вновь и вновь беснуются и вламываются в храмы - Бог им судья. Но беснуются не потому, что мы теплохладны, а потому, что наша вера столь горяча, что мы их воспринимаем не как искушение,  а как испытание. Мы их и тех, кто за ними стоит, и кто их содержит на наши же народные деньги, воспринимаем как гонителей, как свидетелей того, что торжествующие в нашем обществе бесы объединились и сомкнули ряды против Христа и всех, кто идет за Ним.

Вот тогда наша кротость и наша любовь будут иметь смысл.

Но если мы не настолько хорошие христиане. Если мы рассуждаем в логике "прощения" (как будто речь идет о долгах и деньгах), в логике "снисходительности", заботы об "общественном мнении" и прочем розовом лицемерии, то лучше нам не брать на себя неудобоносимых бремен и не изображать из себя совершенных христиан, живущих по евангелию.

"Прощение" без любви, прощение, таящее в себе ненависть и лицемерие, - это разверстые врата ада.

Тогда нам лучше жить не от огненной благодати Евангелия, а по здравому человеческому рассуждению богопросвещенных мужей (которое, впрочем, Евангелию не противоречит, а лишь дает указания по исполнению заповедей применительно к нашему духовному состоянию в данный момент).

А они же сказали об этой ситуации вполне ясно.

"Но раз у нас зашла теперь речь о хуле, то я хочу просить всех вас об одной услуге, взамен этой речи и рассуждения, – именно, чтобы вы унимали в городе тех, кто богохульствует. Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить его, не отказывайся, ударь его по лицу, сокруши уста, освяти руку твою ударом; и если обвинят тебя, повлекут в суд, иди. И если судья пред судилищем потребует ответа, смело скажи, что он похулил Царя ангелов, ибо если следует наказывать хулящих земного царя, то гораздо больше оскорбляющих Того (Царя). Преступление – одного рода, публичное оскорбление, обвинителем может быть всякий, кто хочет. Пусть узнают и иудеи и эллины, что христиане – хранители, защитники, правители и учители города; и пусть то же самое узнают распутники и развратники, что именно им следует бояться рабов Божиих, дабы, если и захотят когда сказать что-либо подобное, оглядывались всюду кругом и трепетали даже теней, опасаясь, как бы христианин не подслушал, не напал и сильно не побил.

Ты слышал, что сделал Иоанн? Он увидел тирана, ниспровергающего брачные законы, и смело посреди площади заговорил: Не достоит тебе имети жену Филиппа брата твоего (Марк. VI, 18). А я привел тебя не к тирану, не к судье, и не за противозаконные браки, не за оскорбляемых сорабов, а удостаиваю тебя исправлять равного за бесчинное оскорбление Владыки. Не правда ли, ты счел бы меня сумасшедшим, если бы я сказал тебе: наказывай и исправляй царей и судей, поступающих противозаконно? И однако Иоанн сделал это; следовательно, это не свыше наших сил. Теперь же исправляй по крайней мере хоть сораба, хоть равного себе, и если даже надо будет умереть, не переставай вразумлять брата. Это будет для тебя мученичеством. И Иоанн ведь был мучеником. Ему не приказывали ни принести жертвы, ни поклониться идолу, но он сложил голову за святые законы, когда они подвергались поруганию. Так и ты до смерти борись за истину, и Господь будет поборать за тебя.

И не говори мне таких бессердечных слов: что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего. У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас с ними нет ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого, а покажем подобающую братьям заботливость. А я обещаю со всею уверенностью и ручаюсь всем вам, что если все вы, присутствующие здесь, захотите разделить между собою заботу о спасении обитающих в городе, то последний скоро исправится весь. И хотя здесь малейшая часть города, но малейшая по количеству, а по благочестию главная. Разделим между собой заботу о спасении наших братьев.

Достаточно одного человека, воспламененного ревностью, чтобы исправить весь народ. А когда на лицо не один, и не два, и не три, а такое множество могущих принять на себя заботу о нерадивых, то не по чему иному, как по нашей лишь беспечности, а отнюдь не слабости, многие погибают и падают духом. Не безрассудно ли в самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся; да, что говорю я – драку? Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку и поставить его на ноги; а о гибнущих братьях не заботимся? Богохульник – тот же осел, не вынесший тяжести гнева и упавший. Подойди же и подними его и словом и делом, и кротостью и силой; пусть разнообразно будет лекарство. И если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближних, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление. И – что всего важнее – мы насладимся предстоящими благами, которые все мы да достигнем благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого и с Которым Отцу со Святым Духом слава, держава, честь ныне и присно, и во веки веков. Аминь".

(Святитель Иоанн Златоуст. О том, как надлежит поступать с кощунниками. Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу. Беседа 1, ч. 12)

Иллюстрация: Святитель Николай заушает злоречивого Ария на Вселенском соборе

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.8 (1 голос)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...