Русский федерализм

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

Вполне предсказуемо, что среди принципов национально-демократической партии, о которых я писал на днях, наибольшие споры вызвал принцип Федерализма.

Есть старая традиция патриотического движения выступать за тотальный централизм, рассматривать федерацию как зло и стремиться к унитарному государству в котором "республика Татарстан будет заменена Казанской губернией". Это стало настолько привычной до автоматизма реакцией, что любая установка на отобрание полномочий у регионов и передачу их в центр считается "патриотичной", а любое усиление местной власти считается непатриотичным.

Я никогда не был сторонником этой точки зрения, как можно видеть из моих статей "Нам нужен русский Техас" 2007 г. и "Можно ли спасти федерацию?" и "Право на земли" 2011 г. Если я и готов приветствовать унитаризацию, то исключительно с целью ликвидации уродливых национал-сепаратистских образований и последующей рефедерализации России на новых основаниях. Однако унитаризм как политическая утопия многих русских правых - национал-империалистов, национал-социалистов, настолько прочно засел в умы, что необходимо о нем сказать несколько строк.

1. Думаю все русские националисты и не только националисты согласны с тем, что главным врагом в сфере территориального устройства является асимметричная федерация, то есть федерация в которой существует разнобой политических статусов - существуют неполноправные русские области, существуют полноправные этнические республики со своими конституциями, госязыками, и, до недавнего времени, президентами. Наконец, существуют суперавтономии - особые регионы, которые добились до себя особого договорного статуса по сравнению даже с республиками - Чечня, Татарстан, Якутия - фактически этнократии внутри большой России с претензиями на собственное гражданство, с соответствующей этнополитикой и преференциями "национальным кадрам". К этому списку я еще добавил бы особого рода автономные образования, такие как Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа, которые, будучи этнорегионами малочисленных народов, при этом заключают на своей территории огромные национальные богатства.

Все, кроме самих региональных этнократов, согласны, что такой разнобой правовых режимов - это зло. Русские националисты постоянно подчеркивают, что существование привилегированных этнополитических образований на территории России фактически ущемляет права русского народа на суверенную государственность в масштабах России, делает русских гражданами второго сорта. Все националисты согласны, что проблему надо решать.

Однако как ее решить? Предложение объединить все русские регионы в единую Русскую республику сталкивается с резонным опасением не отвалится ли все остальное и не будут ли русские за пределами этой республики окончательно поражены в правах. Предложение собрать русских в несколько крупных республик - прибавляет к неудобствам этого варианта еще и угрозу раскола самой русской нации. Наибольшей популярностью пользуется предложение все ликвидировать, все автономии упразднить, все республики преобразовать в области, понизив их политический статус, губернаторов назначать, никому рыпаться не давать. Обычно против этого выставляется только трудноисполнимость подобного дела без риска межнациональных волнений, гражданской войны и т.д. Этот аргумент тоже на самом деле серьезен прежде всего потому, что позволяет почти любой власти, кроме совсем уж решительно националистической, отодвигать унитаризацию до бесконечности и просто спускать вопрос на тормозах - мол, мы не готовы к потрясениям. Поэтому твердолобый унитаризм - это, помимо прочего, в реальном политическом контексте работа на сохранение существующей асимметрии.

2. На самом деле аргумент от национального конфликта не является ни единственным, ни главным возражением против унитаризма.

Представим себе на секундочку, что пришел к власти вожделеемый некоторыми национальный диктатор, который автономии упразднил,нарезал территории ромбиками, во главе каждой поставил губернатора.

Что от этого изменилось?

Для русских - ничего. Они как были бесправны, как вынуждены были строить жизнь своего региона по указке из центра, так и продолжают это делать. Никаких прав, свобод, выгод от этого упразднения русским не проистекло.

Для нацменьшинств, конечно, изменилось немало - они утратили свои квазигосударства, символику, квази-госязыки и т.д. Но... Даже самая страшная национальная диктатура оставаясь в здравом уме не сможет отобрать у крупных меньшинств - якутов, мордвы, татар, башкир и т.д. права на культурную автономию, на собственную этническую идентичность и ее сохранение. И, соответственно, эти меньшинства преобразуются из квази-государств в диаспоры, которые будут решать свои проблемы теми методами, которые характерны для диаспор. Опираться на локальный государственный аппарат они не смогут - и это плюс, но они будут опираться на центральный государственный аппарат - и это минус.

Дело в том,что любой государственный центр в минимально многосоставном обществе всегда действует в пользу меньшинств. Говоря метафорами из западного средневековья "король защищает евреев".

"Защита евреев" входит в конструкцию центральной королевской власти, если она в минимальной степени претендует на то, чтобы осуществлять право и справедливость. Даже самая беспощадная диктатура большинства будет развиваться так, что центральный аппарат будет ограничивать "местные эксцессы" этой диктатуры, причем.с каждым годом это ограничение эксцессов все больше и больше будет расширяться. Собственно так и велась инородческая политика в Русском централизованном государстве еще на его национальном этапе - государи постоянно рассылали грозные указы воеводам, чтобы ни казаки, ни служилые, ни переселенцы не чинили утеснений инородцам. И это свидетельствует отнюдь не о его имперском характере, как думают некоторые не очень здоровые на голову люди, а о логике любой централизованной бюрократии - ограничить произвол, опереться на слабую социальную группу против сильной социальной группы.

Другими словами, унитаризация + сверхсверхцентрализация (поскольку Россия и сейчас сверхцентрализованное государство)) не даст никаких дополнительных прав русским, а вот у инородцев, хотя и отнимет права, создав избыточное социальное напряжение, зато даст им в бюрократической логики новые - в виде режима "особого попечения" от центра. Чем больше будет уровень напряжения и обиды у того или иного народа, тем больше бюрократия будет ему выдавать внимания, чтобы не допустить мятежей и безобразий. И это внимание если и не достигнет степени "Аллах дал", то до степени "имам кое-что подкинул" оно дорастет обязательно. Реакцией на эти рефлексы бюрократии будет закономерное недовольство русского общества, разговоры, что "ничего не изменилось и власть по прежнему принадлежит инородцам" на которые центр будет время от времени отвечать чисто популистскми жестами по публичному притеснению и обиде некоторых инородцев, с тем, чтобы показать всем "Здесь вам не тут".

Рассчитывать на то, что этот негатив будет погашен ассимиляционными процессами - не приходится. Они будут идти недостаточно быстро. Причем если ассимиляция русских и финно-угорских народов и легка и желательна, то вот этническая интеграция русских и тюркских народов или русских и кавказцев и сложна и не факт, что желательна. А если централизованная бюрократия, устремленная к идее один народ будет вдохновлена мыслью об ускоренной ассимиляции, то она будет принуждать к этой ассимиляции, причем принуждать прежде всего как раз русских. И это вновь будет вызывать избыточное напряжение у русского народа прежде всего. Перейти от гражданской гомогенности к этнической и культурной гомогенности даже в унитарном государстве будет не так просто.

Итак, главная опасность в "игре на понижение" статусов регионов с которой связан унитаризм - это замена одной формы диктата меньшинств над русскими - через квази-государства на другую - через политику федерального центра, на которую он будет обречен бюрократически- управленческой логикой.

Русские не получат ничего. У не-русских отнимут меньше, чем ожидалось.

3. Федералистское решение этой дилеммы, в противоположность унитаристскому, состоит в повышении статуса русских регионов и расширении их прав с одновременной унификацией всех политических статусов.

Для всех регионов (кроме исключений о которых скажу дальше) устанавливается единообразный политический статус - "земля", имеющий все признаки самоуправляющегося территориального сообщества - три ветви власти, уставную грамоту, символику и т.д.

Статусы суперавтономий при этом ликвидируются. Никаких больше вкладышей о гражданстве, никаких "обязательных для изучения" региональных госязыков, никаких атрибутов квази-национальной государственности малых народов.

Зато - высокая степень реального демократического самоуправления. Возможность устанавливать региональные законы и правила. Определять особенности стиля жизни и региональные приоритеты развития.

Все это будет работать прежде всего в пользу русских.

Во-первых, даже при существующей нарезке территорий за пределами Кавказа существует не так уж много территорий, где русские не составляют большинства. Так что как только у этой территории будет убран принудительный статус квази-государства некоей титульной нации, русское большинство установит свой статус, вплоть до самоназвания.

Во-вторых, многие русские территории со старыми традициями и консолидированным большинством установят у себя региональные режимы значительно более этнократичные в пользу русских, чем те, которые могло бы себе позволить унитарное государство. В России появились бы консервативные, по хорошему угрюмые, "реднековские" регионы, куда с излишней "толерантностью" лучше не соваться.

В-третьих, будет исключена сверхэксплуатация русских регионов с перераспределением их бюджетов в пользу нерусских. В унитарном государстве, как я уже отметил, такая опасность _не_ исключена, поскольку логика бюрократии все равно будет вынуждать ее более внимательно относиться к меньшинствам и больше им давать. Единственный способ этого избежать - не допустить слишком большой вольности центра в управлении финансами регионов.

Таким образом федерализация с одновременной "деавтономизацией" даст более широкие права русскому населению, снизит привилегии автономий и, особенно, суперавтономий, при этом не создав избыточного стресса в межнациональных отношениях.

Почему стресса не создастся?

а. Упразднение статуса автономии будет проведено на референдуме, где, конечно, получит большинство.

б. Но, при этом,у жителей бывших автономий не будет ощущения, что у них отобрали их регион - регион останется, и самоуправление останется, и самоназвание и символика останутся, и даже право завести "свои порядки" до какой-то черты - останется.

в. Но только это теперь будет осуществляться на основе самоопределения большинства граждан данной земли, без учета "особых прав титульной народности" и совсем не факт, что они захотят оставлять старое название, старое самоопределение.

4. Единственное исключение из общей системы, которое я считаю необходимым, а может и обязательным сделать касается не Кавказа, как многие могли подумать, а малонаселенных регионов Севера в недрах которых сосредоточена значительная часть национальных богатств страны. Здесь действительно последовательный федерализм опасен, поскольку может создастся ошибочное впечатление, подкрепленное юридическими казусами, что полезные ископаемые принадлежат населению проживающему на этой территории, а не всему народу России. Полный абсурд, конечно, считать, что ямальский газ принадлежит ненцам, хотя понятно, что враги России будут работать именно на эту концепцию. Но и считать, что он принадлежит полумиллиону тамошнего в основном русского населения - так же глупо.

Богатства северных территорий принадлежат всей нации. Вся нация их осваивала. Вся нация давала деньги на геологоразведку и добычу. И распоряжаться ими имеет право именно нация в целом через посредство федерального центра.

Соответственно - для малонаселенных ресурсоносных регионов нужен особый статус - статус федеральной территории, которая управляется губернатором и министром финансов назначаемыми из центра, жители которой имеют самоуправление - но в делах касающихся локальных вопросов, но которая не имеет тех признаков локальной суверенности, которая есть у граждан земель. Таких федеральных территорий я б учредил три - Ямальская, Таймырская, Ленско-Вилюйская (Югру бы включать не стал, там все-таки сильное русское региональное сознание - это регион со всеми признаками "земли").

Федерализация богатых ресурсами, но редконаселенных территорий исключит вероятность захвата русских богатств при помощи попыток "реализации прав малого народа" или даже "прав всего населения". Эти земли, а главное их недра принадлежат не населению, а нации.

5. Защитники унитаризма очень часто утверждают, что федерализм, права регионов и т.д. - это прямой путь к сепаратизму. Когда это говорится об этнообразованиях, да еще и с хотя бы минимальной самостоятельной историей - типа Тувы, этот аргумент понятен. Но когда говорится, что права регионов ведут к сепаратизму среди русских, утверждается нечто странное. Люди, которые вроде бы считают сами себя патриотами и националистами настолько дурного мнения о русском народе, что считают, что дай русским хотя бы минимальные права по самоуправлению и организации собственной жизни, и те немедленно разбегутся от России и русского государства во все стороны.

Откуда такое граничащее с русофобией мнение? Вам скажут, что это основано на страшном мировом заговоре по расчленению России, на том, что людям могут промыть мозги и их одурачить всякие коварные враги. Но это все лирика. На самом деле подобное мнение унитаристов о русском народе в регионах основано на том, что сами унитаристы обычно являются сторонниками страшного и всех кошмарящего деспотического государства в котором ни один человек с достоинством и правами жить не захочет и непременно сбежит.

Для деспотизма сепаратизм действительно страшен, поскольку отделиться - самый простой способ избежать власти деспотического правительства, что и показала история всевозможных сепаратизмов. Но мы-то обсуждаем комплексную программу и идеологию национал-демократической партии, то есть партии, которая ставит своей задачей создание такого русского национального государства, которое будет страшно врагам русских, прежде всего внешним, зато самому русскому народу будет обеспечивать права, свободы и привилегии, в котором будет максимально выраженная установка на достойную жизнь русского народа.

Если такое государство удастся создать, то ни о каком сепаратизме из страха говорить не придется. А поскольку это государство будет национальным, то есть поощряющим и региональную идентичность русских и единство нации, то в нем будет поставлен жесткий барьер для "украинизации", то есть создания искусственных национальностей, которые предъявляют свои искусственные суверенные права на территорию. Трансформация русских Сибири в "этнос сибиряков" в свободном национальном русском государстве невозможна, поскольку национальная идеология будет цементировать единство, а свобода будет устранять мотивы для отделения в виде деспотизма и грабежа со стороны центра.

6. Мало того. То, что федерация будет прочной гарантирует и внешний фактор, а именно то, что Россия со всех сторон окружена кольцом внешних угроз. И никакие сепаратные образования будут не жизнеспособны. Русские регионы попросту не смогут отделиться от единой России не самоуничтожившись. В Европе никто не ждет Калининградскую область - там интересна только Восточная Пруссия с немецким населением. На Дальнем Востоке никто не ждет ДВР - Япония хочет префектуру Карафуто, а Китай - Восточную Маньчжурию. Соединенные в сильную федерацию земли будут, как мы уже сказали, территориями с народом самосознающим свои интересы и выгоды и действующим в соответствии с ними. Представить себе, что такой народ решится отделяться от России и разорвать связь с русским народом, - невозможно. Для этого нужно быть самоубийцами. Наоборот - пограничное сознание как правило приобретает более заостренные национальные формы.

А вот унитарное деспотическое государство с сверхцентрализацией - это колосс на глиняных ногах. Там население территорий не имеет развитого гражданского самосознания, чувствует себя ущербно по сравнению с центром и как только государство по тем или иным причинам ослабеет (а могут быть сотни разных причин для такого временного ослабевания), как окраинные территории посыплются в руки тех, кто готов их сцапать.

7. Может возникнуть естественный вопрос о суверенитете.Существует ошибочное мнение, что федерация "учреждается" составляющими ее частями и они, соответственно, могут ее распустить и имеют право выхода. Это убеждение ложно. Право учреждения закреплено только в "договорных" федерациях. Право сецессии юридически закреплено было почти исключительно в федерациях основанных на принципах ленинской национальной политики - это по сути коммунистическая выдумка, заимствованная из теоретизирований австрийских социал-демократов перед 1 мировой войной. После распада социалистических государств СССР, ЧССР и СФРЮ федераций с конституционным правом сецессии почти не осталось, за исключением искусственных и ублюдочных образований типа Боснии-Герцеговины.

Классическая современная "конституционная" федерация - такая как Германия не предусматривает ни учреждения ее землями, ни права их сецессии. Её суверенитет основан на самоопределении учреждающей государства нации. В случае национал-демократической программы мы будем говорить о самоопределении русской нации в целях своего государственного развития и в интересах осуществления равноправия всех граждан. Эта нация учреждает свое единое государство в форме федерации равноправных земель, осуществляющих власть народа на той или иной территории в интересах удобства управления и более полной реализации прав и свобод граждан.

Таким образом, в национально-демократической концепции федерализма источником суверенитета является государственное самоопределение русской нации, обеспечивающей равные права всех граждан, а федерация земель является территориальным оформлением этого самоопределения.

Говорить об угрозе сецессии в такой федерации просто бессмысленно.

Зато она весьма удобна для ирреденты. Ни для кого не секрет - насколько менее привлекательна перспектива вхождения в состав единого Русского государства Белоруссии и Украины за счет того, что это будет вхождение в неравноправном статусе областей - а ничего другого современная РФ предложить не может. Напротив, воссоединение в статусе имеющих обширные права земель может быть весьма и весьма привлекательным для соседних русских регионов.

8. Наконец, остается разобрать последний вопрос. Следует ли уравнивать унитаризм и деспотизм? Ведь вполне возможен унитаризм без сверхцентрализации, без попрания прав граждан - Франция, Италия. Мало того, возможен унитаризм с элементами автономизма (как Испания где есть страна Басков и Каталония - правда нам точно нравится этот пример? вот мне не очень - Каталония однажды станет независимой в рамках ЕС).

Однако именно Испанский путь показывает все опасности унитаризма. Если он не сопровождается высокой степенью культурной и этнической гомогенности, до которой России еще двигаться и двигаться, то любая этническая проблема заканчивается самым беспощадным автономизмом - пусть цивилизованным, как у каталонцев (хотя может быть и нецивилизованным как у басков), но именно автономизмом, полусепаратизмом и сепаратизмом.

Те этнические проблемы, которые размываются в федерации, выносятся на земельный уровень, в унитарном государстве становятся ребром.

Мало того, даже классические унитарные государства начинают двигаться в сторону мягкой федерализации. Пример - Франция с ее медленно, но неуклонно возрастающей ролью регионов.

Таким образом, унитаризм без деспотизма, унитаризм в условиях реальных гражданских и демократических свобод, имеет тенденцию двигаться к федерализму. То есть мы получим то же самое, но без ухода от москвоцентризма, ставшего уже серьезной общенациональной проблемой, с дополнительными управленческими расходами на централизованную бюрократию, с пониженным уровнем гражданского сознания и регионального самоусиления русских.

Короче мы придем в ту же точку рефедерализации, но не получив связанных с федерализмом выгод, зато получив все издержки связанные с принципом бюрократического функционирования "король защищает евреев", пусть и в варианте "государь не велел притеснять якутов".

Смысла делать подобный крюк мною не усматривается.

Итак, в чем плюс федерализма перед унитаризмом в трансформации РФ в национальное демократическое государство?

а. Это позволит покончить с этносепаратизмом, автономиями и суперавтономиями

б. за счет повышения полноправия русских регионов и интенсификации внутреннего развития русского народа

в. не нанося чрезмерных унижений другим народам России и не ставя под сомнение их право компактного проживания

г. избегая при этом опасности бюрократического перекоса в политике сверхцентрализованного правительства, при котором оно будет заниматься более замирением нерусских, нежели развитием русских.

Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 4.5 (36 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...