Карамзинский клуб: Царь-гора

[]

19 декабря Карамзинский клуб провел обсуждение историко-мистического романа Натальи Иртениной «Царь-гора», недавно выпущенного издательством «Вече» в серии «Сибириада».

Сергей Алексеев:

Роман Н.Иртениной «Царь-гора» - один из тех многих в современной жанровой литературе текстов, чей жанр определить с ходу непросто. Здесь есть элемент и исторического романа (в главках о Гражданской войне), и историко-детективного повествования, разворачивающегося в современности, и мистической фантастики.

Последнее, оказывающееся ключевым для сюжета, при внимательном рассмотрении вполне вписывается в отнюдь не фантастическую для христианина картину мира. А сам роман Иртениной становится очередным ярким примером особого христианского реализма - литературного явления, о котором сейчас говорят всё чаще.

Роман посвящён событиям Гражданской войны, раскрывающемся в настоящем центральному герою - человеку вполне «современному», через постижение прошлого и соприкосновение с тайными двигателями истории меняющемуся, обретающему Бога. Наверняка это будет близко многим читателям и способно заинтересовать далеко не только христиан, но и тех, кто сам ещё находится в пути. С другой стороны, как и в прежних своих произведениях, писательница демонстрирует последовательно и чётко собственную мировоззренческую позицию. Текст проникнут, в каждой главе, в каждой странице своей - искренней, глубокой, непримиримой Верой. И это замечательно.

С этих позиций оценивается автором и эпоха Гражданской войны, и бытие современной России. Разрушение старого мира понимается Иртениной как однозначное зло, как прямая работа дьявольских сил, - продолжающих не без успеха действовать и в настоящем. Но любой их успех конечен. Мир управляется не силами тьмы, а Промыслом, опорой и соработниками которого служат люди - верные и верящие. И это тоже сполна показано в романе.

 

Дмитрий Володихин:

Наталья Валерьевна Иртенина получила известность у православной читающей публики как автор христианских мистических романов «Белый крест» и «Меч Константина», а также повести «Культурный слой», написанной в стиле либерпанк.

Ее новый роман посвящен теме Гражданской войны, которая в России не закончилась эвакуацией белого Крыма и дальнего Востока, а продолжалась в той или иной форме до настоящего времени. С точки зрения Иртениной, Гражданская война стала своего рода Божьим инструментом обустройства России. В начале XX страна и живший в ней народ опустились на дно чаши греха. Православные идеалы и монархические ценности оказались на периферии народного сознания, лучшее, крепчайшее, что было в Русской цивилизации, подверглось разрушению. Покаяния не происходило. И вот грянула Гражданская война, в ходе которой красные на острие немилосердного «интернационала» сыграли роль Божьего бича. Белый царь оказался скормлен инфернальным силам; по мнению Иртениной, он шел по пути жертвенности и мученичества сознательно, уведав о своей судьбе из послания св. Серафима Саровского. Лучшее из того, что могло сопротивляться, пошло в белые армии и там произвело «свидетельство действием», оставив потомкам благородное воспоминание о последнем отчаянном усилии Святой Руси остаться в сознании и выжить - перед долгим непробудным сном.

Через весь роман идет мотив наследования Белой, Святой Руси нашими временами. Но это не «февралистские идеалы», а чистый русский православный монархизм, который у белых исповедовали не столь уж многие, зато лучшие. Полковник колчаковской армии Петр Шергин мистическим образом оставляет далекому потомку послание и вместе с ним - этот образ России, кающейся перед Богом и восстающей перед Его врагами. А его потомку, незадачливому аспиранту, большому бабнику и вертопраху Федору Шергину придется испытать немало бед, прежде чем он станет достоин такого наследия.

Это боевой роман. Наталья Иртенина отстаивает православные монархические позиции с открытым забралом, ничего не боясь и никого не стесняясь. Ее реализм - реализм христианский, реально в книге то, что позволяет таковым считать вера. В «Царь-горе» соединяются элементы приключений, пронизанных мистикой, и основательные рассуждения о судьбе русских, о вере и о любви. Хорошая, очень русская книга.

 

Дмитрий Федотов:

Что нужно человеку для счастья? Извечный вопрос, на который невозможно дать однозначный ответ. Каждый понимает счастье по-своему. Вот и новый роман Натальи Иртениной «Царь-гора», вышедший в издательстве «Вече» (2008), не является исключением. Именно этот вопрос в нем поднимается во всей своей многогранности и противоречивости.

Структурно роман построен на двух сюжетных линиях, почти не затрагивающих друг друга, кроме того, что главные герои являются дальними родственниками.

Петр Николаевич Шергин - кадровый офицер, прошедший горнило Великой войны и вновь оказавшийся в кровавой мясорубке, развязанной красными бандитами, делает свой выбор сознательно и бесповоротно. Хотя и через личную трагедию - отказ от семьи, от любви и в конце концов от самого себя.

Федор Шергин - далекий потомок Петра Николаевича, молодой увалень, балбес, прожигатель жизни, эгоистичный парень бежит на Алтай от житейских неприятностей, но попадает не на отдых, а в совершенно чуждую ему поначалу жизнь. Постепенно, протестуя, отмахиваясь, потом прислушиваясь и приглядываясь, он все же принимает ее. И даже влюбляется в странную девушку Аглаю.

Казалось бы, трагическая судьба Шергина-старшего выглядит противовесом счастливому финалу младшего, но вот как раз симпатия оказывается на стороне офицера. А дело в том, что он - настоящий! Петр Шергин - живой человек. Образ цельный, яркий. Его поступки - неважно какие! - воспринимаются совершенно правдоподобно, логично. Чего не скажешь о Федоре Шергине. И с чего бы ему «пруха» такая?

А самое главное, если отделить историческую часть романа от «современной», он ничего не потеряет! Даже наверное выиграет, потому что история белого офицера гораздо интереснее истории молодого увальня.

 

Ольга Елисеева:

Книга Натальи Иртениной «Царь-Гора» - в настоящий момент самое удачное и самое сильное произведение данного автора. Оно является своеобразной репликой на роман Дм. Володихина «Доброволец», но репликой, написанной другим, одаренным литератором, со своим ритмом дыхания и своим, неповторимым - то холодновато- отстраненным, то исступленно-горячечным - чувством реальности. Поэтому перед нами не столько «наш ответ Керзону», сколько новая фраза начатого диалога. Фраза обдуманная, прочувствованная и уже потому заслуживающая внимания.

Это рассказ о Гражданской войне не с учетом ее возможной альтернативы - победы белых - а с болью за растянувшуюся на многие десятилетие кровавую распрю в сердцах и душах наших соотечественников. Повествование идет сразу в двух пластах - 1918 год и условное «наше время».Обе линии сюжетно уравновешенны в пространстве книги, но фрагменты о Гражданской войне написаны сильнее, ярче и талантливее. При желании они могли бы существовать отдельно, не нуждаясь в костылях современности. В то время как история отправившегося на Алтай правнука главного героя - вспомогательна не столько по сути, сколько по уровню исполнения.

Сам главный герой полковник Шергин, то пытавшийся спасти царя в Екатеринбурге, то заведший свой отряд в Алтайские дебри с целью спасти от братоубийства - исключительно удачный, живой персонаж. Не скажу приятный. Не даром он носит прозвище Франкенштейн. Но очень, очень и очень притягательный мужской образ человека цельного, не слишком счастливого, верующего и взыскующего Бога. Он неудобен, постоянно напрашивается на неприятности и заслуженно получает по морде. Прислушиваясь к глубинным движениям души внутри себя, он отстранен - по-видимому, как сам автор - от окружающей действительности и потому не всегда понятен даже собственным подчиненным. Вместе с тем Шергин так остро чувствует страшные, апокалиптические стороны этой действительности - опять же, наверное, как и сам автор - что его выводы о творящемся воспринимаются как последняя правда, а смерть - как неизбежная, личная читательская, драма. После гибели Шергина ради кого и продолжать чтение?

Сама углубленность писательницы в события Гражданской войны в Сибири, большая работа с источниками, нравственный, душевный труд - пропустить через себя так много тяжелого материала - вознаграждены сторицей. На выходе по-настоящему хороший, качественный с литературной точки зрения текст, берущий за сердце и удерживающий читательское сочувствие. Автору не только можно, но нужно, прямо-таки обязательно писать о прошлом. Строго рекомендуется. Показав вкус к подобной работе в «Волчьем гоне», Иртенина необычайно развилась, шагнула вперед. Уже там древние славяне выглядели живее «современных» персонажей, а фрагменты их быта воспринимались как настоящая реальность, затмевающая бутафорскую, игрушечную «злобу дня». В новой книге это еще явственней. Видимо, писательский дар Натальи раскрывается в тексте прямо пропорционально затраченным усилиям исследовательского и эмоционального свойства.

Так называемая «современность» таит большой соблазн - ловушку - кажется, мы хорошо знаем окружающий мир, он навязчиво лезет к нам с улицы и из телевизора, мы живем в нем. Что же трудного писать о нем? Однако у каждой творческой личности сложные отношения с реальностью. Мы вынуждены пропускать ее через себя, как через сито. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что «наше время» для Иртениной такой же «чужой материк», как древние славяне и Гражданская война на Алтае. Его еще нужно присвоить. Прошлое дает для этого возможность - книги, документы, фотографии... Оно точно остановилось для нас. Летучий газ современности порой не имеет вкуса и запаха. Отсутствуют критерии отбора фактов. Легко пропустить важное, уцепиться за то, что уже отходит на второй план. «Наше время» в романе выглядит как растянувшийся 1993 год. А это не так.

 

Игорь Гринчевский:

Роман Натальи Иртениной «Царь-гора», как мне кажется, просто не может оставить равнодушным любого читателя. Кто-то найдет тут обилие приключений, другие -- яркое описание Золотых гор Алтая, третьи - непростое становление любви, четвертые - модную нынче «историческую тему». Как удалось автору сочетать все это в столь малом объеме, не создавая впечатления «перебора»? Отчасти - за счет того, что все эти «вкусности» распределены по двум сюжетным линиям (одна - времен Гражданской войны, другая - наших дней), которые, переплетаясь, ведут нас по всему пространству романа.

Причем переплетение это вовсе не искусственное решение, а напротив - представляет собой фактический фундамент романа и ярко демонстрирует основную идею автора - неразрывную связь времен прошлых и нынешних. И непреходящесть духовных ценностей.

Правда, придется оговориться, что роман не вышел ровным, «историческая» линия получилась существенно более яркой и интересной.

В общем, роман, по моему мнению, является несомненной удачей автора. Единственное пожелание от благодарного читателя - не так сильно «напирать» на моральные аспекты. Их и тогда не удастся проглядеть.

Рейтинг: 4.3 (4 голоса)

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...