Карамзинский клуб: Первая битва гражданской

[]

21 ноября Карамзинский клуб провел обсуждение исторического романа Александра Сегеня «Господа и товарищи», недавно выпущенного издательством «Вече» в серии «Красные и белые».

Дмитрий Федотов:

О гражданской войне в России исписаны горы бумаги, изданы тысячи книг - художественных и публицистических, мемуаров и научно-популярных. Причем как с той стороны, так и с этой. Сейчас, через 90 лет после событий, уже невозможно, наверное, отделить правду от вымысла и узнать, как оно все было на самом деле. Но главное не это! Главное - память о том, как наши деды и прадеды бились насмерть - друг с другом, и каждый - за родину. За Отечество и за его будущее...

Поэтому так важно сегодня появление новых книг о той страшной войне, Второй Великой Смуте.

И вот в издательстве «Вече» (Москва) недавно вышел новый роман известного современного писателя-историка Александра Сегеня «Господа и товарищи», открывший новую художественную серию «Красные и белые». Уже само название серии говорит о том, какие произведения в ней должны увидеть свет. Это еще один взгляд на Гражданскую (или Братскую) войну с противоположных, враждующих сторон.

Роман А. Сегеня, безусловно, «белый». И это - без приукрашивания и реверансов - замечательный роман! Прежде всего потому, что он о тех людях, которые первыми встали на защиту Отечества от красной чумы. Но автор не пошел простым путем написания очередной разоблачительной агитки, как мужественные и хорошие «белые» сопротивляются коварным и подлым «красным». Нет!

Перед нами последовательно и неумолимо разворачивается широкая и жуткая в своей реалистичности панорама грандиозной битвы за Москву. Длившееся почти две недели сражение с применением бронетехники и артиллерии, по сути, стало первым крупным военным столкновением между белой и красной гвардией.

И одновременно, также чередой, проходят по страницам романа его герои - настоящие и вымышленные. Причем благодаря мастерству автора, вторые абсолютно неотличимы от первых! Они все - живые, реальные, со своими достоинствами и недостатками, с геройством и трусостью, честью и подлостью.

Молодые ребята, вчерашние мальчишки - ученики кадетских и юнкерских училищ, - еще вчера радовавшиеся жизни и строившие планы на будущее, в одночасье попали в кровавую мясорубку, где чтобы выжить, нужно было убивать. Причем своих же, русских! И многие из них просто растерялись, испугались, стали искать хоть какой-нибудь защиты. Одни в браваде, как Строу и Щеглин; другие в вере, как Сизов; третьи в любви, как Гагарин... Ни о каких высоких идеалах они и думать не думали! Кроме одного: защитить Отечество, свое будущее.

И словно в противовес этим честным, наивным юношам автор выводит целую плеяду образов «красных» активистов, возглавивших разгром древней русской столицы. Здесь и умный, расчетливый Ногин, грубоватый и опытный Муралов, фанфаронистый и трусоватый Ярославский, кровожадная и неистовая Землячка. Взрослые, вкусившие на своем веку и крови, и предательства, и подлости, и алчности, обрушившие на мальчиков в погонах ад и пламень братоубийственной войны. Но и здесь автор четко выдерживает меру, позволяя себе лишь долю злой иронии и не скатываясь к карикатуре.

Этим роман и силен! Этим он и пробирает буквально до костей. А постоянно даваемая автором подробная расстановка сил на каждый день битвы, не дает нам расслабиться, создавая «эффект соучастия» в тех давних событиях. Не дает нам ЗАБЫТЬ!

Олег Марьин:

Книга А. Сегеня «Господа и товарищи» производит двоякое впечатление.

С одной стороны, автор переработал и отразил в своей книге огромное количество фактов, касающихся того, что происходило в Москве осенью 1917 года. Художественных произведений, рассказывающих об этих московских событиях, совсем немного. «Господа и товарищи» восполняют этот пробел, и читатели, интересующиеся историей, несомненно, получили подарок. Особое внимание уделено роли евреев в тех событиях, что, пожалуй, тоже можно отнести к достоинствам.

С другой стороны, меня разочаровали образы красных. За годы советской власти мы привыкли видеть на экранах и страницах книг подонков -- белых и благородных борцов за свободу трудового народа - красных. В книге Сегеня всё иначе, автор явно на стороне белых. Тем не менее, он избежал «обеления белых». Они, как мне кажется, получились живыми людьми, не скажешь, что это плакатные герои, лишенные недостатков и сомнений.

А вот красные... Их верхушка - за некоторыми исключениями, прямо-таки водевильные злодеи. Жестокие, пошлые и мелочные жулики. Такими ли были эти люди? Наверное, автору виднее: он изучал документы, а я - нет. Но зато я - читатель и имею право не верить, если не верится...

Изображая красные революционные отряды, автор тоже не церемонился. Почти поголовно пьяные, жестокие, разнузданные богохульники. Несомненно, в это гораздо больше верится, но и тут автор, кажется, перегибает палку. Уж слишком старается он убедить нас в том, какие они были плохие...

Рассказывать правду подчас сложнее, чем врать. Надо сделать так, чтобы в твою правду поверили.

Теперь о главном.

Этот страшный период нашей истории нуждается в осмыслении, а не в иллюстрациях наподобие фильма «Адмиралъ». Тасование стереотипов тут не поможет. Нарочитое или невольное создание белого мифа взамен красного - не выход.

Думается, что автор со мной в этом согласился бы, поскольку он явно не занимался мифотворчеством как таковым - об этом говорит большой объем переработанного фактического материала.

Как могло в России, в Москве случиться все то, что описано в книге? Об одном из героев, только что убившем человека, автор говорит так: «с этого момента вся прежняя жизнь его закончилась... Он словно изменил своей законной жизни с какой-то приблудной жизнью, скверной, кривляющейся, дурно пахнущей». Прекрасно сказано!

Как же случилось, что прежняя жизнь России закончилась? Ответа на этот вопрос книга не дает. Но тех, кто ищет ответа, некоторые эпизоды заставят задуматься.

«Но воинство наше - Христово ли? - вопрошает отец Николай. - Многие так с февраля и не причащались...»

Одному из юнкеров, Гагарину запало в душу, что юный озлобленный паренек, стрелявший по ним, с ненавистью назвал их «лощеными»...

Бывший царь Николай Второй объясняет сыну, что люди так злы по отношению к ним, оттого, что несчастны...

И все же, создается впечатление, что А. Сегень, словно один из юнкеров, смотрит на происходящее в его романе через прицел пулемета, направленного на красногвардейцев. «Дай пострелять! - говорят друг другу эти юнцы, -- теперь моя очередь!»

Автор всецело на стороне белых. О переговорах между враждующими он пишет так: «...особенно оказалось много таких, из выступления которых трудно было составить мнение, на чьей стороне сей краснобай. И все они бурно и многослойно лялякали о мире, о любви к истерзанной Родине, о страдающих русских отцах и матерях...» А заканчивается книга тем, что долго плутавшие по подземельям люди (не буду полностью раскрывать оригинальную концовку) услышали, наконец, за стеной чьи-то голоса и взмолились: «Скажите, ради Бога, красные вы или белые?!»

Наши предки со страниц романа умоляют ответить, какого мы цвета. Но зачем нам отвечать на этот вопрос? Чтобы осознать себя новыми красными или новыми белыми?

Как ответить на этот вопрос мне, который физически, возможно, потомок тех самых красных богохульников. Который вырос под красным флагом, и который так многим обязан той стране. Который, тем не менее, пытаясь осмыслить события 1917 года, симпатизирует белым? Как бы я повел себя, если бы Бог определил мне жить в те годы?

Я лучше оставлю эти вопросы без ответа, и лучше стану «лялякать о мире» и «любви к истерзанной Родине». Ведь русские отцы и матери страдают одинаково, вне зависимости от того, в какой цвет окрашены их сыновья...

Хотелось бы не изменить своей жизни с какой-то другой, приблудной... А если какой-нибудь писатель через сто лет назовет меня «краснобаем» -- так это ничего...

Наталья Иртенина:

«Господа и товарищи» - очень полезная, нужная, содержательная и своевременная книга. О гражданской войне необходимо говорить, поскольку политический раскол общества не только не преодолен, но нисколько не ослаблен и вообще толком не осознан, не осмыслен. По-прежнему большинство невнятно представляют себе его глубинные (я бы даже сказала подземные) истоки и причины. А события конца октября - начала ноября 1917-го в Москве остаются практически терра инкогнита для того же подавляющего большинства. Книга Сегеня восполняет это пробел - она до предела насыщена документальной информацией, поданной в художественной форме. Пожалуй, документальная сторона романа даже превалирует над литературной, она очень сильна - автор сработал на совесть. Притом его позиция как человека, смотрящего на те события со стороны, далека от холодно-исследовательской, «объективного» равнодушия по отношению к описываемому в книге не найти. Симпатии и приоритеты автора очевидны - это белая, монархическая и православная, Россия.

Большой плюс романа в том, что автор без прикрас предъявляет читателю ту порчу народа, которая и стала причиной революций и гражданской войны. Это процесс апостасии, обезбоживания всех слоев общества, от элиты и лиц духовного звания до пролетариев. Может быть, именно поэтому автору было неинтересно прописывать психологию целого ряда главных героев - белых офицеров, юнкеров, натыкаться на сплошные червоточины в их душах. А поскольку без психологии в художественном тексте все же не обойтись, она заменена на множественные описания «личной жизни» - проблем с женами и любовницами. Однако эта «лирика» лишь утяжеляет книгу, а все эти любовницы проскакивают мимо сознания читателя как сквозняк.

Показывает автор и то, каким неоднородным с самого начала было белое движение, главную его слабость. Очень немногие из его персонажей высказывают полную свою приверженность «вере, царю и отечеству». Главный герой книги юнкер Гагарин готов отдать жизнь лишь за царя и отечество. Другие и вовсе только за отечество, хотя... что в таком случае, в этаком обрезанном виде, понимать под «отечеством», в те времена было, наверное, так же неясно, как и сейчас.

Колоритно изображены большевики, московская партийная верхушка, руководившая установлением соввласти в городе. Честно названы настоящие фамилии разных «ярославских» и «землячек», хотя конечно не только в этом дело. (Кстати, после прочтения романа, может быть, хоть кто-то задумается над тем, почему в Москве до сих пор существует улица Землячки - кому это до сих пор нужно и выгодно). Без прикрас показано их карикатурное моральное уродство, причем карикатурность тут скорее всего не художественный прием. Думается, именно такими они и были. Пена революций всегда выталкивает наверх самых уродливых и дегенеративных типов. В книге они похожи на детей, злых, испорченных, глупых и не умеющих отвечать за себя. Они как дети трусят, что их накажут, когда приходит ложное сообщение о провале большевистского переворота. Они бахвалятся друг перед дружкой своей «революционной дерзостью» - тем, как «смело» разговаривают со своими противниками, с духовенством. Они не понимают, что сами - всего лишь инструмент, который использует кто-то другой.

Как «противоположный полюс» в книге даются главы о пребывающем в ссылке Николае II и его семье. По-моему, все-таки не совсем удачное противопоставление. Бывший самодержец выглядит простовато и сентиментально. Главы эти напрочь лишены драматизма, а ведь все семейство наверняка должно было испытывать большое духовное и моральное напряжение, тем более в ситуации полного отсутствия известий.

Наибольший минус в книге, на мой взгляд, - сомнительная оценка Г. Распутина, «Друга». Хотя автор сам ничего о нем не говорит, но в уста персонажей вкладывает оправдательные высказывания на счет «старца», в том числе использует авторитет митрополита Тихона, будущего патриарха. Это очень странно, учитывая нынешнее официальное мнение Церкви о Распутине.

В целом же книга заслуживает пристального внимания как инструмент влияния на общественное мнение.

Дмитрий Володихин:

Я знаю Александра Юрьевича Сегеня как одного из лучших современных авторов исторического романа. Это писатель, принадлежащий современному почвенническому лагерю русской литературы прочно, основательно, и каждое его произведение, так или иначе, отвечает идеалам «новой почвы». Лучше всего это видно по книге, получившей, на мой взгляд, наибольшую известность - это роман «Державный», посвященный рождению России и биографии Ивана III, величайшего русского политика, фактически создателя Русского государства.

В новом романе Александр Сегень ничуть не изменил себе. Он рассказывает о событиях ноября 1917-го в Москве, конечно же, симпатизируя белым. И, разумеется, этот роман станет еще одним кирпичиком в фундамент позитивного «белого мифа», создающегося в наше время. В отличие от Олега Марьина я отношусь к созданию подобных мифов положительно. Лишь бы они опирались на историческую правду, а не на домыслы. Миф, высосанный из пальца публицистом, без опоры на факты, на источники, жалок, его лучше бы пристрелить в пеленках, чтобы не пугал людей своим уродством. Миф, поднимающийся из толщи национальной истории, верный ее правде, заслуживает почтения. А Сегень - и это очень хорошо видно - перебрал море источников, он готов каждое слово, каждый шаг своих героев подтвердить выдержкой из мемуарного или документального свидетельства. Фактическая достоверность - налицо.

Итак, в исполнении Сегеня белый миф не вызывает возражений.

Так вот, в романе Сегеня белые симпатичнее красных. В них сохранилась еще вера, хотя и далеко не во всех, им претит беззаконие и культурная беспочвенность революционеров, в них сильно чувство долга перед своей страной. Да вот только их вожди, рекрутируемые из состава старой элиты, слабы, почти безнадежны в борьбе против революционного хаоса. Та, дореволюционная элита слишком далеко отошла от христианства в сторону оккультных экспериментов, слишком много думала о себе и слишком мало - о своем народе. И вот результат: бегущий сражения Брусилов, безвольный Рябцев... Красные энергичнее той энергией, которой заражает их темный хаос, завладевший личностями революционеров. Среди них есть достойные люди, причем в описании А.Сегеня они предстают даже... слишком достойными, по сравнению с тем, что было на самом деле. Благородный Ногин, решительный Муралов, волевой Фрунзе... Мне кажется, Александр Юрьевич несколько перестарался, приводя «сравнение элит» -- гибнущей и поднимающейся ей на смену - к какому-то идеальному объективизму. Тот же Ногин, горчайший агитатор в русской армии, задолго до Октября 1917-го принес немало вреда своей стране. Но в целом картина верна: на гребне революционной волны оказываются какие-то, прости Господи, живые перчатки беса - безрассудный прожектер Ярославский и чудовищно жестокая Землячка. Именно они, собственно, становятся фигурами, определившими лицо новой власти. И показано это в романе превосходно.

Я вынес из этой книги один важный урок: страна тоскует по людям власти, которые не были бы нравственными уродами, верили в Бога и были способны решительно действовать на благо собственного народа. Со времен государя Александра III в России не было политической элиты, достойной тех, кем она управляет. Ни красные, ни, к сожалению, белые ее не дали. Но бессовестная свирепость первых, а также слабость и ошибки вторых дают хороший исторический урок; надо надеяться, на этой почве еще вырастет нечто качественное.

Сергей Алексеев:

Произведение А.Сегеня «Господа и товарищи» - хороший образец исторического романа-хроники. Видно, что автор серьёзно, без оговорок научно обработал громадный материал, связанный с трагическими событиями 1917 г. в Москве. И в итоге вплёл его в ткань подлинно художественного, с ярко выписанными, достоверными образами повествования о тех днях.

Это произведение о начале Гражданской войны. Поныне нет-нет да и вспыхивают споры о дате её начала. Некоторые до сих пор уверены, что война началась «с мятежа Чехословацкого корпуса», а кровавые бои в разных регионах с октября по июль надо, видимо, именовать «триумфальным шествием...» Автор этой книги явно считает иначе, и он прав. Страна раскололась окончательно на противостоящие с оружием в руках друг другу лагеря сразу после октябрьского переворота. Если не ещё ранее - но с описываемого момента разделение на «красное и белое», на «господ и товарищей» стало необратимым, а военные действия между противниками ни на день не прерывались. И естественно, отношение автора к тем, кто начал распрю, захватив власть в стране, негативное. Он, в общем, не скрывает своей позиции - и едва ли следует требовать здесь голого объективизма.

И при всём том, парадоксальным образом, в романе привлекает именно объективность. Нет эпического противостояния «белых паладинов» и «красных злодеев». Совсем не тянут на героев, рисуются скорее отрицательно оказавшиеся во главе первых «белых» «февралисты». С другой стороны, автор пытается создать относительно положительные образы и на красной стороне - несколько приукрашивая, допустим, фигуру Ногина (сравнительно с исторической действительностью). Существеннее, однако, другое - превыше или глубиннее всех «правых и виноватых» на верхах обоих движений изображается картина страшной гражданской смуты, раскола в самом обществе. Раскола не по этническому, допустим, принципу (хотя данный момент автор вовсе не затушёвывает) - нередко даже не по социальному. Раскола, основанного на глубоких проблемах тогдашней России как таковой - вовлекающего в свою орбиту миллионы вполне обычных людей с их достоинствами и недостатками. В одних смута обнажает одно, в других - другое. И это тоже показано сполна, почти безотносительно сторон противостояния. Странно ли, что достоинства, в логике автора, чаще проявлялись у тех, кто отстаивал существующее, а не разрушал? Думается, нет.

На пробелы и недочёты в отражении событий эпохи лучше укажут специалисты по ней. Некоторые заметны, но в целом они не так важны. Перед нами - качественное описание одной из самых драматичных страниц истории нашего Отечества, описание разом художественное и документальное.

Карамзинский клуб был создан при литературно-философской группе «Бастион» в 2006 году. Туда входит полтора десятка профессиональных историков, писателей, критиков. Цель КК - обсуждать книги, так или иначе связанные с историей и ставшие событием в культурной жизни страны.

Рейтинг: 2 (2 голоса)

Комментарии:


Непонятно, что позитивное нашёл Володихин в белом мифе?..

Н-да, Ленин был все-таки прав. Про интеллигенцию. 

[ответить]

Конечно, зачем образованные люди нужны, не надо, а то начнут красным вопросы задавать - для примера - разве украинизация это не откровенное национал-предательство? Ещё дальше Пол Пот пошёл - всех очкариков мотыгой по голове, красный гуманизм, так сказать.

[ответить]

За годы советской власти мы привыкли видеть на экранах и страницах книг подонков -- белых и благородных борцов за свободу трудового народа - красных. ---------------

[ответить]

[b]Новый бесплатный торрент трекер - torrent-club.com.[/b]На нашем сайте можно [url=http://torrent-club.com/index.php]скачать бесплатно через торрент[/url] - фильмы,игры,программы и многое другое.На torrent-club каждый найдет что то интересное и полезное для себя.Присоединяйтесь к нашему торрент - клубу ! [URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s004.radikal.ru/i206/1109/a8/397236ff5cee.png[/IMG][/URL]

http://torrent-club.com/index.php

[ответить]

[b]Что такое торрент и как скачать через торрент.[/b]

Любой человек, пользующийся Интернетом, привык скачивать из Всемирного интернета различную музыкальные произведения , кино или игры напрямую с сервера, т.е. с какого-либо сервиса, форума или почты. Но возникают ситуации, когда в Сети нужный Вам файл отсутствует по каким-либо причинам:

- редкость файла (фильма, музыки и т.п.), - запрет на свободное распространение (к примеру, только вышедший в прокат фильм) - или невозможность скачать файл с определенного сайта в связи с его неработоспособностью.

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...