О богослужебном «украинском языке»

Версия для печатиОтправить по email Вставить в блог
 
Copy to clipboard
Close
[]

В октябре этого года многие украинские и некоторые российские интернет-издания облетела новость о том, что в столице Украины г. Киеве появился первый храм канонической Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, в котором богослужение совершается на украинском языке. Новость эта на националистических и проавтокефалистских ресурсах преподавалась с воодушевлением и даже восторгом, мол, «наконец-то, прорвало», в православных же изданиях она была встречена, как правило, с недоумением. Что же, собственно, произошло?

Введение украинского языка в богослужении одного из православных (не раскольнических — у раскольников с этим все ясно давно) храмов Киева, а именно — Преображенского храма района Теремки-2, произошло, на самом деле, в куда более скромных масштабах, чем об этом можно было судить по заголовкам электронных СМИ. Как сообщается, украинский язык будет употребляться вместо церковнославянского во время только субботних литургий. Казалось бы, особых поводов для беспокойства нет. Но важен здесь не столько масштаб введения украинского языка в богослужении, сколько сам прецедент. На это, похоже, некоторые и рассчитывают.
 
Не вызвало удивления сообщение о том, что первую украиноязычную литургию совершил священник Андрей Дудченко, известный как сторонник отделения Украинской Церкви от Московского Патриархата, радикального обновленчества и «модернизации» православия. Недавно отец Андрей опубликовал опус, в котором проводил типичную для мышления украинских автокефалистов параллель между Русской Зарубежной Церковью и украинскими раскольниками из т.н. «киевского патриархата», с целью при помощи такого антинаучного и антибогословского, более чем натянутого сравнения обосновать действительность «таинств», совершаемых украинскими раскольниками-националистами. Совершение первой литургии в Киеве на украинском языке именно отцом А. Дудченко является яркой демонстрацией того факта, что вопреки всем заверениям введение украинского языка в богослужении является не миссионерской мерой по привлечению последователей «киевского патриархата» к единству с канонической УПЦ Московского Патриархата. Наоборот, оно используется в качестве инструмента к дальнейшему обособлению православного украинского народа от Русской Православной Церкви.
 
Священник А.Дудченко сообщил, что за основу богослужения, совершаемого на украинском языке, взят служебник т.н. «Украинской Православной Церкви в США», входящей в состав Константинопольского Патриархата. Эта крайне националистическая организация, руководитель которой недавно «прославился» в узконационалистических кругах грубостью в отношении предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, признается Московским Патриархатом в качестве раскольнической и незаконно принятой в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. Существует решение Священного синода РПЦ, запрещающее совместное служение иерархов нашей Церкви и «УПЦ в США». Использование служебника именно этой юрисдикции также хорошо иллюстрирует мотивы и цели киевских реформаторов церковного языка.
 
Почему же введение в богослужении украинского языка вместо церковнославянского всегда воспринимается ревнителями (ревнителями в положительном, а не скомпрометированном современным псевдоревнительством, смысле слова) православия и церковного единства как вызов этому самому церковному единству? Вообще-то, не только единству, но и церковному Преданию, Традиции Русской Православной Церкви.
 
 
О значении церковнославянского языка в богослужебной традиции нашей Церкви, о недопустимости его замены не только украинским, но и русским писалось много. В 90-е годы прошлого века в Москве были изданы два (если не ошибаюсь) сборника «Неообновленчество — протестантизм восточного обряда», в которых много и по делу говорилось на эту тему. Были, разумеется, и другие труды, написанные с любовью и благоговением к Церкви и ее богослужебному Преданию. Но здесь мне особенно хотелось бы остановиться именно на вышеобозначенном аспекте проблемы — церковнославянский язык объединяет народы Русской Православной Церкви, вышедшие из киевской купели крещения: русский, украинский и белорусский. А эти народы составляют корневую многовековую основу Московского Патриархата, являющегося в православном мире оплотом твердого, святоотеческого, если угодно, «нереформированного» в угоду духу века сего православия. Именно в силу концептуального, а не ситуативного значения единства трех этих народов для священного единства Русской Православной Церкви невозможен отказ от единого богослужебного языка и переход на национальные русский, украинский или белорусский языки, неправомерна параллель с богослужебным употреблением в рамках РПЦ языков некоторых неславянских народов, являвшихся в те или иные периоды объектом внешней миссии Русской Церкви.
 
Церковнославянский язык — один из цементирующих факторов церковного единства для наших народов, и замена его национальными языками не случайно воспринималась гонителями и расчленителями Церкви, будь то большевики или украинские националисты, в качестве одной из главных задач на пути осуществления своих целей.
 
 
Когда заходит речь о замене «устаревшего» церковнославянского русским или украинским, у меня всегда возникает простой вопрос. Именно русский богослужебный язык являлся одним из существенных внешних, зримых отличий обновленчества 20-х — 30-х годов ХХ века от «тихоновской», законной Русской Церкви. Это подчеркивали и сами обновленцы, на этот фактор обращал особое внимание и верный Церкви православный народ. За отказ от обновленчества, в том числе и от введения в богослужении русского (или украинского на советской Украине) языка, за верность церковнославянскому языку многие священнослужители и активные миряне шли в ссылки, лагеря, на мученическую смерть. Теперь они в сонме новомучеников и исповедников российских.
 
Так вот вопрос: они, что, страдали за какую-то несущественную мелочь, или все же за Правду Божию? Вопрос риторический.
Конечно, мне справедливо могут задать другой вопрос: а как же быть с тем, что Устав Украинской Православной Церкви Московского Патриархата разрешает введение в богослужении украинского языка там, где этого желает большинство членов общины? Да, это так. Однако нужно вспомнить происхождение этой нормы. Она возникла в период нарастающей угрозы национализма и раскола Церкви на Украине по «обвальному» сценарию. Норма эта была необходима на свой момент (действительно необходима) для предъявления «внешним» в ситуации борьбы за само существование канонической Церкви на территории Украины. Т.е. она имела чисто ситуативную, а не внутреннюю церковную логику. Оставаясь на бумаге, она почти не применялась на практике. Показательно, что, например, в Тернопольской епархии продолжает употребляться церковнославянский язык, и даже во Львовской епархии канонической Церкви служат пусть и с галицким произношением, но, опять же, на церковнославянском. Это еще раз показывает сугубо политический, на наш взгляд, характер введения украинского богослужебного языка в православном храме русскоязычного Киева.
 
Что же касается рассматриваемой нормы Устава УПЦ МП, то, думается, логично было бы включить в повестку Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви вопрос о возможном ее пересмотре в связи с нормализацией условий церковного бытия на Украине.
Ваша оценка: Ничего Рейтинг: 3.4 (10 голосов)
Loading...

Понравилось? — Поддержите нас!

50 руб, 100 руб - любая, даже самая незначительная сумма, поможет нам продолжать работу и развивать проект. Не стесняйтесь жертвовать мало — мы будем признательны за любой трансфер))))
  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4272 2200 1164 5382

Как еще можно помочь сайту

Отчеты о поступающих средствах

Чому я повинен з богом розмовляти чужою мовою? В мене одна рідна мова - українська. І церква моя українська. І живу я в Україні, і все неукраїнське для мене чуже і далеке... Люблю я Бога мого і молюся до Нього рідною мовою. Амінь.

[ответить]

Нельзя мешать скотам оскотиниваться и дальше. Наверно, это на первый взгляд, не по христиански будет. Но раз так горячо они хотят "размовляти" - так ну и Бог с ними, животным - животное.. Сказано же было - "накормите прежде детей, а только потом собак". Чего же мы тогда носимся с этими полулюдьми,со всякой нерусью злобной и зачем это делать, когда в самой России проблем полно?

[ответить]

С Богом нужно говорить не "мовою" а сердце и душой!

[ответить]

Размовляйте, кто Вам не дает, только в Храмы нашими дедами и прадедами построенные и защищенные не лезьте. Стройте свои размовлялки и размовляйте в них с теми кто Вас на мове услышит и на ней же ответит.

[ответить]

"Украинский язык" порожден не жизнью, но идеологией. Задачи, для решения которых он создан - идеологические и политические. Поэтому употребление его в Богослужении есть также акт, скорее всего, политический, призванный демонстрировать "легитимную" возможность все той же церковной "самостийности".

[ответить]

Пророчество Лавренития Черниговского о скорбном времени в Украине - «Берегитесь самосвятской украинской группы и унии». Наместник Киево-Печерской Лавры о. Кронид возражал, что уже самосвяты и униаты на Украине исчезли. Но батюшка отвечал: «Бес в них войдёт, и они с сатанинской злобой ополчатся против Православной веры и Церкви, но их будет позорный конец, а их последователи понесут небесную кару от Господа Царя и Сил». Он предупреждал: «Чтобы верны были мы Московской Патриархии и, ни в коем случае, не входили ни в какой раскол…»

[ответить]

Помочь проекту

Redtram

Loading...

Наша кнопка

Русский обозреватель
Скопировать код
Loading...